«Навсегда здесь». Как проходило всенародное прощание с почившим отцом Иоанном

|

Источник: «Вода Живая»

Святой праведный Иоанн Кронштадтский скончался 20 декабря 1907 года (ст. ст.). Накануне весь мир был потрясен сообщениями о землетрясении, которое привело к гибели тысяч итальянцев. Активная и самоотверженная деятельность русских моряков, спасавших находившихся под развалинами людей при постоянном сотрясении почвы и шторме, стали предметом обсуждения мировой прессы.

Памятник святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Памятник святому праведному Иоанну Кронштадтскому

Русские газеты писали о чествовании Великого Князя Константина Константиновича в связи с двадцатипятилетием поставления его на командование Измайловским полком, об открытии приюта имени барона О. О. Буксгевдена в Новом Петергофе в присутствии Великой Княгини Елизаветы Маврикиевны, о проведении съезда преподавателей тридцати кадетских корпусов России.

Главной темой оставались продолжавшиеся спасательные работы в Мессине. Казалось, ничто не может заглушить эхо катастрофы…

Но на следующий день утреннее сообщение о смерти любимого всеми Кронштадтского молитвенника было подобно удару грома и отодвинуло все остальные новости на задний план.

В материалах отдельной страницы памяти отца Иоанна указано, что его болезнь усилилась за пять дней до кончины — с 15 декабря. Последняя прогулка в пролетке по любимому Кронштадту обрадовала встретивших батюшку на улицах, но привела к ухудшению его состояния. 19 декабря он впервые не смог встретить священника со Святыми Дарами в дверях, что неизменно делал всегда.

В 3 часа ночи на 20 декабря в Андреевском соборе началась Литургия с тем, чтобы причастить болящего. Но этого сделать уже не удалось. В 5 часов утра дыхание стало прерывистым, а в 7 часов 40 минут дорогого батюшки не стало.

Сразу же раздался заупокойный колокольный звон. Скорбная весть быстро разнеслась по маленькому военному городу, что вызвало стечение большой массы рыдающего народа у дома на Посадской улице.

Прибывший епископ Гдовский Кирилл в сослужении благочинного и других священников совершили панихиду в кабинете батюшки. В связи с болезненным состоянием супруги отца Иоанна — матушки Елизаветы — доступ в квартиру был ограничен. Разделить скорбь родных явились священники и староста Андреевского собора, военные командиры морского города-крепости.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский с паствой.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский с паствой.

Приготовив тело и уложив его в гроб, близкие батюшке люди на руках перенесли его в 10 часов в собор, где 53 года служил Богу этот воистину отец тысяч и тысяч прихожан. Люди наполняли улицы, следя за переносом тела почившего, забирались на крыши домов и сараев, на деревья и заборы. Плач и стон слышались со всех сторон и вызывали искренние слезы даже у солдат оцепления, которым не положено было проявлять эмоции.

Перенос гроба вызвал желание многих проститься с отцом Иоанном. Это было безупречно организовано. Люди входили только в южные двери и покидали собор с северной и восточной сторон. Одним из первых на гроб был возложен крест из живых цветов от имени Государя Императора Николая Александровича и Государыни Александры Феодоровны.

В соборе святого апостола Андрея Первозванного совершили заупокойную Литургию, затем панихиду, а в 18 часов начался парастас. Собралось более 20 священников и 10 диаконов. Всю ночь, сменяя друг друга, совершали службы поминовения священники всех храмов Кронштадта и прибывшие из других мест.

В 6 часов утра 22 декабря доступ в собор желавших попрощаться с усопшим был прекращен. Заупокойная обедня была отслужена епископом Кириллом, а также прибывшим из Троице-Сергиевой лавры архимандритом Михаилом, настоятелем Петропавловского собора протоиереем Александром Дерновым в сослужении более 30 священников и 12 диаконов. Присутствовали все военные и гражданские власти Кронштадта, командиры полков, офицеры, купечество и сослуживцы отца Иоанна по учебным заведениям.

