Народ шествует в Царство, только сектанты омрачают

|
Стоит ли обвинять кого-то, что он рассказывает о Христе не так? Записывать в сектанты всех подряд? Блюсти чистоту веры и православных рядов? Размышляет Сергей Худиев.
Сергей Худиев

Сергей Худиев

Нарываетесь!

На днях мне на глаза попался заголовок «Вербовка под прикрытием. Общественный помощник омбудсмена заманивала людей в секту…» и в тексте разъяснение: «Баптисты – это классический культ или секта». Увы, это не один такой заголовок – я довольно регулярно натыкаюсь на материалы о коварных сектантах-баптистах. При этом у некоторой части православных враждебность светских СМИ к баптистам вызывает одобрение – так их, сектантов!

По-человечески такое одобрение понятно – все мы склоны к простейшим племенным реакциям, и проще всего выразить преданность своему племени нападками на чужое. Но как это соотносится с миссией Церкви?

Во времена Российской империи слово «миссия» получило преимущественный оттенок работы с людьми, отпавшими от православия в те или иные секты. Работа эта проводилась с разной степенью грубости и принуждения, но всегда исходила из того, что население России – по крайней мере, собственно русских ее областей – в целом не нуждается в обращении ко Христу, все и так православные, с ними и так всё в порядке, они могут нуждаться в пастырском, но не в миссионерском внимании.

Миссионер оказывался, таким образом, в роли инквизитора – я имею в виду реальных инквизиторов, а не героев позднейшей «черной легенды». Его роль состояла в возвращении в лоно Церкви еретиков при благожелательном содействии городового. В общем и целом всё в порядке, народ шествует в Царство, вот только сектанты омрачают, надо на них оказывать давление.

При этом, конечно, возникала парадоксальная ситуация, когда к чисто формальному православному, человеку, на самом деле, религиозно индифферентному, ни миссионерам, ни городовым не было никакого дела, а вот люди, проявлявшие живой интерес к Богу и вечному спасению, собиравшиеся за чтением Библии, навлекали на себя подозрения и вообще нарывались.

Узнать о Христе от баптистов

Установка «мы все тут православные, кроме сектантов, сектантам сейчас мы с городовым объясним, что они неправы, и они вернутся в Церковь» была ошибочной уже тогда. Трагические события 1917 года, когда, по выражению Розанова, «Русь слиняла в два дня», могли бы развиваться совсем иначе – и с другим результатом – если бы под «миссией» понималось нечто иное, а именно обращение ко Христу неверующих или формально верующих.

В наше же время большинство населения не является воцерковленным ни в каком, даже в чисто формальном смысле. Средний человек на улице не знает о Евангелии вообще ничего. Он не заблуждается в каких-то вопросах богословия или церковного устройства. Он не знает о существовании таких вопросов.

И тут являются баптисты и рассказывают ему, что Бог воплотился в Иисусе Христе, чтобы спасти падший человеческий род; что Христос умер за наши грехи и воскрес из мертвых, и даровал нам вечное спасение, которое нам надлежит принять покаянием и верой.

Причиняют ли они ему этим вред с точки зрения перспектив его вечного спасения? Лучше ли человеку вообще не знать о Христе, чем узнать о Нем от баптистов? Будет ли делом богоугодным препятствовать людям узнавать о Христе – даже если они узнают о Нем не от нас? И кто в итоге окажется послужившим Господу – те, кто, как умел, возвещал Христа, ища славы Божией и спасения душ, или те, кто им в этом препятствовал?

Можно считать богословие баптистов ошибочным, церковность – глубоко поврежденной; но если познание Христа достигает до человека через этот, глубоко несовершенный с нашей точки зрения канал, должны ли мы против этого восставать? Тем более с учетом того, что через наши, превосходнейшие каналы связи, до него это возвещение не достигло?

Отстаивать истину Православия и отстаивать свою монополию – разные вещи, и разница особенно заметна в том, радуемся ли мы тому, что истина о Христе достигает людей, или нас глубоко огорчает, когда это происходит не через нас. Христос есть истинный Бог и Спаситель – будем ли мы рады тому, что эта спасительная православная истина возвещается – хотя бы и устами неправославных людей?

Фото: fotki.yandex.ru/users/dimoheha1

Фото: fotki.yandex.ru/users/dimoheha1

Да и вы, бородатые, какие-то подозрительные

С другой стороны, можно ли привлечь людей в Церковь, нападая на баптистов? Люди испытывают по отношению к другим, странным людям со странными обычаями (они даже пива не пьют!) ксенофобию, которую легко подогреть – и если Церковь эту ксенофобию одобрит, людям понравится. Но это будет именно ксенофобия, не имеющая ничего общего с ревностью о правой вере – человек, который положительно отнесется к возвещению о том, что «баптисты – зловредная секта», вовсе не присоединится к Церкви и не будет иметь для этого никаких причин.

Сами же баптисты тем более будут держаться от Церкви подальше – людей обычно не привлекает откровенная враждебность.

Люди внешние, но находящиеся на пути к обращению, будут только обескуражены тем, что разные группы верующих уделяют больше времени нападкам друг на друга, нежели проповеди своего учения. Я помню себя неверующим – свирепые брошюрки по сравнительному богословию были для меня запинанием, а не помощью.

И тут важно понять, чего мы хотим. Если наша цель – борьба с религиозным дурманом как таковым, то вполне естественно избрать традиционную не дореволюционную даже, а советскую риторику. Страшные сектанты по заданию ЦРУ заманивают доверчивых советских людей и приносят их в жертву.

Если наша цель – привести человека к вере во Христа и побудить его присоединиться к Церкви, то эта риторика контрпродуктивна. Потому что в глазах внешнего это выглядит как обычная грязная борьба за рынок. Хорошо, баптисты – культ, и заманивают. Да и вы бородатые, какие-то подозрительные. «Не берите их опиума, у них опиум неправильный!» – ну хорошо, а ваш-то опиум мне зачем?

Миссия – это свидетельство о Христе и Его Церкви. Не о том, как неправы – и какие вообще плохие люди – те, кто верует несколько не так, как мы. Воспрепятствование проповеди о Христе – это антимиссия. Тут как сказал один мудрый Раввин, «берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками» (Деян. 5:39).

Ревность о Церкви и Православии должна являться в том, чтобы с терпением и любовью делиться своим сокровищем. Человек верует во Христа? Прекрасно, мы этим чрезвычайно обрадованы и утешены и, выслушав его, готовы сами рассказать о сокровищах православного Предания и разъяснить его недоумения.

Потому что любовь привлекает людей; а вот враждебность и нападки могут только отталкивать – и от нас самих, и, увы, от Православной Церкви.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Вцепиться друг другу в бороды под смех безбожников

Одним христианам важнее сразиться с другими, чем с безбожием

Я хочу этот iPhone и немедленно

Раньше стояли за колбасой, теперь за гаджетами

Принуждение к правоверию

Государство, которое регулирует веру подданных, довольно скоро само начинает решать, в чем состоит правая вера