Мы – Церковь людей, ждущих указаний

О желании людей окружить себя и друг друга указаниями, о свободе в Церкви, канонах и догматах рассуждает наш автор Илья Аронович Забежинский.
Илья Аронович Забежинский

Илья Аронович Забежинский

Залезть под суровую пяту духовника

Как часто человек, считающий себя православным, всякую мысль о свободе принимать жизненные решения гонит от себя как, непременно, самочинную и горделивую, и чает в каждом шаге своей жизни указаний. Причем чает он указаний именно тех, которых чает. Иных нам не подавай. Иных мы и не примем. Это уж как водится. А и всё же – указаний.

После писем покойного митрополита Антония (Сурожского), отсылок ко святителю Игнатию (Брянчанинову), филиппик профессора А.И.Осипова и многих других учителей современности, сокрушающихся о младостарчестве, кажется, уже не столько духовники пытаются закабалить в послушании своих пасомых, сколько сами пасомые так и норовят залезть под суровую пяту своих духовников, скинув на них всякую ответственность за проживаемую ими жизнь.

Мы – Церковь людей, ждущих указаний! Паства ждет указаний от священства. Священство ждет указаний от архиерея. А все вместе ждут Собора. Причем каждый ждет своего Собора. Традиционалисты ждут от Собора традиционности, либералы – либерализма.

Причем каждый готов неугодное ему решение осудить, не принять в сердце своем, ну, на крайний случай, включить то самое якобы послушание: не принимаю (считаю глупым, ошибочным, устаревшим, модернистским, изоляционным, экуменистским и пр.), в общем, нет-нет, не принимаю, но исполняю.

Ждем, ждем разъяснений. Ждем разъяснений, как причащаться – часто, редко? Если часто, то как часто? Если редко, то насколько редко? Исповедоваться всякий раз перед причастием? Или не всякий раз? Допускать без Всенощного? Или не допускать? Как читать каноны? Читать ли кафизмы? Крестить ли за деньги? Оглашать ли тремя беседами или можно и без оных? Сколько иметь в штате катехизаторов? Свечками торговать? Или так выкладывать на пожертвования?

Каноны и догматы

Но это же всё мелочи. А вот каноны… Дайте уже указания, какие каноны исполнять или не исполнять? Они, Святые наши Каноны – это как Святые Догматы? Всегда и неукоснительно? Но всякий видит, что огромное число канонов не исполняется. И как теперь разобрать: хорошо, что не исполняется? Или плохо, что не исполняется? Можно всё-таки с евреем мыться в бане или нет? Для меня лично это достаточно насущное вопрошение – приходишь ты в баню, а вокруг никого.

Неисполнение канона о мытье в бане с евреем, или о нелечении у врача-язычника совершенно определенно девальвирует обязательность исполнения других канонов. Чем эти лучше тех? Как же ты к врачу-язычнику ходишь, а Патриарху с Папой встречаться не велишь? Тогда и ты не дозволяй засунуть себе шпатель в горло, не испросив у эскулапа справку о причащении.

Но что делать с канонами – непонятно совершенно. Потому что количество людей, приравнивающих канон к догмату, настолько велико, что вряд ли кто осмелится хоть что-то здесь разъяснять. При этом те, кто горой за догматичность канонов, требуют указаний для всех, что каноны все абсолютно святы для всех, и не примут хоть каких-то коррекций в этом их взгляде. С другого же фланга считают множество канонов устаревшими и тоже требуют указаний для всех об их отмене.

Удобные указания взамен неудобных

С постами – тоже не просто. Каждую осень, лишь только прилетает на свечной ящик первый официальный календарь на следующий год, тянутся вереницы православных глянуть, ранняя Пасха будет или поздняя. Ранняя – значит, длинный будет Петров пост. Поздняя – значит, короткий. Какие, скажите, будут мне указания на этот год? Сколько мне поститься? Мало мне поститься или много?
Помнится, я недавно про изменения в календаре писал. А что, если перейти на новоюлианский?

В конце концов, всякие шумные возгласы «за» такой переход имели в виду огромное желание получения новых указаний для всеобщего большего удобства пребывания человека в миру и выхода из православного уединения, о чем я, собственно, и писал. Но и всё же, главное – это: дайте нам уже новые указания взамен устаревших! Дайте более удобные указания взамен неудобных!

Но и не менее шумные возражения «против» можно было бы описать так: «Ежели на сей счет вдруг появятся иные указания, нежели теперешние, то я не согласен. Оставьте имеющиеся указания в покое. Вы что, хотите дать мне указания, чтобы мое беспостное время совпало с самым разгульным временем мира сего в Новый год? А вы знаете, что из-за этих указаний могут в иные годы совершенно измениться указания в отношении Петрова поста? Вы понимаете вообще, что тогда появятся указания об отмене всяких в тот год указаний на Петров пост? Несогласные мы с такими указаниями!»

Я никак этой жажды указаний не могу понять. По-моему, мало в ней знаете чего? Мало в ней как раз экклезиологичности, мало понимания, что Церковь вообще есть Такое.

