Мой муж не хотел нашего ребенка

|
История о том, как мужской "здравый смысл" едва не одержал победу над материнской интуицией.

На следующий день после рождения нашего третьего ребенка я должна была пойти на перевязку маточных труб. Мы долго говорили об этом, прежде чем приняли решение, и я понимала, что такой поступок – ответственный.

Большинство окружающих нас людей и так думали, что мы сумасшедшие, что родили еще одного ребенка, притом что у нас уже были мальчик и девочка… И для общества мы уже были полной совершенной семьей. Зачем нам еще дети?

Но когда за мной пришли, чтобы отвести на процедуру, я лежала на больничной койке, держала моего малыша, которому был всего один день, и явственно ощутила, что четвертый тоже будет. Я испытала отвращение к себе за то, что вообще на это согласилась, и впала в истерику, когда ко мне приблизились доктора и медсестры, чтобы я подписала документы на хирургию.

Сегодня у меня не хватает слов благодарности Богу за то, что Он дал мне прислушаться к своим материнским инстинктам, потому что я знала, без сомнений, что однажды будет еще один ребенок.

Наша жизнь была полна забот. Это мягко сказано. Жизнь была сумасшедшей. У нас было трое детей, один ребенок за другим, раз в год. Наши дети занимались в различных кружках. Мой муж был занят работой. Нам не хватало сна – даже близко на том уровне, чтобы организм функционировал нормально.

Я преподавала на полную ставку, писала для колонки в журнале, писала книгу, открыла собственный фотографический бизнес, и вскоре мне выделили на семестр шестиклассников. После этого я решила стать коучем. И да, самое важное. Я была женой и матерью и занималась домашним хозяйством.

При всем этом какой разумный человек захотел бы еще одного ребенка? Да, я. При всем том, что я прекрасно понимала, какой стресс для организма принесет очередная беременность (четвертая за шесть лет), я мечтала о ней. И я чувствовала, что она грядет.

Мой муж, с другой стороны, был очень реалистичным и практичным человеком, и понимал, что наш распорядок жизни забит до предела, поскольку мы едва выживали в нашем режиме. У нас было трое красивых и здоровых детей, и ему было достаточно. Мы закончили с детьми, и даже разговор о еще одном приводил к ссорам за столом.

Он знал, что я хотела еще одного. Это не было секретом для любого человека, который был со мной хоть сколько-то знаком. И я чувствовала всем своим сердцем, что наша семья еще не полна. Я ни разу не солгала, не устраивала никаких трюков, но так или иначе, это снова случилось… еще один год, еще одна беременность. Никогда не забуду шок и, по правде сказать, чистый ужас на его лице, когда я ему сказала.

Он побледнел, на лбу выступил пот, он начал ходить взад-вперед и не мог подобрать слова, кроме того, что прямо сейчас он не готов говорить со мной об этом. У обоих из нас кружилась голова, и несмотря на то, что я хотела этого ребенка и чувствовала глубоко в сердце, что он или она однажды должен был прийти в нашу семью, я тоже была в состоянии шока, и хотела, чтобы муж был рядом, обнял меня, крепко прижал к себе, сказал, что все будет в порядке, просто потому что так и должно быть.

Но все было наоборот. Мы волновались о деньгах; только что мы добились какой-то ежемесячной стабильности, выгрызли ее зубами. Мы волновались о сохранении у нас здравого рассудка; мы уже были не вполне в себе, а теперь мы ждали еще одного младенца. Мы просто волновались о том, как выживем вообще: физически, финансово, эмоционально и ментально. И то, что об этом говорило и думало общество, было правильно, практично, полностью рационально, правильно это или нет. Нас обоих переполняли эмоции.

Мы прошли через несколько месяцев тяжелых обид друг на друга. И к сожалению, в некоторые моменты это привело меня к ощущению, что все вокруг меня горит и рушится.

Я начала задаваться вопросами: «О чем я думала? Как мы с этим справимся? Может быть, он прав. Может быть, мои желания, надежды и молитвы не были верны, в конце концов». И притом что беременность сама по себе приносит сотни различных гормонов и эмоций, периодически я ощущала себя поверженной, неуверенной в будущем нашей семьи.

