«Найдены: живы!»

На прошлой неделе в Ступинском районе Московской области искали двух потерявшихся в лесу мальчиков, Гришу и Тимошу Афанасьевых. Их родители, Андрей и Евгения, воспитывают восьмерых детей, трое из которых приемные. Летом семья, естественно, проводит много времени на даче. Места хорошие, зеленые, грибные – большой лес в окружении множества садовых товариществ. 18 июля у них был обычный дачный день. Днем родители собрались в город, а дети остались дома, старшие присматривали за младшими. Около 17 часов стало очевидно, что двое детей исчезли. О том, как происходил поиск, рассказывают участник поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт», родители ребят и сами дети.

Поисковик

– Вечером в понедельник 18 июля началась гроза. Резко потемнело, задул ветер, засверкали молнии. Примерно тогда же на форуме поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» появилось объявление «Пропали Афанасьев Григорий, 7 лет, и Тимофей, 9 лет». Я посмотрела в окно, представила себе детей ночью в грозу где-то под деревом и поняла, что сегодня я ночую в лесу.

Евгения, мама Гриши и Тимоши, со слов ребят

– Дети пошли собирать малину за пределы участка, к соседскому забору. Поскольку это совсем рядом, они надели шлепанцы и шорты, взяли один велосипед и две чашки для ягод. Пока младший собирал малину, старший успел выбежать через калитку СНТ на лесную опушку около забора и найти несколько грибов. Примерно в 15 часов младший решил, что это несправедливо, что у брата ягоды и грибы, а у него только ягоды, и предложил сходить с ним на ближайшую полянку, чтобы он тоже собрал грибов. Так они и сделали. Лисички нашлись, а дорога домой потерялась.

Андрей, папа Тимоши и Гриши

– Мы поняли, что их нет, часов в 17. Мы были в соседнем городе и решили узнать, пришли дети домой или нет. Мы даже не переживали за них, потому что они были на территории СНТ. Позвонили домой и узнали, что дома их еще нет. Попросили старших поискать их в СНТ. Дочки объехали на велосипеде весь поселок, но не нашли. Тут мы поняли, что случилась беда, и помчались домой.

Возле калитки в лес стоял велосипед и стаканчики с ягодами, и мы поняли, что дети ушли. Я поговорил с соседями – многие видели, как ребята собирали ягоды, а кто-то сказал, что видел, как они вошли в лес. Я побежал по лесу, добежал до ближайшего СНТ, там сказали, что видели двух белобрысых мальчишек, но в итоге выяснилось, что это были не они – они там не выходили. Когда я пришел домой, там уже были МЧС и полиция.

Поисковик

– 23 часа. На повороте к СНТ, как символ беды, стоит пожарная машина. Туда же вереницей тянутся машины – это добровольцы едут на поиск детей. Гроза, слава Богу, прекратилась, только кое-где проблескивают молнии, напоминая о том, что она в любой момент может вернуться. Возле СНТ несколько полицейских машин, машина МЧС.

Фото: Григорий Сергеев

Фото: Григорий Сергеев

Добровольцы на поиск подъезжают постоянно, уже негде парковаться, мне машут рукой – «воткнись там где-нибудь»… Поиск координирует Григорий Сергеев, основатель и руководитель «Лиза Алерт», с ним работают Стрекоза, Булка и Кошка – регистрируют приехавших-уехавших, выдают оборудование, Корвин закачивает в навигаторы карты.

Гриша собирает приехавших и проводит инструктаж. Он рассказывает, что известно о пропавших детях, и объясняет, что мы должны очень внимательно «слушать» лес, ходить молча и работать на отклик – звать детей и ждать ответа. Ответ в случае с детьми надо ждать долго, минуту, внимательно прощупывая слухом то, что происходит вокруг.

Приехавшие делятся на поисковые группы – «лисы». Поскольку идет работа на отклик, поисковики делятся на двойки: мальчик плюс девочка. (Девочек вдвоем в лес не отправляют из соображений безопасности, а девочка в составе двойки нужна, чтобы звать детей женским голосом).

