Наринэ Абгарян: От точки с запятой я бы избавилась в первую очередь

|
«Правмир» продолжает проект «Мнимый больной», в котором лингвисты успокаивают тех, кто боится за будущее русского языка. Но сегодня на наши вопросы отвечает не ученый, а писатель. Наринэ Абгарян по образованию лингвист, она закончила Ереванский государственный лингвистический университет имени В.Я. Брюсова. В 2010 году за книгу «Манюня» получила национальную литературную премию «Рукопись Года» в номинации «Язык». В интервью Ксении Турковой Наринэ Абгарян рассказала, что изменила бы в правилах русского языка, от какого знака препинания ей очень хочется избавиться и что в переводе с «русского армянского» значит «стерлец».

6 июня мы будем отмечать день русского языка. Если бы Вас попросили придумать программу такого праздника, что бы Вы предложили? Как его надо отмечать?

Ксения Туркова — ведущая рубрики «Мнимый больной»

Вы меня озадачили. Никогда не умела организовывать праздники. Сейчас попробую пофантазировать. Кроме того, что пригласила бы хороших писателей, привезла бы отличные спектакли, в первую очередь — обожаемую мной РАМТ-овскую постановку «Лёли и Миньки». Устроила бы просмотр лучших русских фильмов — классики и современных.

И обязательно организовала бы поэтический вечер, на который пригласила бы Веру Полозкову и Алю Хайтлину (Кудряшеву). В годы безвременья, когда чтение отошло на последний план, а о стихах никто и не вспоминал, эти две девочки сделали всё возможное, чтобы сохранить поэзию для нас. Они молоды и безмерно талантливы. Я их очень люблю, я ими искренне восхищаюсь и горжусь.

Что надо праздновать, а чему надо огорчаться, над чем задуматься? Вам нравятся все изменения, которые происходят сейчас в языке, в речи?

Язык — не догма, это живой, постоянно обновляющийся организм, мыслящий и вполне разумный. Меня не пугают изменения, которые происходят естественным путём, если можно так выразиться, снизу. В конце концов, всё течёт, всё меняется. Меня пугают и раздражают неуклюжие попытки чиновников внедриться в этот естественный процесс. С какой стати кофе должен быть среднего рода? С какой такой бешеной радости? Не знаю, как вы, а я до конца своих дней буду пить чёрный кофе. А чёрное кофе пусть пьют те, кто ничего не смыслят ни в языке, ни в кофе.

Согласна, что чиновники вмешиваются в языковые процессы неуклюже, но род существительных — это все-таки епархия ученых. Кстати, а как Вы относитесь к движению граммар-наци? Может ли одна ошибка сразу поменять Ваше представление о человеке в худшую сторону?

Нет, не может. И даже три не могут. Я тоже иногда допускаю неточности в своей речи, потому что являюсь классическим билингвом, с раннего детства говорю на двух языках — русском и армянском. Кроме всевозможных достоинств, билингвизм обладает одним большим недостатком — не даёт полностью сконцентрироваться на одном языке.

Я достаточно часто ловлю себя на том, что выговорив фразу, например, на русском, лишь после соображаю, что это подстрочник с армянского.

Вы не только писатель, но и учитель русского языка. Что бы Вы назвали самым сложным в его преподавании? Что труднее всего усваивается?

Увы, в школе я не проработала ни дня. Единственный преподавательский опыт — две недели практики в ереванской школе имени Ширванзаде. Не поверите, этих двух недель оказалось вполне достаточно, чтобы искренне полюбить учеников и возненавидеть их учительницу.

Она отлично владела материалом, но была совершенно отвратительным преподавателем: нетерпимая, злая, высокомерная. Дети побаивались её и старались лишний раз не тянуть руку. Очень тяжко было такое наблюдать. Я даже попыталась как-то вмешаться в ситуацию, поговорила с завучем. Но та только махнула рукой — посмотрела бы я, как вы за такую мизерную зарплату работать будете.

Моя мама всю жизнь преподавала в школе русский язык и литературу, была лучшим учителем нашего района. И даже в самые тяжёлые военные годы делала всё возможное, чтобы сохранить качество преподавания, хотя условия были невыносимыми: школа во время землетрясения обрушилась, занятия проводились в неотапливаемых военных палатках.

