Русские священники на гражданской войне в Испании

Едва ли среди тех, кто постарше, найдется человек, который не помнит песню о парне, который «хату покинул, пошел воевать, чтоб землю Гренады крестьянам отдать». О советских добровольцах, воевавших на стороне республиканцев, в России известно многим, о «белых» русских добровольцах в Испании – почти никому.

Неудивительно – советская историография не видела другого пути, кроме как представить республиканцев как героев, а тех, кто сражался на стороне Франко, – как фашистов.

Свидетельства об участии «белых» добровольцев в Гражданской войне были собраны в книге «Русские Добровольцы в Испании», изданной в Сан-Франциско в 1983 году.

Бóльшую часть книги занимает дневник А. П. Яремчука – после войны он остался в Испании, работал на национальном радио и скончался в Мадриде в 1985 году.  Ряд публикаций в эмигрантском военном журнале «Часовой» также были посвящены войне в Испании. В 1936 журнал вместе со своим бессменным издателем В. В. Ореховым вынужден был переехать из Парижа в Брюссель – Франция поддерживала республику.

Гражданская война 1936-1939 гг. является страницей истории не только Испании, но и Русской Православной Церкви. Несколько раз к русским воинам приезжали священники; в частности, архимандрит (впоследствии архиепископ) Иоанн (Шаховской), протоиерей (впоследствии протопресвитер) Александр Шабашев, и игумен (в прошлом полковник лейб-гвардии Московского полка, впоследствии архиепископ) Никон (Греве). Им и посвящена эта публикация.
***
«Белых» добровольцев было немного  – А. Окороков в исследовании «Русские Добровольцы» насчитывает 72 бойца. Почему они оказались в Испании? Что заставляло этих людей бросать худо-бедно обустроенный эмигрантский быт, и, переходя через Пиренеи с риском для жизни, надевать испанскую военную форму?

В сущности, для «белых» воинов гражданская война в Испании была лишь продолжением гражданской войны на их Родине; многие верили, что, вслед за поражением «красных» в Испании последует освобождение России от коммунизма.

«За Бога, за Отечество, за Короля! Этот клич, еще вчера чуждый для нас, сейчас сделался близким и родным, потому что в нем мы улавливаем нашу надежду», – писал капитан Белин.

Слова генерала Скородумова звучали еще более категорично:

«Не все ли равно, по какому месту бить большевиков: по морде, по затылку или по пятке, т.е. бить ли в России, в Испании или в Японии! Главное, бить и не дать опомниться. Где высунется красная морда, там и трах по морде».

Очевидно, что русские добровольцы отправлялись в Испанию не для того, чтобы сражаться с советскими солдатами. Многие из них увидят у республиканцев советские танки и самолеты; тем не менее, штабс-капитан Яков Полухин писал в дневнике:

«У нас ходили слухи, что на стороне противника воюют иностранцы, в том числе и наши — русские, Иванов говорил и о советских военнослужащих, и о эмигрантах, принявших сторону красных; я в это мало верю, поверю, когда увижу хотя бы одного собственными глазами».

Через две недели раненого Полухина перенесут в храм села Кинто де Эбро, при артиллерийском обстреле стена храма обрушится, и жизнь русского офицера, носящего имя апостола Иакова, просветителя Испании, оборвется на арагонской земле. Этот храм до сих пор закрыт и не восстановлен; на его стенах – следы от пуль и осколков.

Заупокойная молитва в храме Кинто де Эбро. 27 января 2012 г.

«Белые» добровольцы видели в республиканцах образ «красного» врага не в последнюю очередь благодаря отношению последних к христианской вере. Православную церковь в России и Католическую церковь в Испании объединяет сонм новомучеников; результат гражданской войны для Испании – тринадцать епископов, около двух с половиной тысяч монахов и монахинь, свыше четырех тысяч священников, и около трех тысяч мирян, замученных и убитых за веру. Тысячи храмов и монастырей были разрушены и осквернены. Неудивительно, что русские добровольцы, находя трупы с выколотыми глазами и нательными образками, вставленными в глазницы, вспоминали о судьбе своей Родины.

«Обращение испанских епископов» представляет жуткую картину республиканской Испании – впрочем, узнаваемую человеком, знакомым с российской историей в XX-ом веке:

Могила русских добровольцев на кладбище Cementerio Civil в Мадриде.

«…Нет в истории западных народов другого проявления такого коллективного варварства, такого множества покушений на права Бога, общества и человеческой личности (и это в течение немногих недель). Было бы трудно найти в истории человечества такую эпоху или такую нацию, которая бы представляла картину столь ужасной разнузданности……Мы можем сказать, что сокровищница искусства, особенно религиозного, обогащенная в течение веков, была в течение нескольких недель бездумно уничтожена на территориях, подвластных коммунистам. Динамит сделал свое дело в Таррагоне даже с римской триумфальной аркой, которая простояла нетронутой двадцать веков. Знаменитые собрания произведений искусства кафедрального собора в Толедо, дворца Лирия, музея Прадо были постыдным образом ограблены. Ни одна война, ни одно вторжение варваров, ни одни социальные волнения не произвели в Испании ни в каком веке такого разрушения…

…Коммунистическая революция является антииспанской…

…Дело уничтожения совершилось при возгласах: “Да здравствует Россия”, под сенью международного коммунистического знамени. Надписи на стенах, восхваление чужеземцев, военные отряды, отданные в руки русских командиров, ограбление нации в пользу чужаков, международный гимн коммунистов, все это достаточным образом свидетельствует о ненависти к национальному духу и к патриотическим чувствам…

…Но кроме того, эта революция была антихристианской. Мы думаем, что никогда прежде в истории христианства не происходил в течение всего нескольких недель столь неистовая вспышка ненависти к Иисусу Христу и Его святой религии. Разорение было настолько святотатственным, что делегат испанских коммунистов, посланный на конгресс безбожников в Москву, мог заявить: “Испания далеко обогнала дело Советов, ибо Церковь в Испании оказалась полностью уничтоженной”. Мучеников насчитывается тысячи. Их свидетельство является надеждой для нашей бедной отчизны. Быть может, мы не нашли бы в “Римском мартирологе” ни одного вида мученичества, которого не использовали бы коммунисты, не исключая распятия. А с другой стороны, современные изобретения и машины открыли дорогу новым видам мучений…

…Ненависть к Иисусу Христу и к Пресвятой Деве дошла до неистовства. Когда мы слышим о сотнях разбитых распятий, об оскорбленных зверским образом образах Богоматери, о развешанных в Бильбао плакатах, где святотатственно поносилась Богоматерь, об омерзительной литературе в коммунистических военных окопах, в которой высмеивались Святые Таинства, о частом осквернении святых образов, мы можем догадываться о ненависти ада, воплотившегося в этих злополучных коммунистах. “Я поклялся, что отомщу Тебе”, – кричал один из них Спасителю, находящемуся в дарохранительнице, и, стреляя в нее из пистолета, прибавлял: “Сдавайся красным, сдавайся марксизму”»

С другой стороны, в «белой» испанской армии русские эмигранты видели образ русской воинской славы, приношение себя в жертву за Родину, а не за бездушный «интернационал».

Богослужение на Эль Контадеро.

О. Иоанн Шаховской, вспоминая о посещении Испании в военные годы, писал:

«Помню, как спустился я, летним вечером, в лощину между Кастильей и Арагоном, где лежит маленький город Молина де Арагон. И, как повели меня в большое здание школы, где стояло терцио рекете Донья Мария де Арагон. Густели сумерки. Здание пустовало…

…Мы нашли воинов в нижнем сводчатом помещении. Из его угла доносился звук мерной приглушенной музыкальной речи. Это было моление, похожее на наш Акафист Божьей Матери. После, я узнал, что воины рекете дали обет ежедневно молиться о спасении своей страны от безбожной власти, и о том, чтобы Господь благословил их борьбу и их жизнь – для освобождения Испании…

…После – была встреча с русскими воинами, и – еще более яркое, чем раньше в моей жизни ощущение возможности христолюбивого воинства…

…У благоговейного пред Богом народа, у смиренного пред Церковью, должно быть христолюбивое воинство…

…Воинство земное – особый дар бесстрастия и самоотречения. Особая сила. И не каждому она дана. И не каждого потому можно принуждать к этому званию. Но каждый должен чтить это звание, чисто и самоотверженно носимое».

Посещение Испании о. Иоанном представляет, безусловно, наибольший интерес. Согласно дневнику А. Яремчука, о. Иоанн совершил Божественную Литургию в г. Молина де Арагон 18 августа 1937 г. Из трех священнослужителей, побывавших в Испании, именно он оставил самый значительный след в истории Православия XX века.

Кроме того, в 1939 г. в Берлине им были опубликованы «Испанские письма о воинстве» – библиографическая редкость, не переиздававшаяся в России, и, фактически, неизвестная русскому читателю. Используем возможность поблагодарить Amherst Centre for Russian Culture, где хранится архив архиепископа Иоанна (Шаховского), за любезно предоставленную ксерокопию книги. Несколько страниц «Писем», описывающих приезд о. Иоанна в Испанию, равно как и описание его встречи с пленными советскими летчиками в Саламанке, являются столь ценным свидетельством, что заслуживают быть опубликованными целиком; читатель сможет познакомиться с ними в отдельной публикации на портале «Православие и Мир».

***

Протопресвитер Александр Шабашев

О. Александр Шабашев, в отличии от о. Иоанна и о. Никона, представляющих «Евлогианскую» церковь, был клириком РПЦЗ. Вместе со свидетельством А. Яремчука и Н. Болтина сохранилось фото, на котором о. Александр совершает Божественную Литургию на вершине горы Эль Контадеро на высоте 1639 метров, 9 октября 1938 года в день памяти св. Иоанна Богослова, престольный праздник Марковского полка.

«Праздник мы провели в исключительно торжественной обстановке, – писал в письме Н. Болтин. – Утром отец протопресвитер отслужил обедню, во время которой мы все приобщились и затем служили молебен нашему небесному покровителю. Пел наш хор под управлением К. А. Гончаренко. Устроили временный престол на самой вершине горы. Перед ним, поддерживаемые пирамидами из ружей, гордо развивались наш русский императорский штандарт и испанский национальный флаг. На службе присутствовали все наши соратники испанцы и, что нас очень тронуло, после молебна все они, не только прикладывались ко кресту, но также целовали руку батюшке. Этим они как бы отплатили за то внимание и уважение, которое мы проявляем в отношении их духовенства.

Возможность начать наш первый отрядный праздник с молитвы, доставила нам громадную радость…

…После обедни о. Александр отслужил молебен св. Иоанну Богослову с провозглашением вечной памяти Государю Императору Николаю II, Царской Семье и всем воинам в России и здесь «за Веру, Царя и Отечество» живот свой положившим; затем многолетие Российскому Императорскому Дому, христолюбивому воинству и чинам русского отряда в Национальной Испанской Армии…

…Мы все видели счастливое предзнаменование в том, что во время православной церковной службы наш русский – родной – штандарт опирался на ружья русских добровольцев, которые ни на минуту не прекратили Белой борьбы и при первой возможности взялись за ружья, чтобы не на словах, а на деле бороться с врагами нашей Родины. Здесь война приближается к своему победоносному концу. Мы все, здесь находящиеся глубоко верим, что нанесенный здесь Генералиссимусом Франко тяжелый удар Коминтерну отразится и в России и дни его власти над ней сочтены!»

Радость от богослужения сменилась перестрелкой.

«Вечером я был на позиции наблюдателем, – писал А. Яремчук. – Рядом со мной уселся священник отец Александр Шабашев, который в бинокль увидел, что сто стороны красных к нам движется груженный мул с одним человеком. Оказался перебежчик, автомобилист. Наши долго стреляли по красным, уходя, зажгли кусты и вернулись на позицию в 9 часов вечера».

Автор статьи на вершине Эль Контадеро. 26 января 2012 г.

***

Архиепископ Никон (де Греве).

Об о. Никоне есть лишь одно свидетельство в дневнике А. Яремчука: он совершил Божественную Литургию 22 мая 1939 года в г. Мора де Рубиелос.

«Прибрали квартиру, была Литургия, панихида и молебен. Мы все исповедывались и приобщались, служба окончилась около часу дня… …Была общая трапеза, весьма оживленная. Отец Никон вспоминал свое прошлое».

Военные действия заканчивались, и священник прощался с солдатами на праздничной ноте:

«…Болтин и священник уехали – Болтин в Бургос, отец Никон в Париж. На прощание о. Никон спросил меня: «а там, кажется, коньяк остался?» К сожалению, все было выпито вчера. Так как мы праздновали мои именины, то Белин мне налил огромную кружку коньяку, с пол-литра, и произнес тост за мое здоровье. Отец Никон с ужасом смотрел, но я вышел из положения: сделал глоток и сказал: «продолжайте за мое здоровье» и всем пришлось пить вместо меня, а то мне пришлось бы замертво свалиться».

***
1 апреля 1939 года война была завершена. Многие из ее русских участников остались в Испании; сегодня никого из них не осталось в живых. Однако осталась молитвенная память о тех людях, которые внесли свой вклад в сохранение доброго имени христианской России на  просторах Испании. У нас, русских православных людях, живущих в Испании, есть особый молитвенный долг перед ними.

Вечная им память.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Российские военные доставили в сирийский детдом 6 тонн гумпомощи

Этих продуктов хватит, чтобы кормить воспитанников в течение месяца

Когда у священника кончаются ресурсы

Как священник и жители вымирающего села спасают друг друга