«Кричите каждые 70 метров, − говорит Гриша, − и кричите что-нибудь доброе, потому что дети могут испугаться и не отозваться. «Гриша, Тимоша, мы вас ищем», «вас ждут дома» и так далее».

Когда в лесу ищут детей, всегда стараются, если есть возможность, чтобы кричала женщина. Дети могут бояться чужих людей и родительского наказания, а так вроде получается добрее.

Каждая «лиса» получает свой квадрат. Мы оказываемся в одной «лисе» с Нибелунгом. Гриша находит машину, чтобы нас забросить – «лучше пусть вы устанете в лесу, чем пока будете к нему идти» − и мы отправляемся на поиски.

Евгения, мама Гриши и Тимоши, со слов ребят

− Дети пошли по лесу и вышли около соседнего поселка. Зашли на его территорию и встретили мужчину, который мыл машину. Они сказали ему, что заблудились и им надо попасть в СНТ «Лужок». Мужчина сказал малышам, что им надо пройти через лес, и показал рукой направление. (По карте напрямик это почти два километра). Дети поблагодарили и пошли.

Шли долго, поняли, что к дому не приближаются. Тут, к своей радости, они встретили еще одного грибника и уточнили у него дорогу. Грибник показал им направление и спокойно пошел дальше. (Напомню, что дети были в шортах, майках и шлёпках, вечером, одни в лесу. Предположу, что грибник был как минимум в резиновых сапогах и куртке). Дальше стало стремительно темнеть, и начался дождь. Дети начали аукать и кричать, но ответа не услышали. Тогда они забились под куст и решили переждать ночь. Говорят, что по очереди плакали и утешали друг друга, отгоняли комаров, молились и пытались уснуть…

Дети

− Тимоша, неужели вы не слышали, как мы вас звали? Я так кричала, что сама чуть не оглохла.

− Нет, мы не слышали, только сирены слышали.

− А на сирену не пробовали идти?

− Они к вечеру начались, и мы устали уже, легли под куст, боялись идти ночью. И непонятно было, откуда шел звук.

− Что-нибудь ели-пили в лесу?

− Да, мы костянику нашли.

− Поспать удалось?

− Немного, под утро.

Поисковик

− Дополнительное задание нашей группе – оценить, какая в лесу вода. По статистике почти все трагедии с детьми в природной среде – это утопление. Поэтому мы пытаемся понять, есть ли такая вероятность – для этого надо проверить актуальность спутниковых карт. Слава Богу, все обозначенные на них реки или давным-давно пересохли, или это мелкие, по щиколотку ручьи. Встреченные нами заболоченные участки тоже неприятны, но не опасны, да и вряд ли туда кто-то полезет просто так.

Мы часто кричим в соответствии с инструкцией, и ругаемся: очень сложно услышать ответ – то дождь начинает стучать по листьям, то летит самолет в Домодедово. Кричу в основном я – мой напарник простужен, и когда он в первый раз басом рявкает на весь лес «Гришааааа! Тимошаааа!», я начинаю понимать опасения координатора. Сначала в радиоэфире толпа из «лис», то и дело кто-то сообщает, что он «работает на отклик» (чтобы другие группы не приняли их крик за крик потерявшихся и чтобы тоже слушали, есть ли отклик), но по мере нашего удаления их всё меньше и меньше, связь ухудшается.

Мы идем довольно быстро. Время от времени нам слышатся какие-то звуки, но это то далекий собачий лай от СНТ, то сирены. Нибелунг – старший, поэтому он то и дело сверяется то с компасом, то с навигатором. Мое дело маленькое: светить фонарем, слушать и каждые 70 метров кричать: «Гришааааааа! Тимошааааа! Мы вас ищем!»

