Народная музыка – не гостья, а сама жизнь

|

Новый Арт Театр, Арт-центр «Соль» и издательство «Никея» рады представить новый музыкальный фестиваль ARTODOXA. Один из организаторов, Константин Бенедиктов, рассказал об идее создания фестиваля. «Мы хотим представить музыкантов, мир которых сформирован Христом, которые погружены в эту культуру, культуру глубочайшую и свободную».

Фестиваль ARTODOXA призван содействовать диалогу Церкви и современного искусства. Во второй понедельник каждого месяца концерты фестиваля проходят на сцене Нового Арт Театра. Первым концертом стало выступление квартета «Жили-были».

Мы побеседовали с Сергеем Старостиным и Таисией Краснопевцевой о их творчестве и вере, о том, зачем нужна современному человеку музыка и искусство в целом. Сергей Старостин – певец, фольклорист, ключевая фигура в мире российской этнической музыки. Сергей – номинант на премию World Music-2003 от BBC. Таисия Краснопевцева – солистка квартета «Жили-были».

– Первый традиционный вопрос, но без него никак нельзя – почему народная музыка? Почему Вы, человек с консерваторским образованием, обратились к народной музыке?

Сергей: Когда я столкнулся с истинной народной музыкой, мое сознание перевернулось. Реальные деревенские исполнители просто взяли и спели песню, удивительно было не то, что они спели песню. А удивительно было то воздействие: место, время, ситуация, люди и я, молодой и уже амбициозный музыкант. А они просто взяли и спели нечто простое, лирическое, с какой-то обычной историей взаимоотношений, любви. И это проникло в самую суть, заставило меня так переживать, так вибрировать, как ни одна музыка, с которой я до той поры сталкивался. И я понял, что за этими не очень гладкими звуковыми сочетаниями, за этим не абсолютно безупречным исполнением стоит нечто большее, чем музыка.

– Вы можете попробовать словами сформулировать, что это — нечто большее?

Сергей: Нечто большее? Я с годами вывожу народную музыку из сферы музыкальных направлений. Мне кажется, что это даже не столько музыкальное направление, сколько определенный способ существования: единство бытия человека и песни. Вот он живет, трудится, отправляет обряды, заводит семью, — и вместе с этим живет музыка, которая ему крайне важна. Без нее он бы просто не смог циркулировать так в жизни, совершать это спиралеобразное движение из года в год. И народная музыка привязана к годовому кругу и привязана к человеческому кругу взаимоотношений. Народная музыка — это неотъемлемая часть жизни традиционного русского человека, как и любого традиционного человека. Неотъемлемая часть.

– А от исполнителя, от Вас музыка чего-то требует? Вам пришлось как-то изменить собственный образ жизни, чтобы соответствовать той музыке, которую Вы исполняете?

Сергей: Конечно. Мне многое пришлось в жизни изменить, чтобы эта музыка звучала честно.

– Чтобы не было стилизации?

Сергей: Стилизация — это то, что приходит либо от недостатка вкуса, либо от переизбытка ума. Всякая стилизация от лукавого. И хуже для меня нет ругательства, чем «стилизация».

– Что Вам в своей жизни пришлось изменить, чтобы честно исполнять народную музыку?

Сергей: Допустить музыку до своего нутра, открыть все возможные каналы, душу свою открыть. Это стало просто частью моей жизни, стало фундаментом наряду с верой, конечно, о которой тоже следует сказать особо.

– А как Вы пришли к вере? Через творчество?

Сергей: Через очень сложные свои человеческие обстоятельства…

– Вера и творчество – Вам знаком этот конфликт?

Сергей: Как раз наоборот. Никакого конфликта не было. Более того, в последние годы я занимаюсь как бы реабилитацией народной песни в глазах церкви. Да, в нашей традиции существовали некоторые обряды, которые, носили характер природопочитания и выражали страх перед богами. Но я стал анализировать содержание текстов и пытаться понять соответствие этих текстов Новозаветному мышлению. И понял, что по большей части традиционные песни — это свод заповедей народных, соответствующий христианским заповедям.

Таисия: Когда я сознательно пришла к вере, я стала больше задумываться над текстами, в моем репертуаре стало больше песней о жизни души, о человеческих отношениях. У меня был недавно забавный эпизод. В Петербурге я участвовала в концерте, посвященном женской судьбе. После концерта мне пришло письмо: «Спасибо Вам! Я думала, что я тяжело живу. После Ваших песен я поняла, что бывает хуже». То есть народные песни отражают какие-то глубочайшие, а иногда и горчайшие движения человеческой души.

– Почему современному человеку иногда бывает сложно воспринимать народную музыку?

Сергей: Я могу объяснить это, как мне кажется. Человечество переживает технический бум, и это упрощает жизнь, казалось бы, это должно высвободить пространство в сознании человека. Но куда он тратит это высвободившееся время? Я не думаю, что на искусство. То есть, находясь в зависимости от повседневного труда и обязанностей, человек может их преодолеть, если в нем живет внутренняя культура. Народная песня от нас ушла, потому что наши головы заняты другим.

Народная музыка родилась с потом  человеческим, с его страданиями, переживаниями, она не гостья — она естественная составляющая этой жизни. Как-то я спросил одну удивительно талантливую деревенскую исполнительницу: «Песни по радио хорошие?» Она говорит: «Хорошие». Я говорю: «А можно к жизни их применить?» «К жизни? — она задумалась ненадолго, — Да, никак». Вот ответ.

– Народная музыка в условиях города может жить?

Сергей: Ну, она живет вашими молитвами, нашими стараниями.

Таисия: Народная музыка будет жить, если ее исполнители будут переживать ее, не просто воспроизводить, а переживать. Личное переживание, безусловно, осовременивает старую песню. Я часто замечала, что бабулечки в деревнях просто и честно поют, поют как живут. Если мы будем исполнять народные песни как нечто заученное, это будет скучно, не нужно слушателям.

Сергей: Сейчас народная песня живет, находит свою аудиторию. В ком-то она пробуждает добрые чувства, новое отношение к себе, к своей истории.

– Может быть, стремление к какой-то другой жизни, чем та, которая сейчас есть?

Сергей: Я думаю, что да. Я терпеть не могу, когда народную песню выставляют в качестве декорации, в качестве увеселения. Наоборот. Она должна заставлять задумываться, пробуждать новое отношение к своей личности, к своему окружению, родителям, предкам.

Таисия: Народная музыка возвращает нас к тому, кто мы и что мы. Я просто по себе могу сказать, что в 14 лет я всё забросила и сказала: «Мне это всё не надо. Пойте сами». Где-то год я так прожила и поняла, что не могу больше, для меня это … как дышать.

Современному закостеневшему человеку искусство и народная музыка очень важны, они толкают к поиску, заставляют задумываться. Может быть, человеку, который укоренен глубоко в церкви, это и не нужно, но тем, кто еще только ищет, искусство необходимо.

 Беседовала Елизавета Меркулова

 

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Рэп-баттл, давай, до свидания!

Весь ужас происходящего – плодить ненависть на потеху публике

Рэп-батл глазами священника: между церковным чтением и гладиаторскими боями

Оксимирон и Гнойный привлекли внимание даже далеких от рэпа людей

Когда погиб мой духовник, митрополит Антоний позвонил и спас меня

Отец будил дочь в пять утра, и это повлияло на всю ее жизнь

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!