Эти вопросы продолжали проигрываться в моей голове. Как он смеет так чувствовать? Как он мог практически насмехаться над мыслью о еще одном ребенке в семье? И что же он за партнер, если он оставил меня практически одну, раз это все было, по сути, моей виной?

А он просто боялся неизвестного будущего, и позволил страху поиздеваться над нами обоими.

Мой муж – чудесный отец. Действительно, один из лучших, о котором любой ребенок может только мечтать. Наши дети его обожают, и все – и дети и я, знаем, что ради них он пойдет на край света. Это одна из причин, почему я вышла за него замуж, потому что я знала, как много для него значит семья, и каким он будет отцом. Проблема была вовсе не в этом. Этот мужчина был создан для того, чтобы быть отцом. Если бы он только знал, как я в него верю, как я уверена в нем…

Не могу точно сказать, когда настал переломный момент. Не помню, какой день стал лучше, чем предыдущие. Но спустя месяцы привыкания и молитв о том, что все снова, как и раньше, образуется само собой и все закончится хорошо, мы, кажется, дошли до какой-то поворотной точки.

Возможно, повлиял мой растущий живот, который напомнил нам, что наш сладкий ангел, действительно, на пути к нам. Возможно, дело было в легких драгоценных постукиваниях в мой живот, которые тоже делали все происходящее гораздо более реальным. Возможно, дело было в том, как я наблюдала за тем, как наши дети влюбляются в их маленькую сестричку. И наблюдала за их искренней невинностью и ожиданием, их бесконечной любовью и приятием чуда, которое скоро должно было случиться.

Как бы то ни было, вскоре мы обнаружили, что мы стали друг другу ближе, обнимая ту, кого наша сумасшедшая и при этом чудесная семья, скоро должна встречать. В итоге дошло до нетерпеливого обратного отсчета, когда же наша новая малышка должна появиться, и ожидание было сложно выносить. Мы наконец стали меньше задаваться вопросами: «что если» и «как», и во что это выльется.

Фото автора

Сейчас я сижу здесь и смотрю, как мой муж держит ее на руках. Каждого из наших детей он сразу же начинал любить, но в этот раз все было по-другому – я видела, как глубоко он ценит нашу дочь. Конечно же, она была подарком, который должен был у нас быть, но он никогда не думал, что хотел этого подарка.

Она совершенно точно была недостающей частичкой в нашей семье, в которой мы нуждались, но пока она не появилась, он не ощущал, что до нее была эта пустота. И она, бесспорно, его маленькая принцесса, она похожа на него как две капли воды и она глубоко реагирует на звук его голоса.

Когда малышка пришла в нашу семью, я с каждым днем чувствовала все большую любовь, глядя, как мой муж нежно держит ее в руках, так преданно ее любит, и так внимательно смотрит на нее, как никогда раньше он ни на кого не смотрел. Не нужно слов, я вижу все это в его глазах, когда он на нее смотрит. Так получается, что иногда самые драгоценные дары, то, в чем мы больше всего нуждаемся в этом мире, – это благословения, о которых мы никогда не думали, пока они не появились.

Мы, наконец, отдали свое будущее в руки Тому, Кто выстроил совершенный план для нашей семьи. И мы научились тому, что самые сложные времена, когда мы боимся, часто ведут нас к самым совершенным и лучшим моментам в нашей жизни.

Говорят, что пары, которым суждено быть вместе, проходят через всевозможные испытания, которые должны разлучить их, но они только становятся сильнее. Спасибо Господу, что так вышло и с нами… барьер за барьером, год за годом.

Как сказал когда-то великий Нельсон Мандела, «Пока дело не сделано, оно всегда кажется невозможным». Этот маленький кусочек рая изменил нашу семью, изменил наши сердца и показал, что когда есть любовь, возможно все.

huffingtonpost.com

Перевод Алены Гаспарян

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Что украл у нас рак

Мы успели победить его, спрятаться от него, обмануть его и отпраздновать его смерть. Но одна маленькая…

Прочитав это письмо, я перестала кричать на детей

Обычно я не испытываю материнского чувства вины, но в то утро я почувствовала себя ужасной матерью

Когда вы смертельно устали от своего ребенка

Этот текст переворачивает взгляд на материнство