Рассказывает Евгения, со слов детей

– Младший увидел в ночи трех людей, идущих по лесу, но пока будил старшего, чтобы вместе решить, как быть, люди ушли. Под утро ребята заметили квадроцикл, но пока выползали из укрытия, он уехал. Зато по его следам они вышли на лесную дорожку. Через некоторое время им встретился… грибник. Они спросили у него дорогу. Полуголые дети, изрядно покусанные комарами и весьма растерянные, получили от грибника четкие инструкции, что идти им надо так, чтобы солнце светило в правый глаз, и что-то типа: идите прямо, потом направо, потом опять прямо…

Поисковик

– Светает. Мы уже где-то недалеко от выхода из леса. Видим проложенную тяжелой техникой дорогу и пытаемся идти по ней, но довольно скоро оказываемся в непролазной грязи, к тому же заваленной деревьями. Встречаем другую «лису» – Дядю Беню и Марину, дальше идем вместе. Ребята – штатные сотрудники «Гринписа», занимаются лесными пожарами, а в свободное время иногда выезжают на поиски с «Лиза Алерт». Когда я спросила, зачем – неужели им не хватает по работе лесов и приключений, Дядя Беня посмотрел на меня как на ненормальную и коротко ответил, примерно так же, как и любой из тех, кто сейчас бегает по лесу: «Так дети же…»

Мы наконец выходим к деревне, откуда нас должны забрать. Здесь уже вовсю утро, орут петухи, хрюкают свиньи, пахнет навозом. Звоним в штаб, за нами высылают экипаж. Сидим, отдыхаем, ждем. По лесу мы прошли около 8 километров, еще где-то километр по полям и деревне.

Вверху распахивается окно, и какая-то сердобольная женщина кричит нам:

− Ребятки, вы чего тут? не потерялись ли?

− Нет, − хором отвечаем мы. – В каком-то смысле наоборот…

За нами приезжает Шерман на белом «Дефендере». То есть это он по техпаспорту белый, а так – весь заляпан грязью до крыши, потому что Шерман не признаёт дорог и при необходимости едет напрямик. Потому он и здесь: дорогами отсюда до штаба ехать около сорока километров, но Шерман срезает через поле и через лес. Нас немного трясет, но это явно не самая запоминающаяся поездка для этой машины.

Фото: Григорий Сергеев

Фото: Григорий Сергеев

Полицейских машин возле штаба теперь штук десять, во всех сидят люди. Тут же МЧС, скорая, пожарные, Мособлпожспас и даже, говорят, казаки. В штабе – вернувшиеся поисковики, мокрые и усталые. Мы сдаем оборудование, сливаем с навигатора трек в штабной компьютер и готовы ехать домой.

Андрей, папа мальчиков, конечно, не знает, но я их видела, когда выезжала с поиска, часов в шесть утра. Я сразу поняла, что это родители мальчиков – в окружении десятков ведомственных машин стояли мужчина и женщина. У женщины был измученный, потухший вид, глаза никакие, а у мужчины были страшные глаза. Он, видимо, стоял так, чтобы видеть каждую выезжающую с поиска машину, поэтому я как бы налетела на его взгляд. Ни отвести глаз, ни смотреть в его глаза было невозможно. И думать в последующие часы ни о чём, кроме этих детей и их родителей, тоже было невозможно.

Поэтому, вернувшись в Москву, я позвонила инфоргу и написала пост в фейсбуке о том, что нужны добровольцы для поисков детей в лесу. Честно говоря, я думала, что это увидят в основном мои друзья и, может, кто-нибудь поедет, но это объявление начали распространять те из моих знакомых, кого читают тысячи и десятки тысяч подписчиков. Мне писали в личку, звонили инфоргу, договаривались о выезде, и я была очень рада, что есть еще новые силы. И каждые пять минут проверяла форум – нет ли новостей, смотрела, кто еще поехал, кто вернулся, что происходит.

Из рассказа Евгении, со слов детей

– Они пошли дальше по инструкции, И ДОШЛИ!!! Вышли к СНТ «Милосердие», подошли к первому встречному мужчине и… спросили дорогу до СНТ «Лужок». Мужчина подробно объяснил мальчикам, как им пройти (по Яндекс.Карте это расстояние в 5,2 км). И в тот момент, когда они с ним уже прощались, их увидела женщина и спросила, как давно они потерялись в лесу. Поняв, что это и есть «потеряшки», которых второй день ищут по всему лесу с добровольцами, МЧС и сиренами, она дала детям телефон, чтоб они позвонили родителям. Это было почти в 13.30. Около суток длилось их славное путешествие, которое, к счастью, благополучно завершилось.

Из отчета координатора поиска Григория Сергеева

– Решение по поиску:

Штаб отдельно от МЧС и полиции, но рядом.

Взаимодействие и обмен информацией.

Работаем на отклик, так как лес большой, действуем двойками на удалении 250 м с целью покрыть не менее 50% леса к отъезду основных сил. К прочесу не прибегаем, первым делом выясняем наличие воды в речках. Мото-, квадро-, внедорожную технику используем на богатую сеть лесных дорог.

МЧС и полиция опять включили ночные сирены и поехали с ними, и наша задача их остановить. К сожалению, это частое явление, и тут мы его не избежали. Как выяснилось из рассказа детей, сирены ночью они слышали и даже пошли за ними, но в ход пошел супер-прием от служб «дуди и езди», и ребенок, выбравшись на открытую местность, потерял машину из виду, так как она уже укатила. Дети умнички – выдержать испытание ускользающей надеждой и взрослому не пожелаешь.

Всю ночь до традиционного отъезда большинства на работу у нас работали 72 человека из «Лиза Алерт», 2 внедорожника, 1 квадроцикл. Потом люди стали уезжать, количество групп в лесу снижалось. Это плохо, так как дети по светлому продолжат движение.

Фото: Григорий Сергеев

Фото: Григорий Сергеев

С утра с лесом огромную поддержку оказал Мособлпожспас, группы которого компенсировали выходящие наши. Очень приятно было видеть неподдельную мотивацию многих сотрудников, готовность обучаться. Чтобы не получить запоротых задач, «Лиза Алерт» прямо перед выходом организовала обучение компасу и навигатору для желающих новичков и служб.

В лесу от точки входа, к сожалению, изрядно затоптанной вечером, работали кинологи, их в этот раз было очень много: клуб «Буран», ПСО22, «Рескьюдог». Полиция работала по всем соседним СНТ с опросом и проверкой. Для этого были задействованы, кажется, все силы района. Именно это обстоятельство позволило нам сразу узнать о выходе детей в СНТ «Милосердие».

Найдены, живы

Поисковик: Наконец на форуме в 13.32 прошло долгожданное «СТОП! Проверка информации!» Не выдержала, написала инфоргу, и она подтвердила: дети найдены, их везут в штаб…

Фото: Григорий Сергеев

Фото: Григорий Сергеев

Тогда я бросилась писать всем, кто перепощивал мое объявление: «Дети найдены и живы!» И столько концентрированного человеческого счастья я не видела давно.

Евгения, мама: Почему ребята не послушались и без телефонов и снаряжения отправились в лес, я понять еще могу. Дети – это дети, и некоторый сюрпризный момент в жизни с ними присутствует всегда. Почему они не просили у взрослых помощи – менее понятно, но это мы пережили кошмар, а у ребят состоялось главное приключение лета, и смазывать его помощью взрослых им, возможно, не хотелось.

Больше вопросов ко взрослым, которые встречали в глухом и огромном лесу двух малышей и не попытались выяснить у них, почему они одни и в таком нелесном виде. Как люди, которые встретили их утром, могли не слышать сирены, гудевшие с 22 до 2 ночи и возобновившие вой с 4 утра?

Отдельные вопросы к сотрудникам госструктур, участвовавших в поисках. Зачем они в таком количестве – по четверо и пятеро, такими разными организациями (детская комната милиции, уголовный розыск, опека, криминалисты и я уже даже не знаю, кто), вместо того чтобы искать детей, зная, что волонтеры собираются со всех концов Москвы и области и каждый человек на счету, крутились около растерзанных волнениями родителей и только накаляли обстановку своими вопросами и подозрениями? Но это уже другая история про уязвимость родителей, и особенно приемных родителей…

Андрей, папа Тимоши и Гриши: Дети вполне довольны взрослыми, которых встретили – говорят, они такие хорошие, помогли, подсказывали, куда идти… Полиции было очень много, они сидели в машинах, а те, кто не сидел, по очереди «бомбили» Женю вопросами. Приедет машина, выйдут из нее четыре человека, ходят по дому и задают разные вопросы – когда белье стирали, почему бассейн меняли и так далее – один за другим, один за другим, отрабатывали разные неприятные версии, ездили по тем местам, где ребята гуляли, расспрашивали соседей, без перерыва с 5 утра и до тех пор, пока не нашлись дети, и потом уже, когда нашлись, тоже приезжали.

Поставили на уши нашу опеку. В интернете в МЧСовских и полицейских ориентировках написано: «потерялись пасынки», «дети от первого брака», белиберда какая-то. Задавали столько вопросов, получили столько ответов, и всё равно всё напутали, потому что потерялись как раз-таки два родных сына.

Евгения, мама детей: Очень непросто подобрать слова благодарности людям, которые были рядом в самый ужасный момент жизни. Всё, что хочется вам сказать, лишь в незначительной степени может передать нашу благодарность за то, что вы были с нами, давали надежду, поддерживали и не щадя собственных сил спасали наших детей.

Уважаемые, сердечные, дорогие, СПАСИБО ВАМ ОГРОМНОЕ И ПОКЛОН ДО ЗЕМЛИ!!! Вы решили, что чужая беда не может пройти мимо и, бросив свои дела, уютные дома, интересные занятия, работу, поспешили отправиться ночью в грозу на поиски двух потерявшихся ребятишек. Ваши знания, опыт, и главное – решимость искать до победного, разрывали пелену отчаяния и страха за наших деток. Вы приходили к нам, и сразу становилось легче дышать, появлялись силы надеяться и бороться с потоками убивающих мыслей «а что, если они…» Вы уводили прочь от самого страшного.

Я не устану говорить вам: спасибо! Спасибо за отзывчивость и доброту!

Андрей, папа детей: Мы с Женей, конечно, виноваты – надо было проконтролировать, что дети вернулись домой, когда мы уезжали, пройти до дома 500 метров. Мы должны были убедиться в этом. Если бы мы туда подъехали, мы бы увидели и велосипед, и ягоды, и поймали бы их в самом начале. Но мы даже не переживали, потому что дом рядом, куда они могут деться. Немного поворчали на Тимошу, потому что он обещал нам принести ягодок в дорогу, и не пришел – и поехали. А они в это время в лес уходили…

Спасибо всем, кто искал наших детей – с кем из соседей ни поговорю, все так или иначе участвовали в поисках – переодевались и бежали в лес, кто куда: кто знает какие-то урочища, куда обычно забредают заблудшие, те проверяли их, кто-то просто обходил лес вокруг, кто-то ходил до соседнего СНТ и обратно через лес. Наш старший сын ходил с кинологами пять часов и очень загорелся желанием стать волонтером «Лиза Алерт», мы уже внимательно изучили форум, всё знаем про ваши тренировки, про то, как проходят поиски, и готовимся.

LizaAlert

Ксения Кнорре Дмитриева

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
“Лиза Алерт”: инструкция как стать волонтером

Раз съездишь, посмотришь, как это происходит, и уже не отпустит

Поисковый отряд «Лиза Алерт» запустил мобильное приложение

Цель приложения – быстро и эффективно оповещать пользователей, что рядом с ними ищут пропавшего

«Лиза Алерт» ищет людей

Я не могу спокойно смотреть, как бабушка будет умирать в лесу. Я могу вытащить ее оттуда…