Помню, как она готовила творческий вечер Байрона. Репетировала со старшеклассниками спектакль в промозглом помещении, при свете свечи.

— Зачем? Зачем??? — спрашивала я.
— Надо жить, — говорила мама.

Настоящий специалист — это не только знания. Это целый набор человеческих качеств, которым, к несчастью, обладают далеко не все. Потому один учитель за мизерные деньги творит жизнь, а другой её губит.

У Вас никогда не возникает желания как-то упростить правила? Например, чтобы во всех причастиях писалось две Н (или во всех одна). Или упразднить НИ, оставить НЕ. Я сейчас фантазирую, но в принципе многие ведь об этом думают и говорят о том, что правила пора менять. Или, по крайней мере, объяснять их как-то по-другому.

К правилам я отношусь спустя рукава, владею языком интуитивно. Хорошо это или плохо — не знаю. Но намеренно упрощать ничего не стала бы, пусть всё идёт своим чередом. Выпадет эта несчастная «Н» из причастий — и спасибо. Нет — будем дальше допускать орфографические ошибки.

Между нами говоря, меня очень раздражает обилие знаков препинания. Будь моя воля, я бы оставила половину, другую бы отправила на заслуженную пенсию. А от точки с запятой избавилась бы в первую очередь. Но это я так, о наболевшем. Без призывов к действию.

Известно, что в большинстве бывших союзных республик, да и вообще в странах, где живут большие русские диаспоры, есть свой, особый вариант русского. Например, есть украинский русский, со своей лексикой, которую не всякий русский поймет. А есть ли в Армении свой вариант русского языка?

В Армении живут молокане, староверы, духоборы. Приезжайте, послушайте их речь. Такое впечатление, словно переселился в девятнадцатый век. Эти удивительные люди, сосланные русскими императорами со своих родных земель на юг, умудрились не просто выжить, но сохранить свою самобытную культуру и традиции. Речь у них мягкая, певучая, невероятно располагающая: «Я яму шумела» — «я его звала».

Что касаемо «армянского русского», он мало отличается от российского. Другое дело — простонародное творчество — всякие вывески кустарных магазинчиков и мастерских, владельцы которых на слух, приблизительно выводят надписи. Здесь, конечно, можно смеяться до слёз: «жестанчик», «арматурчик» и главный перл — «стерлец» (в смысле стерлядь).

Есть ли у Вас какие-то любимые слова или выражения, которые Вы часто используете? Писательские штампы?

Вроде нет. Хотя кто его знает. Надо спросить у моего редактора Ирины Епифановой. Она знает обо мне гораздо больше, чем я.

Для кого сложнее писать — для взрослых или для детей?

Для взрослых. По крайней мере, мне. Детское — оно живое, родное, совсем рядом, пахнет испачканной шоколадом ладошкой и смешными вопросами. Мне в детской рукописи свободней и спокойней. От неё радость и полёт фантазии.

Взрослый текст энергозатратнее, характер у него тяжёлый, неуступчивый. Приходится с ним бороться, подстраивать под себя. И быть постоянно начеку, потому что чуть расслабился — а текст уже увёл тебя в такие дебри, что так просто оттуда не выбраться.

Может ли взрослый человек правдиво и достоверно «изобразить» детский язык?

Почему нет? Уберите назидательный тон, прекратите сюсюкать — и вы практически уже ребёнок. Ведь кто такие взрослые? — Большие дети.

Кстати, Вам нравится, как говорят современные дети? Если бы машина времени перенесла их в Ваше детство, вы бы друг друга поняли?

Думаю, да. Конечно, у каждого поколения свои жаргонные словечки, но они не стали бы препятствием для нормального общения.

Как бы Вы успокоили тех, кто считает, что язык умирает, что речь засоряется и что все мы в этом смысле деградируем?

Я бы посоветовала им заняться добрыми делами. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на всякую чепуху. Мы умрём, останутся наши добрые дела. Так что не теряйте время.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Руководитель тотального диктанта: грамотность стала модной

Падения уровня грамотности не существует – утверждает Ольга Ребковец

«Ярославка» – порода коров, а мы – «ярославны»

Кто такие «неуклюжие чаны» и чем отличается вредный лингвист от полезного?

Вся правда о букве Ё

«Правмир» отвечает на вопросы о самой противоречивой букве

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: