На языке любви

|

Как все начиналось

Мы привыкли, что православный храм имеет свои характерные черты: купола, колокольни. В США бывает, что храм узнаешь только по надписи на стенде, поскольку приходы часто приобретали церковное здание у других конфессий.Так и Свято-Троицкая православная церковь (Московский Патриархат) в Балтиморе находится в здании, которое в 60х годах XIX века было построено методисткой общиной, с 90х годов оно принадлежало лютеранам, а в 1919 году его выкупил только что образованный православный приход. Но когда входишь внутрь, несмотря на звучащую английскую речь, на ряды скамеек, оставшихся от прежних владельцев, уже нет сомнений, что ты в православной церкви: иконы, росписи на стенах с изображением особо почитаемых праздников, свечи, запах ладана.

Приход был создан иммигрантами из Белоруссии и Украины, которые приехали в Балтимор еще до 1917 года в поисках работы. В то время здесь была только одна православная церковь — греческая. Чтобы устроить храм с богослужением на славянском языке, переселенцы стали искать средства. 9 февраля 1919 года инициативная группа собрала митинг, на который пришло около 500 человек, чтобы заложить основу для организации Свято-Троицкого русского православного прихода. Активное участие в создании принимал священник Василий Курдюмов. Он каждое воскресение приезжал из Филадельфии (около 170 км), чтобы служить Литургию в рождающемся приходе. К марту 1919 года число прихожан и количество собранных средств увеличилось настолько, что приход смог приобрести собственное церковное здание. По американским понятиям этот храм старинный, потому что был построен в 1860 году. 18 марта 1919 года передача здания Свято-Троицкой церкви была узаконена штатом Мэриленд. «Удивительно,— рассказывает настоятель Свято-Троицкой церкви иерей Иоанн Васс,— в такой короткий срок удалось найти средства, чтобы купить здание нашего храма. Сразу стали служить, и уже в 20х годах начали опять собирать деньги, чтобы купить землю для кладбища, и что тоже удивительно, люди жертвовали не только собственные средства, но даже брали кредиты в банке».

В 1926 году была приобретена земля в окрестностях Балтимора. Часть территории занимало кладбище, часть — место для пикников. В 1938 году на этом месте была построена часовня в честь святых апостолов Петра и Павла, где служились Литургии, когда прихожане приезжали сюда отдыхать. Кого-то может смутить такое соседство: не благочестиво веселиться около кладбища. Но, побывав на одном из приходских пикников, понимаешь, насколько это христианское отношение к смерти: все становятся причастны празднику, у Бога все живы.

—Тогда полностью служили на славянском, говорили на русском,— вспоминает отец Иоанн.— Все письменные протоколы сохранились, интересно посмотреть, там только русские имена. Многие из основателей жили долго, когда праздновали 75летие прихода, некоторые из них отмечали это событие. В основном прихожане были рабочими. Большинство мужчин работало в Балтиморе в порту. В 20–30 годы стали открываться магазины, появились и бизнесмены. В то время магазины продавали два-три вида товара, не больше. Торговцы просто ходили по домам и предлагали свой товар: мясные продукты, молочные, фрукты. Среди таких торговцев были наши прихожане. Во время Второй мировой войны некоторые получили специальности, стали инженерами, работали на военных заводах. В Балтиморе находилась большая военная часть. Раньше при приходе была русская школа, дети по два-три раза в месяц занимались, учили русский язык. Прихожане жили близко к храму, приходили сюда пешком.

Уроки истории

После войны православие в Америке переживало непростой период разногласий: большая часть епископов хотела автокефалию, независимость, меньшая часть — поддерживать связь с Москвой. Кто-то ушел в Зарубежную Церковь. Было сложно и духовенству, и мирянам. Троицкий приход тоже разделился: одна часть верующих перешла в Американскую Православную Церковь. «Слава Богу, что это все прошло,— говорит отец Иоанн.— Теперь у нас единая Русская Православная Церковь, мы все молимся вместе, служим вместе. Мы не забываем историю, но оставляем ее в прошлом. Надо жить, глядя вперед, но не забывать жизненные и исторические уроки».

Сейчас приходы Московского Патриархата, Русской Православной Церкви Зарубежом, Американской Православной Церкви поддерживают хорошие отношения. “У нас проходят семинары, мы приходим друг ко другу, сослужим,— добавляет отец Иоанн.— Наш храм в Балтиморе служит по старому календарю, а большинство других — по новому. Когда их престольный праздник выпадает на будний день, мы приходим к ним на праздничную службу, а они — к нам. В Великом посту, в первое воскресение поста — в день Торжества Православия, мы все собираемся в одном храме, служим особую вечерню и чин Православия«.Еще одним испытанием для прихода стали организованные черным населением беспорядки и последовавший рост преступности в Балтиморе в 60х годах. Многие прихожане переехали в пригороды и другие города, и до Свято-Троицкой церкви им стало сложно добираться.—В 70е годы стали служить на английском, потому что это уже было второе-третье поколение эмигрантов,— рассказывает отец Иоанн.— В эти годы родители не очень усердно учили детей русскому языку, потому что надо было ассимилироваться в обществе. Люди не хотели, чтобы окружающие думали, если они русские, то значит «красные», коммунисты. Холодная война, тяжелое время.Сейчас службы проходят в основном на английском языке. Последние 10–15 лет приход обновляется с притоком большого количества иммигрантов.—Это хорошо, потому что мы снова вспоминаем о своих корнях и стараемся побольше служить на славянском, когда это возможно,— считает отец Иоанн.— Я уже крестил несколько человек из России, Украины, Белоруссии. Интересно, что эти люди — русские, их предки православные, но они не крещены и православие находят в Америке. Многие прихожане перешли из других Церквей: католической, протестантской. И у каждого есть свои личные причины. Один открыл православие через церковное пение, а другой — через икону, а кто-то перешел в нашу Церковь, потому что хотел сохранить для себя традиционное благолепие служб. Примечательно, что даже те из молящихся, которые по-русски знают всего несколько слов, во время службы стараются петь молитвы и на славянском, особенно такие, которые регулярно звучат: «Отче наш», «Тело Христово»…

