Наши приходы должны быть общинами

Что делать, если в церковной жизни упадок? Как не уйти из Церкви? Что такое община? Об этом сегодня мы вновь говорим с отцом Димитрием Карпенко.

Читайте начало интервью:

Тихие труженики епархий

Христианин не может не быть миссионером

– Недавно впервые была озвучена тема, давно волнующая многих людей. Речь идет о таком процессе, как «расцерковление». Чувствуете ли Вы, что кроме поступательного движения вперед, Церковь несет и определенные потери?

– Этот феномен нами еще не осмыслен. Действительно, помимо воцерковления идет и ежедневный процесс отпадения людей от Церкви. Кого больше мы просто не знаем. Но каждый приходской священник может наблюдать это по своим прихожанам: вроде бы ходил человек в храм, потом раз, и исчез. Куда? Что с ним произошло? Это словно бы никого не интересует, что тоже говорит об определенном уровне нашей приходской жизни. Получается, что человек нам неинтересен. Нет, на нет и суда нет.

Казалось, что путь к Богу – это однонаправленный процесс. Самое важное – направить человека на этот путь, а дальше все само сложится.

– Так не бывает. Вхождение в Церковь, как, к сожалению, и отпадение от Нее – это процессы, которые нами еще не до конца поняты. Процесс вхождения в Церковь растягивается на годы, а отпасть можно за считанные дни. Но мы говорим о живых людях, значит они снова могут вернуться. Как – мы этого не знаем и не понимаем.

Фото: Drugoi.livejournal.com

Фото: Drugoi.livejournal.com

У нас нет видения того, чем должны являться наши приходы. А они должны быть общинами. Главную задачу нашей миссионерской деятельности я вижу как раз в выстраивании приходской жизни как общинной. Концепция миссионерской деятельности, кстати, и говорит о том, что локальная цель нашей миссии – созидание евхаристических общин.

Нужно так выстраивать нашу церковную жизнь, чтобы видеть, чувствовать людей, которые составляют наши приходы в их многообразии, разноплановости. Тогда мы сможем наблюдать человека в его динамике, развитии, понимать, куда он движется. Пока мы не умеем этого делать.

Увы, приходится свидетельствовать о глобальном кризисе общинной приходской жизни, и пока мы не осознаем это как проблему, мы не сможем ничего изменить.

Назвав болезнь своим именем, мы сможем начать выздоравливать. Приход – это община братьев и сестер во Христе и конечным итогом всех наших миссионерских усилий должно стать приведение человека в конкретную общину, осознающую свою ответственность перед Богом и людьми за свое служение.

– Люди начали искать храмы по душе. В 90-е годы это осуждалось, а сейчас вновь стало реальностью.

– Это данность, которая тоже свидетельствует о кризисе общинности. Надо это осознать и выходить из этой ситуации. Община должна сплачивать богатых и бедных. Во Христе не может быть ни эллина, ни иудея, ни мужеского пола, ни женского, ни раба, ни свободного.

Необходимо правильно понимать, что для нас в Церкви главное, а что – второстепенное. К сожалению, для нас второстепенные вещи выходят на первый план, а главное – вовлеченность человека в совместную молитву, совместное служение, осознание единства всех во Христе.

Как бы Вы вообще определили кризис общинности? Что он из себя представляет, с чем связан?

– Когда мы говорим кризис, нужно сразу объяснить что мы под этим словом понимаем. Мне близко понимание кризиса в интерпретации Дэвида Боша, известного протестантского миссионера, который говорил о кризисе как о сочетании трудностей и возможностей. Именно о сочетании, тогда как мы понимаем кризис именно как череду неразрешимых трудностей. Но нет, это время не только трудностей, но и возможностей. То самое время, которое, по слову аввы Дорофея, нам никто не вернет, если мы его потеряем.

Именно исходя из этого контекста я говорю о кризисе общинности.

В чем трудность?
Мы, к большему сожалению, приходскую жизнь не воспринимаем как жизнь общинную. Как жизнь, к который мы призываемся не каждый по отдельности, а все вместе. И это должно выражаться прежде всего в нашем отношении к таинствам Церкви. Для того, чтобы понять, что в этом плане у нас большие трудности далеко ходить не нужно, достаточно придти в любой храм на литургию, для того, чтобы понять насколько мы разобщены в нашем восприятии таинств. Наше отношение к ним сугубо индивидуально, совершенно не происходящее из понимания того, что община должна являть Церковь, т.е. Тело Христово.

Из неправильного отношения к таинствам, происходит неправильное понимание и всего остального. Потому что невозможно строить церковную жизнь, если мы не решим главного вопроса церковного бытия – нашего отношения к Евхаристии.

– Я правильно понимаю, что общинность – это тАинственное понимание Церкви?
– Именно так! Церковная жизнь имеет таинственное измерение.

– Как вернуть это таинственное измерение в сегодняшнюю жизнь Церкви? У Вас есть опыт созидания общины – с чего Вы начинали, что можете порекомендовать?

Вернуть можно только кропотливым ежедневным трудом. Постоянной проповедью, разъяснениями, молитвой.

– Какая активность необходима со стороны священника, понятно. А что могут сделать прихожане? В храме есть люди разного духовного уровня – кто-то уже созрел до понимания общинной жизни, кто-то еще только на пути… Что первые могут сделать для вторых?

– Несомненно, что первые должны вторым помогать. Но для этого важно чувствовать человека, что мы еще очень плохо умеем делать. Приходская жизнь не должна заканчиваться совместным пребыванием в храме за богослужением, подчас именно этим она и ограничивается. А как нам жить вместе вне храма мы зачастую совершенно не знаем.

В Древней Церкви так и было – старший (более опытный в церковной жизни) вел младшего (новоначального). Один отвечал за другого. Сейчас это утрачено, а вместе с этим утрачено и многое другое. Поэтому необходимо воспитывать в людях понимание ответственности друг за друга. Как мы и молимся постоянно “сами себе и друг другу и весь живот наш Христу Богу предадим”. Важно, чтобы эти слова не оставались лишь словами, нужно, чтобы они определяли нашу жизнь.

Тихие труженики епархий

В наших епархиях много тихих, но очень созидательных тружеников, которые просто не умеют или не хотят о себе говорить. Эти люди никогда не будут кричать о своих достижениях. Наверное, в этом заключается еще одна проблема: мы молчим о тех вещах, которые у нас получаются, зато с удовольствием говорим о негативе.

Христианин не может не быть миссионером

В ранней христианской Церкви был замечательный принцип – всегда все и всегда вместе. Сейчас, к сожалению, этот принцип настолько забыт, что мы чаще всего не все, а если и все, то далеко не вместе.

15 Мар 2010 | Протоиерей Димитрий Карпенко | Продолжение

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Народ шествует в Царство, только сектанты омрачают

Вербовка под прикрытием. Общественный помощник омбудсмена заманивала людей в секту...

Елена Садовникова: Атеист, онкология и митрополит Антоний

Разговор был неспешный, сбивчивый, потому что сформулировать, что мне надо, я не могла. А владыка ждал.…

«Секты – вон!» – это православная миссия?

Когда вместо того, чтобы проповедовать внешним, стоит заняться своим собственным устроением