Когда в 12 часов гроб торжественно вынесли на паперть, новый взрыв плача потряс город. Оркестр непрерывно исполнял духовный русский гимн, что продолжалось во все время шествия колесницы, запряженной шестью лошадьми. Снова был возложен крест из живых цветов от Царской семьи, а затем и крест с якорем из цветов — от моряков, к также венки от семьи Юсуповых и других скорбящих.

Обследование ледостава на Финском заливе показало, что несмотря на морозную погоду, нужны меры предосторожности: люди могли провалиться под лед. Местами он достигал толщины в 13 вершков, но вода поверх него кое-где была по колено. Всю прощальную дорогу тщательно обозначили елками, укрепили 21 деревянный мост, соорудили сходни на лед в Кронштадте и Ораниенбауме.

Пройдя по Большой Екатерининской, Богоявленской, улице Галкина и Петербургской, процессия приблизилась к Петербургским воротам. У строящегося Никольского собора и возле Благовещенской церкви совершили литии. У лютеранского храма святителя Николая кортеж встретили колокольным звоном, его причт в облачениях присоединился к шествию. Лития была совершена и перед спуском на лед, когда отец Иоанн навеки покидал сей благословенный остров…

В Ораниенбауме процессию встречали воинские части с хоругвями, иконами, знаменами и духовенство близлежащих храмов. С отданием воинских почестей после отслуженной у вагона спецпоезда литии траурный железнодорожный кортеж в 16 часов тронулся к столице.

На Балтийском вокзале Санкт-Петербурга состав встречали архиепископ Финляндский Сергий, епископ Архангельский Михей, епископ Нарвский Никандр, архимандриты — ректоры Духовной академии и семинарии Феофан и Вениамин, благочинный Александро-Невской Лавры Макарий, протоиерей Философ Орнатский, хоругвеносцы храмов. Литию на платформе сопровождал хор лейб-гвардии Семеновского полка.

Процессия прошествовала по Обводному каналу, где ее встретил могучий голос колокола «Отец Александр» и причт Воскресенской церкви. Затем к ней с хоругвями и иконами присоединились священнослужители и прихожане Свято-Троицкого Измайловского собора. Литию у Исаакиевского собора служил досточтимый протоиерей Иоанн Соболев. По Высочайшему соизволению траурный кортеж прошел мимо Императорской резиденции — Зимнего дворца — по набережной на Троицкий мост.

У старейшего петербургского храма во имя Святой Троицы у Петропавловского собора остановились для служения литии.

Далее по Каменноостровскому проспекту медленно приблизились к Иоанновскому монастырю, где соборно служили Всенощную и парастас.

Обедню совершил митрополит Антоний с двумя архиереями и 12 священниками в присутствии всех членов Святейшего Синода. В других храмах столицы Российской Империи в этот момент также молились об упокоении любимого «всероссийского пастыря».

23 декабря после заупокойного богослужения, которое возглавил митрополит Антоний, в сопровождении монастырского и митрополичьего хоров совершилось отпевание отца Иоанна. В тот же день тело погребли в усыпальнице и установили мраморную гробницу.

В приказе, изданном в декабре 1908 года комендантом Кронштадта генерал-лейтенантом

Артамоновым, выражалась благодарность всем чинам — от высших до низших — за исключительное отношение к церемонии проводов почившего, несение в морозные дни нарядов и караулов, организацию порядка. Заканчивался он так:

«С великой почестью и благолепием Вы проводили останки нашего незабвенного батюшки отца Иоанна, но духом своим продолжающего оставаться навсегда здесь».

Елена Югина

По материалам газет «Котлинъ» (No 289) и «Кронштадтскiй вестникъ» (No 151) от 21 декабря 1908 года. Все даты даны по старому стилю. Автор благодарит за помощь церковного историка Татьяну Ганф.

Читайте также:

«Перед грозой». Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Источник: «Вода Живая»

Святой праведный Иоанн Кронштадтский скончался 20 декабря 1907 года (ст. ст.). Накануне весь мир был потрясен сообщениями о землетрясении, которое привело к гибели тысяч итальянцев. Активная и самоотверженная деятельность русских моряков, спасавших находившихся под развалинами людей при постоянном сотрясении почвы и шторме, стали предметом обсуждения мировой прессы.

Русские газеты писали о чествовании Великого Князя Константина Константиновича в связи с двадцатипятилетием поставления его на командование Измайловским полком, об открытии приюта имени барона О. О. Буксгевдена в Новом Петергофе в присутствии Великой Княгини Елизаветы Маврикиевны, о проведении съезда преподавателей тридцати кадетских корпусов России.

Главной темой оставались продолжавшиеся спасательные работы в Мессине. Казалось, ничто не может заглушить эхо катастрофы…

Но на следующий день утреннее сообщение о смерти любимого всеми Кронштадтского молитвенника было подобно удару грома и отодвинуло все остальные новости на задний план.

В материалах отдельной страницы памяти отца Иоанна указано, что его болезнь усилилась за пять дней до кончины — с 15 декабря. Последняя прогулка в пролетке по любимому Кронштадту обрадовала встретивших батюшку на улицах, но привела к ухудшению его состояния. 19 декабря он впервые не смог встретить священника со Святыми Дарами в дверях, что неизменно делал всегда.

В 3 часа ночи на 20 декабря в Андреевском соборе началась Литургия с тем, чтобы причастить болящего. Но этого сделать уже не удалось. В 5 часов утра дыхание стало прерывистым, а в 7 часов 40 минут дорогого батюшки не стало.

Сразу же раздался заупокойный колокольный звон. Скорбная весть быстро разнеслась по маленькому военному городу, что вызвало стечение большой массы рыдающего народа у дома на Посадской улице.

Прибывший епископ Гдовский Кирилл в сослужении благочинного и других священников совершили панихиду в кабинете батюшки. В связи с болезненным состоянием супруги отца Иоанна — матушки Елизаветы — доступ в квартиру был ограничен. Разделить скорбь родных явились священники и староста Андреевского собора, военные командиры морского города-крепости.

Приготовив тело и уложив его в гроб, близкие батюшке люди на руках перенесли его в 10 часов в собор, где 53 года служил Богу этот воистину отец тысяч и тысяч прихожан. Люди наполняли улицы, следя за переносом тела почившего, забирались на крыши домов и сараев, на деревья и заборы. Плач и стон слышались со всех сторон и вызывали искренние слезы даже у солдат оцепления, которым не положено было проявлять эмоции.

Перенос гроба вызвал желание многих проститься с отцом Иоанном. Это было безупречно организовано. Люди входили только в южные двери и покидали собор с северной и восточной сторон. Одним из первых на гроб был возложен крест из живых цветов от имени Государя Императора Николая Александровича и Государыни Александры Феодоровны.

В соборе святого апостола Андрея Первозванного совершили заупокойную Литургию, затем панихиду, а в 18 часов начался парастас. Собралось более 20 священников и 10 диаконов. Всю ночь, сменяя друг друга, совершали службы поминовения священники всех храмов Кронштадта и прибывшие из других мест.

В 6 часов утра 22 декабря доступ в собор желавших попрощаться с усопшим был прекращен. Заупокойная обедня была отслужена епископом Кириллом, а также прибывшим из Троице-Сергиевой лавры архимандритом Михаилом, настоятелем Петропавловского собора протоиереем Александром Дерновым в сослужении более 30 священников и 12 диаконов. Присутствовали все военные и гражданские власти Кронштадта, командиры полков, офицеры, купечество и сослуживцы отца Иоанна по учебным заведениям.