Будни и праздники прихода

В марте 2001 года в часовне святых Петра и Павла приход открыл «Русский филиал миссии». Теперь каждую субботу здесь служится Всенощное бдение большей частью на славянском языке, чтобы поддержать верующих из России, Украины, Белоруссии и других стран восточной Европы. Ежегодно осенью проходит Русский фестиваль, в подготовке к которому американцы работают наравне с русскими. Даже неправославные родственники прихожан помогают. Трехдневный фестиваль готовится несколько месяцев и становится примером единения людей различных национальностей.При Свято-Троицком храме существуют сестричество святой Екатерины и братство святого Александра Невского. В сестричество входят все женщины прихода. Оно было создано, чтобы следить за убранством храма, поддерживать чистоту. Сестры убирают помещения, украшают церковь, приобретают церковную утварь, также организуют различные мероприятия, чтобы получить деньги на содержание храма. Братство составляют мужчины прихода, оно не такое большое, как сестричество. Братья собираются раз в месяц, чтобы поддерживать общение, в их задачу также входит поиск средств на благоустройство церкви.—Эти внутренние учреждения в приходе очень важны,— говорит отец Иоанн,— они помогают распределить ответственность между прихожанами и дают возможность пообщаться. К сожалению, мы все живем далеко от церкви, совсем не так, как основатели нашего прихода. Сегодня некоторые больше часа едут на службу. Поэтому, когда сестричество или братство организует встречи, это еще одна возможность собраться, пообщаться с единомышленниками.

Православный приход в современном мире

В храме всегда много детей, несколько мальчиков помогает в алтаре, есть детский хор и воскресная школа. Как удается передать веру, православный образ жизни детям, не становятся ли они белыми воронами среди сверстников?
—На западе не только православные, а вообще христиане в меньшинстве,— говорит отец Иоанн.— Над моими детьми не смеются, слава Богу. Многое зависит от ребенка, каких друзей он выбирает. Много зависит и от родителей, как они воспитывают детей… Самое главное — жить по нашим традициям, по заповедям Божиим, а не для того, чтобы стать популярным. Самое главное искать истину, правду. Я думаю, что нашим детям хорошо быть в Церкви. Посмотрите, во что сейчас играют дети, какие фильмы смотрят: всюду насилие, драки, борьба и страдание. Когда дети воспитываются в вере, они видят светлое.Приходская воскресная школа ежегодно устраивает соревнование на знание Библии совместно с другими православными приходами: Антиохийской Православной Церкви, Американской Православной Церкви, Греческой Православной Церкви. Предварительно определяется книга Нового Завета, которую дети долго изучают. А на соревнованиях проверяются их знания. «Детям интересно, они молодцы,— радуется настоятель.— В прошлом году были очень трудные задания, но они хорошо отвечали, мы даже удивились».

Отец Джон

Интересно, что отец Иоанн Васс учился в Санкт-Петербургской Духовной семинарии, хотя несколько семинарий действует и в США.Отец Иоанн рассказал о том, что подвигло его к решению получить образование в России:—Мои родители православные (папа был католиком, а потом принял православие). Я служил алтарником с восьми лет. Но хотел стать юристом и даже поступил в колледж по этой специальности. На II курсе меня пригласили в паломничество в Советский Союз, это было начало 80х годов. Я увидел великолепные храмы, горячую веру в глазах верующих, и я передумал, стал более серьезно размышлять о смысле, о цели жизни, почувствовал, что мне надо учиться, чтобы служить в Церкви. Тогда я все-таки закончил колледж, поступил на юридический факультет, но потом решил бросить и поступить в семинарию.Почему в России, а не в Америке? В паломнической поездке первый город, который я посетил, был Ленинград, первое место, куда пришел,— семинария. Когда я вошел в здание, возникло ощущение, что я уже там был. Мы ходили по семинарии, нам показывали библиотеку, и это ощущение только усиливалось. Я не мог понять, что это значит, а когда через два года приехал туда учиться, понял, почему возникло такое чувство. Мне стало ясно, что я правильно поступил.В начале мне было тяжело с языком, я его изучал с большим трудом. Не год, как полагалось, а два я только занимался языком. Я очень благодарен администрации семинарии, что меня терпели, помогали. Потом я поступил, учился и закончил. Я видел, как наша Церковь служит, выучил все обряды, все службы. Видел, как люди жили по своей вере, особенно при трудностях: это было время перестройки, все магазины пусты, только очереди и дефицит. А закончили мы семинарию в особый год: в 1991 году, когда Благовещение и Пасха совпали — Кириопасха. Такое только раз в жизни бывает…

Антонина Лагутина
Источник: Вода живая

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!