Не для слабаков: пастор-баптист на православной Литургии

|

Автор: Гордон Аткинсон

Блог Гордона Аткинсона, пастора баптистской церкви в Сан Антонио, США, штат Техас. Запись создана 1 июня 2009 года. Перевод с английского Валерии Посашко

Последнее воскресенье – 4-е из 13-ти в моем академическом отпуске1. Каждое из них для меня драгоценно. Каждое воскресенье я выбираю, где и как мы будем участвовать в богослужении. Я – не охотник за церковными достопримечательностями, надеющийся увидеть что-нибудь новенькое. Моя цель – духовный опыт. Я хочу служить Богу.

3_0_preview-lefУже вечер субботы, а мы с Дженин так и не решили, куда пойти завтра. Это было нечто из разряда ранее для меня неизвестного, но обычного для нашей культуры: разговор в стиле «В какую церковь ты бы хотела сходить?» «Не знаю, а в какую хочешь ты?».

В Интернете я нашел сайт храма святого Антония Великого. Это православная церковь, наполненная великолепными образцами византийского искусства. На ней мы и остановились.

Шелби и Лиллиан решили пойти с нами. Дорогой я предупредил, что их ждет нечто совершенно особенное, отличное от того, к чему они привыкли. «Их богослужение на протяжении более тысячи лет остается практически неизменным», – сообщил я девочкам.

Оказалось, что это было еще слишком мягко сказано. Святой Антоний Великий – это не просто старая школа со стилосами и глиняными табличками для письма…

Мы пришли за 10 минут до начала богослужения, но храм был уже полон людей, которые зажигали и ставили свечки и молились. У входа нас встретила женщина. Я ей сказал: «Мы не знаем, как себя здесь вести». Она вручила мне книжку с текстом Литургии и пригласила пройти внутрь.

Скамейки? Зачем нам какие-то еще скамейки! Сидеть во время службы – это ж дремучее средневековье.

Величественные иконы в византийском стиле, выполненные на заказ известным художником из Болгарии. Священники в полном облачении, с кадилами в руках (такие раскачивающиеся штуковины, в которых дымится ладан). Продолжительное, сложное чтение и пение, которому нет конца и края. И каждая строчка наполнена сложными, богословскими понятиями. Чувство такое, словно необработанные ломти богословия отламываются от древнего вероучения и пригоршнями бросаются в толпу прихожан. В довершение всего – чтоб нам уж точно жизнь мёдом не казалась – все читалось монотонным голосом.

Я узнавал слова и выражения, которых не слышал со времен окончания семинарии. «Богородица», «Рожденный не Сотворенный», «Херувимы и Серафимы», «возношения и всесожигаемая»…

Чем-то напоминало образы из детского кошмара. Мантии, пугающие изображения, курящийся ладан, потайные двери в иконостасе, которые время от времени открываются и выпускают маленьких мальчиков в облачениях и с золотыми подсвечниками в руках. Псалмы и пение, исходящее от небольшого хора и разливающееся под сводами храма так, что в дальнем конце помещения, где никто не поет, отдается каждое слово. Акустика там сногсшибательная. Кто бы ни говорил, звуки его голоса были слышны повсюду.

Вокруг столько всего происходило, что я не поспевал следить, было сложно сконцентрироваться.

2_0_preview-lefПервой сдалась Лиллиан. Полтора часа стояния на ногах доконали ее. Дженин провела ее к скамейке у боковой стены. Лиллиан в изнеможении привалилась к плечу Дженин и уставилась на меня ошеломленным взглядом обманутого ребенка, словно говоря: «Как ты мог привести нас в это дикое место?».

Шелби старалась держаться. Мы следили за службой по 40-страничной книжке по Литургии, которая, как оказалось, содержала только аббревиатурный ее текст. Я сбивался раз 10. 50 минут спустя Шелби наклонилась ко мне и спросила, сколько еще продлится богослужение. Я старался держаться, боясь, как бы меня не подвели мои колени, так как бедра уже онемели. Я показал ей книгу – мы были на 15-й странице – и пролистал оставшиеся 25 страниц, демонстрируя, сколько нам еще осталось. У нее просто отвисла челюсть. «Ты серьезно?». «Ага. А еще, мне кажется, должна быть проповедь». «Они еще не произносили проповедь?! Что же тогда делал тот человек, который всё говорил о…ну, всё говорил?». «Я не знаю», – ответил я.

«Мне нужно в туалет», – сказала она.

Осмотрев все вокруг, я заметил незапертую дверь за храмом – вон и он.

5Я продержался всю службу – час и 50 минут – ни разу не присев, однако спина ныла ужасно. Шелби вернулась ближе к концу. Когда подошло время Причастия, я предложил к нему не приступать, поскольку мы совершенно не знали никаких правил, с ним связанных. Так что мы почтительно остались стоять позади. Одна женщина заметила это, поднесла кусочки хлеба и, поклонившись, отдала их нам. Я был тронут этим жестом участия к новичкам, которые, очевидно для всех, очень старались вникнуть в происходящее.

Ладно, я даже немного плакал. Ну и что? Бьюсь об заклад, у вас бы тоже ком в горле стоял. После окончания службы к нам подошла одна женщина. Она сказала: «Я заметила, что девочкам было тяжело стоять». «Да, – сказал я. – Это богослужение не для слабаков». Она рассмеялась и ответила: «Верно», без тени смущения или извинительного тона.

7

Так что же я думаю о своем опыте участия в службе в православной церкви святого Антония Великого?

Я без ума от нее. Мне очень, очень, очень, очень, очень понравилось.

В наши дни, когда все, начиная от церковных служб заканчивая программным обеспечением, упрощается, делается для удобства людей, здесь я увидел службу, которая предполагала какие-то усилия с моей стороны. Нет, она ТРЕБОВАЛА от меня усилий.

«Ты не знаешь, что значит «Богородица»? Найди книгу и прочитай об этом. Тебе тяжело 2 часа подряд стоять на ногах? Можешь присесть пару раз, чтоб передохнуть, а потом вставай и стой дальше. Здесь мы служим Господу нашему Богу, пойми, смертный. Или ты думаешь, мы можем расслабленно и безболезненно служить Извечному». Видите, я разобрался. До меня дошло. Мне было тяжело следить за словами песнопений и ходом Литургии. Но даже это мое недопонимание пошло на пользу. «Тебе так многому еще надо научиться. Тут больше, чем при жизни может вместить человек. ЭТО БОЛЬШЕ ТЕБЯ. И твое знание – не главное здесь. Это древние обряды Церкви. Присоединяйся к нам, брат, и со временем ты всему научишься. Или иди и найди другое место, где тебе будет легче, если так нужно. Да благословит Бог твой путь. Мы поймем, но именно так и созидается Церковь».

8_preview

Я снова вернусь сюда в воскресенье. Хотел было написать «я с нетерпением жду этого». Но это неправильно. Просто я уверен, что там есть правда. А правда – вот чего я всегда ищу.

Обновление : На самом деле это было написано 26-го и 27-го мая. Я вернулся в церковь святого Антония Великого в это воскресенье и обнаружил, что уже немного лучше ориентируюсь в ходе службы. Православное богослужение ДЕЙСТВИТЕЛЬНО дает мне очень многое. Шелби и Лиллиан идти со мной на этот раз отказались.

Фотографии с сайта храма св.Антония Великого.

Иконостас, отделяющий алтарь от основной части храма (нефа или «корабля»).

Классический православный образ Христа Вседержителя на потолке храма св.Антония.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Народ шествует в Царство, только сектанты омрачают

Вербовка под прикрытием. Общественный помощник омбудсмена заманивала людей в секту...

Пашка из Америки

Как протестант из Штатов принял православие и стал русским плотником

За Христа ли тебя преследуют? Или за твои безумные идеи?

Почему, глядя на протестантов, иногда бывает стыдно за православных

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!