«Мы ВСЕ потеряли…» Записки многодетной мамы из Славянска

|
Семья мамы-воспитателя детского дома семейного типа в одночасье лишилась крова над головой. О том, как чудом выжили и лишь сейчас начинают осознавать все, что с ними произошло.

«Здравствуйте! Я мама-воспитатель детского дома семейного типа. Так называться мы стали недавно, а до этого год были приемной семьей. Сейчас в нашей семье воспитывается восемь деток, от двух до десяти лет.

Пятеро из них – приемные. Три брата – Артем (9 лет), Кирилл (7 лет), Дима (6 лет). И братик с сестричкой – Артур (2 года) и Виктория (4 года). И пятеро кровных – Катюша – 22 года, Саша – 19 лет, Мария (10 лет), Настя (7 лет) и Даниил (4 года).

Живем мы в курортном городке Славянске, Донецкой области. Недалеко от нашего дома много озер, в которых выращивают рыбу. И много лесонасаждений. Город наш прославлен солеными озерами, в которых добывают лечебную грязь. Ею лечат опорно-двигательные заболевания. Лечиться на нашем курорте приезжают люди из разных стран», – это запись со странички «Живого журнала» многодетной приемной мамы Оксаны Корчмы, сделанная в 2010 году.

В 2014 году ситуация в «курортном Славянске» изменилась. Сегодня там идет самая настоящая война. Изменились и записи в социальных сетях. Теперь это – буквально «вести с передовой».

Вот запись Оксаны сделанная совсем недавно: «Я ни разу не заплакала за последние сутки… Конечно, главное – мы живы. Обстрел начался, как только я отправила вчерашнее последнее сообщение.

Я была в детской, на втором этаже, когда первый снаряд попал в дом. Я сначала присела за диваном, но снизу кричал сын, жива ли я, и сказал идти вниз. Я босиком, по обломкам как-то пробежала вниз и сбежала в подвал, тут же прогремел второй взрыв в доме… Их было очень много, взрывов, наверное, двадцать. У нас большой подвал и, как выяснилось, крепкий: он достойно вынес все удары.

Они были каждые три-пять секунд, потом перерыв на пять-десять минут и опять… и так почти час.
Как мы молились в это время, думаю, понятно. И наши спасенные жизни иначе не назовешь, как Божьим ЧУДОМ. Мы могли погибнуть, и от взрывов и от обрушений, и от пожара…

При последних взрывах нам показалось, что-то кто-то зашел в дом. Мы притихли. Первые мысли: это пришли нас добивать…

Потом начался треск, и мы почувствовали, что пахнет дымом. Превозмогая страх, вышли посмотреть. Бушевал пожар…

Сначала ужас, что сгорим заживо: на окнах подвального помещения решетки. Потом радость: их вырвало взрывной волной. Окно было высоко, но как раз под окном были сложены старые оконные рамы, и мы быстро по ним вылезли.

Я была в пижаме и босиком, Юля (жена сына Ксении, Александра – прим.ред.)  тоже босиком. Как мы не порезали ноги, выбегая оттуда, тоже чудо. Немного только у меня порез и осколочек у нее.

Когда вылезала, увидела, что уже почти сгорела крыша и вот-вот обрушится на нас… Нам повезло, что соседи из соседнего дома вышли тушить пожар, они предложили спрятаться у них в подвале. Мы забежали, и буквально через минут десять опять продолжились взрывы. И опять по нашему дому. Мы сидели и молились до самого утра…

Как только рассвело, мы уговорили соседей отвезти нас к блок-посту армии. Когда подъезжали, солдаты начали стрелять. Мы вышли и с поднятыми руками и кричали, чтобы нас пропустили. Солдаты подошли, разрешили. Видя наше состояние, дали воды. Мы пошли в сторону Святогорска пешком, я так и шла в пижаме… Вот только домашние тапочки мне дала соседка, да и мужу с Юлей тоже.

Прошли километров десять, просто шли и молились, пока не смогли дозвониться до знакомого, который нас забрал.

Мы сейчас в Изюме. Забрали детей из лагеря в Святогорске, где они находились, и уехали. Нам в исполкоме предложили сначала детей в больницу положить, вроде того, что надо их обследовать, еще предложили в детдоме им временно пожить…

Мы отказались.

В огне сгорели паспорта сына и невестки, документы на сгоревшую машину. Остальные документы я вроде взяла, тоже в прошлый раз. Как жить дальше, просто не представляю…»

А вот запись сделанная утром 3 июня, когда прошел первый шок и случившееся начинается осмысляться:

«Понемногу прихожу в себя…

Начинаю осознавать, что мы ВСЕ потеряли. Девочки со слезами вспоминают свои платья для выступлений, мальчики – свои игрушки. Каждую вещь, которой они теперь лишились… горько.

Вчера очень боялась засыпать, но, слава Богу, мне ничего не снилось. Спали впятером на диване. Поперек… Но это, все равно удобнее, чем в подвале.

Сейчас собираемся и будем дальше двигаться. Куда – НЕ ЗНАЮ».

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Лето особых обстоятельств – беженцы с Донбасса в Подмосковье

Как живется и о чем мечтается беженцам с Донбасса в подмосковном лагере

Как мы помогаем беженцам с Донбасса: Записки волонтера

О буднях общества волонтеров, организованного кинорежиссером Алексеем Смирновым

Как волонтеры вывозят детей из осажденного Славянска

Как только самолет загудит, детки как по команде отбегают от окон и падают на пол...