На работе у Господа , или «Семейный очаг» под угрозой!

|

Это рассказ о православной семейной деревне “Семейный очаг”, вернее о его основателе – Олеге Петруке. Олег проживает в Приморском крае. Сейчас в его поселении 8 семей, а это 59 человек, среди которых взрослых только 13. Вместе с супругой и единомышленниками он построил деревню, в
которой и проживает вместе со всеми своими детьми.  

И это поселение областные власти хотят закрыть, как детский дом «Никита» в Московской области.  «Никита» сейчас вне опасности, все претензии к нему сняты, а «Семейный очаг» – под угрозой.

Как все начиналось

В то время, когда я и не думал ни о каких приемных детях, я, достаточно успешный деловой человек, встретился с американским волонтёром. Он попросил меня посетить вместе с ним детский дом. Я, конечно, согласился, нашел один, договорился о приходе. Им оказался туберкулёзный интернат для сирот. В первый раз в своей жизни мы побывали в таком заведении. Мы повстречались с его директором, которая прямо на наших глазах плакала от бессилия. Когда я спросил, почему она плачет, ответила: «потому что нет хлеба для детей». В интернате в то время проживало примерно 150 ребят и все они были голодными. Я не поверил ей. Она пригласила меня на кухню, где я увидел пустые полки.

 

Эта встреча перевернула всю мою жизнь. Я достаточно обеспеченный человек: бывал по нескольку раз в год за границей. А тут у маленьких детей нет хлеба. Задело это меня. В общем, стал покупать детям хлеб. И, закрутилось. Так прошло шесть лет, всего не пропишешь. Потихонечку познакомился со всеми детскими домами и интернатами края. Со временем понял – материальное обеспечение, как оно не необходимо, не решает проблем в корне: дети выходя из детских домов, все равно идут одной дорогой, в конце которой гибнут.  

Жизнь в деревне

Кстати в это время я остался один с двумя сыновьями 11 и 14 лет. В 2000 году встретил свою половинку Риту, с ней нас родились Давидка, Марийка. Решили создать приемную семью и сразу стали делать первые шаги по созданию деревни. И всё получилось. Бог благословил. Решиться на это было не сложно. В Священном Писании нашел более 40 мест о сиротах и вдовах, о том, что помогать им – угодное Богу дело. И поэтому сейчас нахожусь на работе у Господа. Было немного трудно объяснить супруге целесообразность переезда в деревню, страхи были. Но в деревне и места больше, и вольготней, и чище. На сегодня всё изменилось, в город приезжаем, раз в месяц, а бывает и реже.  

У нас ситуация была не совсем стандартная. Когда начинали строить деревню, только у меня с супругой были основания для оформления детей из детских домов: возможность прописки, жилищные условия, да и доверие от администрации детских домов было. А другие семьи были из других городов и сёл края. В общем, всех детей приходилось оформлять на нашу семью. А первый десант – это человек пятнадцать. После нескольких месяцев ситуация прояснилась, и мы определились кто и в какой семье будет оформлен. На первый год нашей приёмной семьи у нас было оформлено 8 детей. Основной возраст детей – это 10-11 лет.  

Только двум сестрёнкам Оксане и Евгении было по 13 и 14 лет. Эти девочки прошли все испытания и искушения в своей жизни. До того как попали к нам, 18 раз убегали из детского дома. Как про них говорят – это дети «улицы и свободы». Страшная семейная драма: мама убила папу, а потом умерла от алкоголя. Они прожили у нас год. Изменились: Оксана стал учиться без троек, Женя имела в табеле четыре тройки. Но весной их потянуло к жизни на свободе. А так как в детском доме, где они до нас проживали, всегда можно погулять на воле пару недель и вернуться, они попросились вернуть их обратно. Когда мы брали их к себе, они дали нам обещание не сбегать, и они сдержали свое обещание. И если почитать их письма благодарности в наш адрес, то нет человеческого объяснения, почему они выбрали снова путь, где грязь и боль. К нашему общему сожалению, жизнь этих девочек складывается, как и у их родителей. Мы по их просьбе полгода принимали в своей деревне их старшего брата Дмитрия 16 лет. Он до прихода к нам был уже под следствием, а потом уехал и его все-таки посадили за разбой во Владивостоке. Мы с Маргаритой не судим этих ребят, сожалеем, но судьба от Бога.  

Проблемы

Когда мы только начали брать  к себе приемных детей, моему старшему сыну Павлу было 19 лет, среднему Дмитрию – 16, Давиду – 3, Марии – 1, а самого младшего – Данилки ещё не было.  

