Надо ли гасить вечный огонь?

|
Допустимо ли для христианина участвовать в гражданских ритуалах? Где граница между почтением и поклонением? Рассуждает Сергей Худиев.
Надо ли гасить вечный огонь?

Проблема разграничения между уместным и неуместным в отношении гражданских культов и ритуалов. Когда Апостол говорит: «Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите» (1 Петра 2:17),  что он имеет в виду? Где граница между почтением, которое принадлежит всем вообще — и особенно царю — и поклонением, которое принадлежит только Богу? Более конкретно, может ли христианин, например, возложить цветы к вечному огню, зажжённому в память павших воинов?

Можно поставить вопрос и шире — каково должно быть отношение христианина к так называемой «гражданской религии», совокупности норм и ритуалов, в которых общество и государство демонстрируют свою идентичность, свою приверженность общим корням, провозглашают отношение к тем или иным событиям в истории, которое предлагается в качестве нормативного?

В этом отношении возможны разные реакции — например, Свидетели Иеговы наотрез отказываются от «клятвы верности флагу» в США и аналогичных гражданских обрядов в других странах, исполнения государственного гимна и других изъявлений лояльности государству. С другой стороны, можно видеть примеры практического растворения христианства в «гражданской религии», когда апелляции к христианству носят, по сути, служебный характер, а религия воспринимается в качестве средства, которое призвано укрепить преданность граждан их общественному и патриотическому долгу.

Крайний пример этого — «немецкие христиане» в национал-социалистической Германии, когда преданность государству потребовала, фактически, вероотступничества. Гораздо менее драматичные, но все же печальные, примеры можно видеть в истории Европы времён Первой Мировой войны, когда священнослужители во всех воюющих странах полагали своим долгом ободрять соответствующие «христолюбивые воинства» и призывать на них Божие благословение. О совсем недавних примерах «патриотического христианства» нет нужды говорить подробно.

Интуитивно мы чувствуем, что в обоих экстремумах есть что-то глубоко неправильное, но давайте попробуем определить критерии этой неправильности. Что нам воспрещает Писание? Идолослужение, то есть «поклонение и служение твари вместо Творца» (Рим.1:25).

Носят ли ритуалы «гражданской религии» характер такого поклонения? В некоторых случаях, определённо, да. Это происходило, например, в тоталитарных государствах, которые требовали абсолютной, безраздельной преданности, каковая должна была превосходить любую другую преданность — в частности, семейную или религиозную.

890494987fa576d1bf89677a0f5

Такие государства стремились либо искоренить всякое богопочитание, либо низвести религию на чисто служебную, по отношению к государству, позицию. Гражданам вменялось в обязанность доносить даже на своих ближайших родственников, когда это требовали интересы государства. Государство, как правило, в таких случаях, персонифицированное в вожде, обладает абсолютным правом определять, что хорошо и что плохо, и в чем состоит долг людей.

Участвовать в гражданских обрядах, которые провозглашают такого рода абсолютную и, фактически, религиозную преданность государству, действительно неуместно для христианина.

Возможен отказ от участия в гражданских ритуалах в случае, когда это может вызвать разделения и соблазны. Тут затруднительно провозгласить общие правила, и в каждом конкретном случае христианам следует проявлять рассудительность.

Следует отказаться от участия в них и в случае, когда они предполагают утверждение явной безнравственности или провозглашение взглядов, несовместимых с христианской верой.

Предполагает ли возложение цветов к вечному огню поклонение какой-либо «твари вместо Творца»? Провозглашение нации или государства, или вождя высшей ценностью, заслуживающей абсолютной преданности? Очевидно, нет. Это проявление почтения и благодарности по отношению к павшим воинам, не более того. Есть ли в таком почитании что-то аморальное?

Если бы, скажем, почитание оказывалось злодеям за какие-то злодейские дела — например, большевикам за их действия в ходе гражданской войны — это было бы неправильным, но в почитании воинов, спасших народы нашей страны от геноцида, полного или частичного, ничего аморального усмотреть невозможно.

Обратимся теперь к форме этого почитания — а именно, вечному огню. Есть ли для христианина что-то неприемлемое в самой этой форме? Прежде всего, я бы отметил разницу между посланием и языком, на котором оно может быть выражено. Вы можете молиться или проповедовать Евангелие, или выражать любовь и уважение к людям, или утешать страждущих по-русски, по-немецки, по-английски или по-китайски, в рамках той или иной символической системы; в Европе цвет траура — чёрный, в Китае — белый. Вопрос о том, к каким символам Вы прибегаете при общении с людьми, вторичен по отношению к Вашему намерению — что именно Вы хотите сказать людям.

В СССР так сложилось, что вечный огонь воспринимается именно как знак вечной памяти, вечного почтения и благодарности к воинам, павшим ради спасения народов нашей страны от нацизма. Можно было бы сказать, что в Писании и Предании образ огня многозначен — мы можем вспомнить, например, «огненные языки» Святого Духа — но в данном случае это просто не относится к делу.

854356441

Вечный огонь существует не в церковной, а во вполне внешней, светской системе координат, где он означает не огонь адский, и не огонь Святого Духа, а вечную благодарную память павшим. Пытаться читать символы одного языка в контексте другого — значит делать нелепые ошибки. По-английски hell — ад, а по немецки — «яркий», польская «урода» значит «красавица», и так далее.

Масса смешных (или, напротив, опасных) ситуаций возникает, когда люди используют в чужой культуре привычные паттерны поведения или жесты, которые местными жителями воспринимаются совершенно иначе. «Христианская интерпретация» вечного огня памятников путём выяснения того, «что в нашем словаре означает вечный огонь» есть такая же ошибка, как попытки искать значение английского слова в немецком словаре.

Памятник с вечным огнём не создавался в религиозном контексте, и не воспринимается в таком контексте сейчас. Желание погасить этот огонь будет воспринято — в том же светском контексте — однозначно, как желание прекратить почитание павших.

Разумеется, мы можем находить почитание павших на войне чрезмерным, искусственным, фальшивым, предназначенным для возгревания милитаристских настроений и т.д. — но это, отметим, будет политической позицией, позицией, на которую мы будем иметь право, но именно политическая, а не религиозная. Доводы из религиозной сферы не имеют к ней отношения.

Если же говорить о собственно религиозном аспекте вечного огня на памятниках, то в самом по себе огне такого аспекта нет, это светский символ, он просто не означает ничего религиозного вообще, а вот почитание павших — дело нравственно правильное.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Три огня

Может ли День Победы стать полноценным светским праздником? Как освободить его от парарелигиозных ритуалов?

Протодиакон Николай Попович об атеистах в окопах, несвятом Сталине и красоте христианства (+Видео)

Раненый, чуть не умер от жажды. Уже когда стал верующим и прочитал, как Господь говорит: «Жажду»,…

В Москве в связи с Днем памяти и скорби зажгли 1418 свечей

Памятные мероприятия проходят в 20 тысячах населенных пунктов России и 80 странах мира

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!