Фото hrisostomfilipescu.wordpress.com

Фото hrisostomfilipescu.wordpress.com

Церковь – пространство Свободы

Церковь есть Пространство Свободы. Ибо она Духом Святым живет и бытийствует. А где Дух Божий – там и Свобода. Мы к Церкви относиться должны не как к холодному жестокому ментору, которому нужно всячески усложнить нашу жизнь, а как к единственному возможному Способу Жизни. Единственной возможной форме бытия с Богом. Всё, что Бог нам через Церковь Свою преподает, делается Богом для нас, ибо так нам лучше и спасительнее, а не для того вовсе, чтобы загнать нас на территорию за колючей проволокой, где шаг вправо, шаг влево сами знаете чем заканчивается.

Наша тяга к указаниям совершенно очевидно смыкает нас с людьми нецерковными в их нецерковном непонимании Церкви.

– Простите, а ничего, что я вам сметану положила?

– Ничего.

– Но ведь у вас сейчас пост.

– Ну и что?

– Но ведь вам же нельзя.

– Мне?

– Ну да, ведь вы же верующий.

– Дорогие мои, да, я верующий. Но вера моя есть свободный выбор. Кто может мне запретить есть сметану? Это мой свободный выбор ее не есть. Потому что я доверяю Церкви, что в некоторые периоды времени мне ее есть не стоит. Это свободный выбор. Но иногда из смирения ли, из человеколюбия ли, из того, чтобы не выпячивать себя в нецерковной компании, я свободно ее ем, эту самую сметану.

И я верю, что Церковь при этом меньше всего заботит эта самая сметана, а заботит Ее, прежде всего, что на сердце у меня происходит. И опять же не в порядке слежки за мной. А в порядке рачения о моем спасении.

И в Церкви так же. Многие и многие люди в Церкви уверены, что Церковь постом сметану именно запрещает. А Она ничего не запрещает. Она говорит: хорошо бы тебе, человек, сейчас от нее воздержаться, а там уж ты сам решай.

Не оглядывайся, как постятся остальные

Вот причастие.

Какие могут быть указания? Ты пытаешься жить со Христом? Ты пытаешься быть со Христом? Так ты иди ко Христу всякий раз, когда желаешь. И не проси указаний для всех. Хочешь сегодня – ну спроси своего духовника, объясни: «Хочу причаститься». Неужто он не пустит? А ты, духовник, неужто встанешь заместо шлагбаума у человека на его пути ко Христу? Не встанешь, уверен. Конечно, могут быть духовные проблемы у человека, самообольщение, например, или грех смертный. Но во всех остальных-то случаях зачем тебе указания?

Или вот исповедь.

Хороша наша русская традиция частой исповеди. Это выработка такого необходимого навыка постоянного памятования Присутствия Божия. Постоянного навыка хождения перед Богом. Но проходит время. Навык вырабатывается. Внимательное отношение к себе и покаянное настроение становятся естественными в жизни человека. Зачем тогда чего-то к чему-то привязывать. Ну, есть потребность у человека, пускай исповедуется. Нет – пускай сам решает. Но к чаше пускай идет. Как можно к чаше его не пускать? Какие на сей счет могут быть указания?

Или посты.

Церковь – Мать. Она никого не понуждает. Хочешь более длинных постов, захвати понедельники. Хочешь более строгих – не ешь рыбу в Петров или в Рождественский. Или вообще в Великий на сухоядении просиди (как работать, правда, при этом будешь, непонятно). Не хочешь длинного Петрова поста, так не гляди в календарь. Ну не постись вообще, или постись понемногу. Хочешь замучить себя и близких в Новый год – замучай. Не хочешь в Новый год поститься – не постись. Но оставь всех остальных в покое и не проси всеобщих указаний.

Не требуй, пожалуйста, всеобщих указаний для всех и каждого. На себя смотри, сам свой собственный диалог с Богом веди. И не оглядывайся, постятся ли и исповедуются ли, и причащаются ли вокруг тебя все остальные. Ты сам. Твоя Церковь. Твои отношения с Богом. Оставь каждому строить свои отношения.

Кто-то скажет:

– Да ты за самочиния, что ли?

А я вот за что, дорогие мои. Я за то, чтобы мы все оставили друг другу возможность быть свободными. За две тысячи лет своей святой жизни Церковь столько доброй почвы накопила для этой Свободы. Не для закабаления, а именно для Свободы. Кто причащается часто – пускай. Кто причащается редко – тоже. Кто исповедуется перед причастием – в добрый путь. Кто редко исповедуется – оставим ему решать и его духовнику. Реши свои проблемы с постами сам и не понуждай других решать так же.

А если кто хочет со мной в баню, звоните, договоримся.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Необходимое зло, или Святость вопреки

Добро не относительно, оно не сравнивается со злом. Добро сравнивается с Евангелием. И только с Ним

Про людей без голов

Что делать тем, кто живет сдачей своих квартир и домов туристам?

Почему я не ходил с “Бессмертным полком”

Мы живем так, будто наши мертвые умерли. А они живы