Как мы воспитывали приемных детей? Проблем особых не было. Хотя прожили почти все ситуации, описанные в поэме Макаренко «Педагогическая поэма». Конечно, для моих старших сыновей было неожиданно видеть некоторую манеру поведения приёмных детей. Да это и понятно: ведь мои дети не жили в детском доме и не видели столько семейных драм и трагедий. А им вначале трудно было понять, что ничего не натворив, а только потому, что ты живёшь с детьми из «другого мира», тебе приходится, к примеру, лечится от вшей. Переживаний, конечно, было много. Но всех поддерживало и поддерживает то, что мы принимали детей в свою семью осознано и осознание было основано на любви к воле Господа.  

Характеры

Надо учитывать тот факт, что все характеры наших приемных детей складывались под влиянием условий жизни в детском доме. Дело в том, что чем больше ребёнок прожил в детском доме  (а наши приёмные дети прожили в них более пяти лет), тем больше они успели впитать в себя все «прелести» воспитательной системы казенного дома. Основная задача ребёнка в детском доме – защитить свои интересы любым путём. Как объясняли мне дети, не украдешь – не проживёшь, не обманешь – не добьешься. Это не мои заключения, это реальные правила их поведения. Прибавьте к этому то, чтобы они не мешали – они годами просиживают у телевизора и смотрят все, что принесёт им какой-нибудь Вовка или воспитательница ночной смены.  

И это далеко не все моменты «воспитания» в интернатных заведениях, резко отличающихся от домашних правил. Так вот, представьте себе: приходит к вам в дом такой образованный малыш и попытается распространить свои познания среди тех, кто не знаком с ними. А первые, кому они готовы отдать своё образование – это ваши родные дети.  

Адаптация

Но здесь важно выдержать первый этап привыкания, и не сломиться под всеми их знаниями и образованиями, которые они инстинктивно хотят насадить. Сначала у всех бывает эйфория, по крайне мере со стороны родителей. Это сродни тому, когда встречаются будущие муж и жена на первых свиданиях. Какие метаморфозы происходят потом – многим объяснять не надо, кто искренен с собой, может себе представить. Почти такая же притирка происходит в первое время совместного проживания с приёмными детьми. Но здесь большую роль играет фактор, какая любовь была определяющей в вопросе принятия решения о приёмном ребёнке: человеческая или Божья. Человеческая – это когда для себя, а Божья – когда для другого (1 Коримфинам 13 глава). Что важно в Божьей любви: она не прекращает быть, и это завораживает. Почему об этом пишу, потому что встречался в своей работе нередко с обоими проявлениями и результатами тоже.  

Что касается детей, то они вначале нас проверяют, насколько мы серьезны в своём желании взять их в свою семью. Потом проверяют, насколько можно нас подставить жить по их правилам, сложившимся в детском доме. Затем являют моменты протеста и несогласия с вашими правилами. И потом уже ежедневная жизнь привыкания и изменения друг друга. В эти моменты необходимо проявлять постоянство и решительность в вопросах ознакомления приёмных детей с правилами вашего режима проживания. Если только на каком-то этапе пойти на уступки и согласиться с их правилами – всё, потом они постепенно займут ваше пространство своими ценностями, и вы перейдёте постепенно в состояние военных действий. Такие процессы часто встречаются и в простых семьях.  

И если мы с ними выдерживаем первоначальные этапы, то наступает момент, когда они понимают, что семья это во сто крат лучше, чем жизнь в детском доме.  

Плюсы нашего дома

Когда уже довольно взрослые приемные дети входили в жизнь нашей семьи, были сложности, но в них есть и свои плюсы. А это прежде всего, осознание: ты действительно нужен этому ребёнку и принес вместе собой положительное и полезное для его спасения, как физического, так и духовного. Для нас, родителей, это большой плюс и большое доказательство того, что принятое решение о совместном проживании правильное.  

Со стороны детей тоже идёт оценка происходящего, даже если с нами не делятся об этом. Это улучшение их образа и условий жизни (что делают, как, и в каких условиях живут). Как к ним относятся – для них это очень важно.

До открытия нашей деревни и приёмной семьи я в течение шести лет ездил по детским домам и интернатам, и у меня сложилось реальное представление: чего не желают видеть приёмные дети у себя дома  

Генетика

Вот уже как десять лет моё воспитание детей основывается на том, что написано в Священном Писании и учении старцев. Там вопросам воспитания детей и тем более исцеление от язв, проказ и пороков – духовных, психологических – уделено много места.  

Я лично на своей жизни убедился: судьба каждого ребёнка, каждого человека определена в историях и правилах, прописанных в Писании. К примеру, к нам в семью попадает ребёнок с большим набором проблем как психологических, так и физических. Заглядываю в историю его жизни: папа сидит в тюрьме за то, что убил маму. Это великий грех. Известны последствия – вторая заповедь Моисея (не сотвори себе кумира, ответственность детей). И что удивительно – сила грехов родителей прямо пропорциональна трагическим зависимостям детей. Что делать?  

