«Наследники адвоката Плевако» защищают храм … от Церкви

Недавно на храме Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской улице, 58 появилась видимая издалека вывеска – «Адвокаты».  Сегодня в этом храме не молятся, не крестят и не венчают, не помогают бедным, не работают с детьми и молодежью. В храме Всемилостивого Спаса сегодня работают адвокаты, которые защищают храм, построенный Православной Церковью на народные средства– от … народа и Православной Церкви!

Вывеска адвокатской конторы на замурованном входе в храм Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря (ул.Новослободская, 58) .

Неслучайно адвокаты избрали для своего офиса храм Всемилостивого Спаса. Ведь именно здесь, на кладбище Скорбященского монастыря 23 декабря 1908 года был похоронен выдающийся российский адвокат, знаменитый юрист, один из лучших судебных ораторов – Федор Никифорович Плевако. Хоронили его при громадном стечении народа, всех слоев и состояний, воздававшего долг благодарности человеку, всей широтой своего сердца и всей силой своего разума служившего своему народу.

В 1918 г. Скорбященский женский монастырь был закрыт, но монахини организовали трудовую артель, продолжали жить в монастыре, молиться вместе с многочисленным приходом в храме Всемилостивого Спаса, ухаживать за монастырским кладбищем. В 1930 г. большевистская власть приняла решение об уничтожении Православной Церкви – храм был закрыт, несмотря на прошение более 500 верующих, монастырское кладбище с 2500 погребенных на нем было уничтожено, а на его месте был устроен детский парк №1. Останки Плевако родные перезахоронили на Ваганьковском кладбище. С той поры на могиле великого русского адвоката стоял обычный дубовый крест — до 2003 года, когда на пожертвования известных российских адвокатов был создан оригинальный барельеф с изображением Ф.Н. Плевако.

Однажды Плевако защищал пожилого священника, обвиненного в преступлении закона. По всему выходило, что подсудимому нечего рассчитывать на благосклонность присяжных. Прокурор убедительно описал всю глубину падения священнослужителя, погрязшего в грехах.

Наконец, со своего места поднялся Плевако. Речь его была краткой: “Господа присяжные заседатели! Дело ясное. Прокурор во всем совершенно прав. Все эти преступления подсудимый совершил и сам в них признался. О чем тут спорить? Но я обращаю ваше внимание вот на что. Перед вами сидит человек, который тридцать лет отпускал вам на исповеди грехи ваши. Теперь он ждет от вас: отпустите ли вы ему его грех?”. Нет надобности уточнять, что священника оправдали.

Это было более ста лет назад. А сегодня – не пора ли и современным адвокатам пойти по стопам великого предшественника, прислушаться к голосу совести и помочь вернуть храм его хозяевам – Православной Церкви? Ведь до сих пор в храме находится институт конструкторско-технологической информатики Российской академии наук (ИКТИ РАН). Удивительное научное заведение! При штате в 22 человека оно занимает площадь в 4000 квадратных метров – около 200 квадратных метров на сотрудника! Читатель уже догадался, что все помещения храма используются институтом не во благо науки, а для банальной сдачи в аренду офисных площадей, в том числе упомянутым адвокатам.

На все обращения в адрес администрации института с просьбой вернуть храм православным верующим директор ИКТИ РАН Ю.М.Соломенцев, сын товарища М.С.Соломенцева члена Политбюро ЦК КПСС, председателя Комитета партийного контроля, и отец господина М.Ю.Соломенцева, председателя Комитета межрегиональных связей и национальной политики правительства Москвы, без тени сомнения официально отвечает, что его институт занимает – не храм Всемилостивого Спаса, построенный в 1894 году, а … четырехэтажное офисное здание постройки 1984 года!

Семья Соломенцевых – крепкая и дружная! Вот что вспоминает о своем деде Михаил Соломенцев: «Запомнилась одна история. Мы любили ходить с ним в баню. Однажды пацаном лежу я на полке в парилке и говорю: “Дед, хорошо бы, если б должности у нас передавались по наследству. Ты член Политбюро. Надоест тебе работать, пойдешь на отдых, а я на твое место…” Неожиданно он серьезно сказал: “Есть другой путь. Иди в комсомол, в партию, пойдешь по карьерной лестнице. Но имей в виду, что при этом ты себе принадлежать не будешь”. В конце концов, так и получилось, и я в очередной раз убедился в его правоте…» (Российская газета 29.12.2008 г.)

Так заветы отцов и дедов, работавших на износ на благо построения коммунистического богоборческого государства, исполняют их сыновья и внуки, продолжающие работать на износ – не лично себя, а общественного и церковного достояния, памятника истории и культуры, храма Всемилостивого Спаса! Сыны и внуки богоборцев продолжают выполнять программу уничтожения Церкви, принятую в 1930 г. Давно нет уже того богоборческого Политбюро, но есть потомки членов Политбюро, продолжающие жить по их заветам!

История храма Всемилостивого Спаса, история семьи Соломенцевых – это история, поистине достойная гения адвоката Плевако! Хорошо бы и арендодателям, и их арендаторам, работающим в святом месте, вспомнить, наконец, о праве, совести и патриотизме!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Садово-парковый компромисс: что сделают с усадьбой в Опалихе

Есть ли место старинному парку в новой жилой застройке

В Московском архитектурном институте открывается кафедра храмового зодчества

Преподаватели и студенты будут возрождать утраченные в ХХ веке традиции российской культуры проектирования

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!