Когда в 12 часов гроб торжественно вынесли на паперть, новый взрыв плача потряс город. Оркестр непрерывно исполнял духовный русский гимн, что продолжалось во все время шествия колесницы, запряженной шестью лошадьми. Снова был возложен крест из живых цветов от Царской семьи, а затем и крест с якорем из цветов — от моряков, к также венки от семьи Юсуповых и других скорбящих.

Обследование ледостава на Финском заливе показало, что несмотря на морозную погоду, нужны меры предосторожности: люди могли провалиться под лед. Местами он достигал толщины в 13 вершков, но вода поверх него кое-где была по колено. Всю прощальную дорогу тщательно обозначили елками, укрепили 21 деревянный мост, соорудили сходни на лед в Кронштадте и Ораниенбауме.

Пройдя по Большой Екатерининской, Богоявленской, улице Галкина и Петербургской, процессия приблизилась к Петербургским воротам. У строящегося Никольского собора и возле Благовещенской церкви совершили литии. У лютеранского храма святителя Николая кортеж встретили колокольным звоном, его причт в облачениях присоединился к шествию. Лития была совершена и перед спуском на лед, когда отец Иоанн навеки покидал сей благословенный остров…

В Ораниенбауме процессию встречали воинские части с хоругвями, иконами, знаменами и духовенство близлежащих храмов. С отданием воинских почестей после отслуженной у вагона спецпоезда литии траурный железнодорожный кортеж в 16 часов тронулся к столице.

На Балтийском вокзале Санкт-Петербурга состав встречали архиепископ Финляндский Сергий, епископ Архангельский Михей, епископ Нарвский Никандр, архимандриты — ректоры Духовной академии и семинарии Феофан и Вениамин, благочинный Александро-Невской Лавры Макарий, протоиерей Философ Орнатский, хоругвеносцы храмов. Литию на платформе сопровождал хор лейб-гвардии Семеновского полка.

Процессия прошествовала по Обводному каналу, где ее встретил могучий голос колокола «Отец Александр» и причт Воскресенской церкви. Затем к ней с хоругвями и иконами присоединились священнослужители и прихожане Свято-Троицкого Измайловского собора. Литию у Исаакиевского собора служил досточтимый протоиерей Иоанн Соболев. По Высочайшему соизволению траурный кортеж прошел мимо Императорской резиденции — Зимнего дворца — по набережной на Троицкий мост.

У старейшего петербургского храма во имя Святой Троицы у Петропавловского

собора остановились для служения литии.

Далее по Каменноостровскому проспекту медленно приблизились к Иоанновскому монастырю, где соборно служили Всенощную и парастас.

Обедню совершил митрополит Антоний с двумя архиереями и 12 священниками в присутствии всех членов Святейшего Синода. В других храмах столицы Российской Империи в этот момент также молились об упокоении любимого «всероссийского пастыря».

23 декабря после заупокойного богослужения, которое возглавил митрополит Антоний, в сопровождении монастырского и митрополичьего хоров совершилось отпевание отца Иоанна. В тот же день тело погребли в усыпальнице и установили мраморную гробницу.

В приказе, изданном в декабре 1908 года комендантом Кронштадта генерал-лейтенантом

Артамоновым, выражалась благодарность всем чинам — от высших до низших — за исключительное отношение к церемонии проводов почившего, несение в морозные дни нарядов и караулов, организацию порядка. Заканчивался он так:

«С великой почестью и благолепием Вы проводили останки нашего незабвенного батюшки отца Иоанна, но духом своим продолжающего оставаться навсегда здесь».

Елена Югина

По материалам газет «Котлинъ» (No 289) и «Кронштадтскiй вестникъ» (No 151) от 21 декабря 1908 года. Все даты даны по старому стилю. Автор благодарит за помощь церковного историка Татьяну Ганф.

Читайте также:

«Перед грозой». Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!