Милость Божия даёт нам ответ в Новом завете: всё пронизано призывом к покаянию и послушанию воле Господа. Единственное, что мы можем сделать, как родители: помочь ребёнку наладить отношения с Творцом, поменяться в лучшею сторону и быть наследником Его благословений и милостей. Результаты поражают, иногда и самим не вериться, что такое возможно.  

Поэтому, лично я не ставлю большого упора на генетику и зависимость. Но надо учитывать следующее. Если ребёнок в сердце своём не идет по дороге мира с Господом, то зависимость от генетики своих родителей остается, и это печально наблюдать (в Писании это описывается как ответственность). Но «нам не дано знать время и место», я имею ввиду, когда и где произойдет освобождение от духовных (языком светским психологических) проказ. Поэтому в вопросах воспитания и проживания с теми детьми, которые вошли в наш дом, необходимо проявлять – любовь, радость, мир, долготерпение.… И результат будет по сердцу вашему. Эту чашу проклятий и исцелений я испил сам досыта.  

И чтобы были изменения у детей, необходимо много трудиться. Для этой цели в деревне открыты кружки и спортивные секции: шахматы, настольный теннис, конноспортивная школа, греко-римской борьба, тренажёрные залы, игровая (настольные игры), биллиардная, хоккей, футбол (есть все виды спорт площадок), изостудия, библиотека. Это не весь перечень того, что подготовлено для детей. К этому надо прибавить большое фермерское хозяйство («каждой твари по паре», почти ковчег из домашних животных и птиц), и достаточно большой огород – 50 гектаров для овощей. Но это для всей деревни, а не только для одной семьи. Важно чтобы в душе ребёнка не было пустоты, а то там посеются и произрастут сорняки, вырывать потом трудно и больно.  

На протяжении существования деревни «Семейный очаг», а это три половиной года, мы каждое воскресенье и в престольные праздники вместе с детьми ездим в Храм. Конечно, поначалу сталкивались с нежеланием и с равнодушием со стороны детей. Но могу с уверенностью заявить: у всех детей за это время произошли изменения в лучшею сторону. И теперь дети стараются первыми сесть в автобус, который везёт нас в Храм, почти все выстаивают службу и конечно, с радость делятся своими переживаниями. Стали более спокойными, рассудительными и увереными в себе. Это проявляется не только в отношения с окружающими, но и учёбе, у всех уменьшилось количество плохих оценок. Так что я убежден: посещение служб, и участие в церковной жизни положительно влияет на воспитание ребёнка (Ефесянам 6:4).  

Препятствия

Конечно, у меня и сомнения внутренние бывают, а не дурак ли я. Но это обычно, после того, как какой-нибудь друг или знакомый приедет на Лэндкрузере, да ещё два дня назад из Сингапура. Но обычно когда сразу после таких мыслей вспомнишь, как ты нужен этим мальчикам и девочкам, туман сожаления рассеивается, и становиться жалко того Олега, который раньше сам так жил.

Люди разные и отношение к нам – тоже. Вообще я пришёл в мир детей не для того чтобы меня поняли люди, а для того чтобы служить детям. Отношение родственников разное, кто поддерживает, кто завидует, кто крутит у виска. Проблем с материальным и в финансовом плане не было, в начале своего дела был обеспеченным человеком, а сейчас мы много трудимся, а Господь без милости не оставляет.  

Но главное препятствие в жизни деревни – это противление системы, которая создавала механизм воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения, в детских учреждениях. Власти – наши недоброжелатели. На местном уровне происходит конфликт интересов. Мы для них – угроза: если у нас получится, у них не будет работы. Так что любить они нас не будут. Заводили даже три уголовных дела, все сняли, но опыт остался, и прибавилось седых волос.  

Наша справка:

За последние 2 года жители деревни «Семейный очаг» часто находились под административным, уголовным и психологическим давлением со стороны разных структур Надеждинского района, где размещается поселение. Это повторялось несколько раз. Но этой весной противозаконные действия, нарушающие гражданские права жителей деревни – усилились. И если это будет продолжаться, то дальнейшее развитие деревни «Семейный очаг» находиться под угрозой.  

Атака на православную детскую семейную деревню “Семейный очаг” происходит по той же схеме, что и на приют “Никита”. Устраиваются проверки со стороны властей, происходят придирки по незначительным вещам. По нескольку месяцев не выплачиваются детские пособия, семья вынуждена существовать в основном на свои средства. Цель властей – выселение из деревни более 60 человек, не дать Олегу Петруку воспитывать детей в традициях и ценностях здоровой семьи.

Сайт православного детского дома “Семейный очаг”: http://vladchildhelp.ru/helpme.html

Подготовила Надежда Антонова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: