Не «особенная» жизнь

Писать о себе всегда сложно. Стало уже общим местом гово­рить и писать о людях трудной судьбы. Но задумаемся: есть ли вообще лёгкие судьбы? Каждый в этой жизни несёт свой крест. Только отношение к этому у всех разное. Кто-то размышляет над этим, кто-то вовсе не задумывается, кто-то за всё благодарит Бога, кого-то это угнетает, приводит в уныние… Как изложить в нескольких абзацах тот путь ста­новления, взросления, путь проб и ошибок, приобретений и горьких потерь? Тем более, когда тебе  уже ближе к сорока пяти; когда не только в тебе и с тобой, но и вокруг, в стране произошло столько перемен и событий…


Просто я

Я принадлежу к тому поколению родившихся в начале 60-х годов прошлого столетия, которое воспитывалось в духе коммунистических идеалов. Особенно это неукоснительно было в спецшколах-интернатах, где я и училась. Ничего плохого сказать не хочу – из нас воспитывали добропорядочных людей с очень высокими знаниями по всем предметам. Была уверенность, что: ты только прилежно учись и хорошо себя веди, и будет всё в порядке! Выйдя во взрослую жизнь, мы сразу столкнулись с жестокой действительностью, когда даже в техни­кум для инвалидов не брали из-за плохого почерка или не очень четкой речи. Стало ясно, что ты и твои знания никому не нужны и не интересны… А главное, нет ответа: для чего тогда всё это, в чём смысл такой жизни? О духовном, о Боге я и понятия не имела. Сколько из-за этого совершенно ошибок, сколько потрачено зря драгоценного времени…


Я с отцом

Тянется любая травка
К небу, к солнцу и к теплу!
Ах! Какая я козявка –
В землю всё нырнуть хочу…
Белый свет не мил мне, братцы!
Потому что чёрен след
Безрассудных ожиданий
И потерянных судеб…
Хоровод пустых страданий
И бессмысленных побед…
Как узор разочарований –
Нераскаянности след…

 

—————

 

Нас в детстве учили бороться
С болезнью, с судьбой и с собой!
И годы летели, как птицы,
Сгорая в борьбе роковой…


Вот юность мелькнула…
И молодость ушла уж в небытиё…
Что же пребудет со мною во веки?
Лишь вера в Святое Добро!


 Картонажная фабрика (надомный цех) – сюда я устроилась, и то с трудом. Первая победа – по­ступила в обычный техникум (на «статистика общего профиля»), хотя и на заочный, но всё же! Итог – красный диплом и никаких перспектив работать по специальности… К 30-ти годам начали болеть суставы. Пришлось со второй группы инвалидности перейти на первую. Очень просила ВТЭК дать рабочую группу, обещали, но написали: нетрудоспособна. С фабрики уволили тут же… Начало 90-х – сокращали рабочие места, много позакрывали, много разорили…
Хотелось ли быть здоровой или, по крайней мере, хотя бы что-то поправить? Конечно! А в стране начался культ гадателей, прорицателей, целителей. И понеслось: экстрасенсы, гороскопы, восточная медицина и философия. Казалось, ещё чуть-чуть и вот оно – здоро­вье, счастье!.. Горько сейчас об этом вспоминать. Но… это мой опыт, мои искания, мой путь к Богу, в Православие. Как скажет потом подруга-одноклассница: «Ты пришла к вере через чёрный ход». Пусть так; главное – пришла!

 


У себя в квартире. Никак не попасть в ванную комнату.

 

Объявление

 

«Я ищу учителя

В жизни непростой!

Я ищу учителя

С трезвой головой!

С верой непорочной,

С правдой на устах!

Я ищу учителя!..»

 

«Да не в тех краях …»

——

 

Нет мира в этом мире …

Нет мира и в душе моей …

Куда деваться мне — не знаю! —

От суеты земных теней …

 

Даль голубая — Небесное Отечество!

Земля — гостиный двор …

Прими — о, Мати Божия! —

Меня под свой Покров.

 


А стихи? Сама не знаю, как вышло. Жила-была девочка, очень любила с папой бродить по старинной Москве, любила читать книжки и слушать песни – самые разные. 70-е годы ХХ века сейчас называют ренессансом песенного жанра (и эстрадного, и бардовского), ко­гда были не тексты к музыке, а СТИХИ, которые писали ПОЭТЫ. Среди них – Андрей Де­ментьев, а это, значит, появился интерес и к журналу «Юность», печатавшему много сти­хов современных авторов. Через песню к поэзии! А ещё р\ст «Юность» – там молодость, романтика, БАМ… Из желания всего этого и понимания, что из-за болезни, ну, никак, ро­дились первые строчки: «Мне бы с вами, ребята, в дальние края!..» Тогда же мне подарили чеканку «Девушка у моря», и опять вдруг пришли романтические строчки. Конечно, наивно… А потом 10-ие исканий, метаний, забылись юношеские пробы пера… Шло накопление жизненного опыта и знаний, внутренних сил. Могу сказать, что я из тех людей, которых трудности только закаляют, заставляя искать и анализировать, смотреть на вещи реально. Спасибо за это отцу, который так меня воспитал и настроил.

 

     Нашим папам

Повезло нам с отцами –
Они всегда вместе с нами,
Заменяя матерей,
В стужу, в бурю и в метель!..

Когда ластится тревога
Иль досада нас берёт,
От печали добрым словом
Папа твёрдо уведёт!..

И не даст с кручиной слиться –
Выход он всегда найдёт!
Пусть не всё сумеет сделать,
Но всегда глядит вперёд!..

Где, какая веха будет,
Где бурьян, чертополох!..
И подскажет и не бросит
Средь запутанных дорог!..

И рукою трудовою
К сердцу так порой прижмёт,
Что забудешь всё на свете! –
Лишь в душе: «Храни, Господь!»…

 


Однажды гостила у моих родственников в Боровске. Стояли хорошие летние дни и я их проводила на скамейке в саду, откуда открывался дивный вид на поля, на холмы, лес и над всем этим русским простором – голубое, высокое небо, неспешно плывут облака… И так захотелось это нарисовать! Даже название тут же возникло – «Вечное». Но рисоваль­щик из меня никакой, зато есть его величество СЛОВО!

 

Я не знаю, что со мною – 
Сходят строчки с высоты!.. 
А в душе живет тревога: 
Что мне  с ними делать? 
Подскажи!

—–

Лето, поле и цветы!..

А кто там ходит?

Может, ты?

Моя мечта! –

Так хочется

До тебя дотронуться!

Но… Ты пуглива и мудра –

Опять за горизонт ушла.

 

 

 В тот приезд ходила на массаж в дом к женщине-врачу (чуть старше меня). Я первый раз увидела в доме столько икон. Мы с ней и не говорили о вере. Просто меня тогда ещё поразило, что молодая, а верит! И она ко мне отнеслась не просто как к больной. Она увидела во мне личность, что было впервые в моей жизни со стороны незнакомого человека. И когда закончился курс лечения, то как-то сами собой слова благодарности сложились в стих, который в последствии где-то затерялся и благополучно забылся.

                                       Кому-нибудь    
                                       Стихи я посвящу.
                                       И кто-нибудь
                                       Прочтёт их спозаранку.
                                       И, может быть,
                                       Они залечат чью-то ранку.
                                        Пусть и забудутся потом –
                                        Как ночь мы забываем днём!

Постепенно в душе стала возрастать вера. Первые православные издания, первая испо­ведь, первое причастие (осознанное, т.к. в младенчестве и крестили, и причащали). При­зывающая благодать, восторг новоначального, когда, кроме всего прочего, хочется поде­литься и с другими своими открытиями и чувствами! Как оказалось, сделать это было мне легче всего именно в стихотворной форме. И что очень важно – получалось спокойно и не­навязчиво, не то, что в простом разговоре.
Нет, я вовсе не особая…. Это судьба и путь многих и многих людей, родившихся в се­редине ХХ века. И не так мало людей, которые, приобретя в сердце веру, начинают творить – пи­сать, рисовать. Просто у меня вот такие проблемы (со здоровьем), у кого-то – другие… А во­обще-то, как говорил А.Дементьев, стихи не пишутся, стихи случаются. Могут сразу в один день «прийти» два, а могут «забыть» меня на месяцы… Я заметила, что чаще всего они приходят тогда, когда душа по-настоящему трудится: когда стараешься быть в мо­литве, читать духовную литературу, чьи-то стихи (в последнее время особенно иеромо­наха Романа из скита Ветрово) или просто кого-то внимательно выслушаешь.

 

 

Себе

Писать стихи? – не дело!
Писать стихи? – не в счёт!
Строка пришла. Присела.
Вот отдохнёт – уйдёт…
Уйдёт! Куда? – Не скажет!
Ищи её – свищи!
Лишь след в душе оставит
Да чистый лист в ночи…

 

———

 

Тебе

Ты меня не знаешь.
Я тебя не знаю.
Ты меня – узнаешь!
Я себя? – не знаю…

 


Но самым неожиданным для меня стало то, что я, тихоня и очень стеснительная из-за болезни, смогла за короткое время приобрести немало друзей и знакомых! Что я, немощная, и им как-то нужна! Это случилось в самый трудный для меня период жизни. Не стало мамы, потом слёг и умер отец… Мне самой понадобилось лечение, а в 2005 году вынуждена была сделать две серьёзных операции и после каждой меня выхаживали всем православным миром, как в давние христианские времена. Это работники ООО «Комфорт комплекс», члены сестричества храма «Преображения Господня» в Тушине, бабушки-соседки… Жаль, что здесь нет возможности назвать всех по именам…


У Новоафонского монастыря в Абхазии

 

Но всё это не было манной небесной, взявшейся вдруг неоткуда. После первой операции почти каждый вечер, вооружившись записной книжкой и телефоном, приходилось выискивать кого-нибудь, чтобы  пришёл на полчасика (дать покушать, переменить памперс). Я тогда совсем ничего не могла – только с боку на спину перевернуться, включить\погасить свет да переговорить по телефону. Особенно было трудно найти человека на воскресные и праздничные дни. И всё же кто-то да отзывался. Как говорится: «Стучите и отворят, просите и дано будет» и «Бог не даст выше сил»!

А после второй операции было легче. Одна знакомая попросила приехать свою давнюю подругу  из Краснодарского края, которая 4 месяца меня выхаживала. А потом ей и самой надо было срочно подлечиваться (женщина уже в возрасте, с кучей болезней). Но я ещё была слаба. Опять стали кого-то искать. А разгар лета – все разъехались… Что делать? Тогда о.Николай, который уже несколько лет приезжал ко мне домой, исповедовал и причащал, присылал одну из своих дочерей: «Пока в институте каникулы, пусть поухаживает».

Когда я описала всё это одному интернетовскому знакомому, он ответил: «Теперь ты просто обязана написать всё, что с то­бой произошло! Донести это до людей». Я, конечно, постараюсь, если будут силы, если хватит умения и благословит Господь…


Время писать письма.

Время  – отсылать…

Время ждать ответов.

Время – помолчать…

И в молчанье этом

Встретить вдруг себя!..

И уж в новом свете

Прочесть все письмена.

 

                     * 

 

Какие звуки раздаются

В ночной тиши, среди снегов!..

Какие звуки в душу льются,

Когда не видно берегов…

Тревожно темноты молчанье

Над белизною чистого листа!..

А мысли вереницей вьются –

Им нет начала, нет конца…

 

 

Где-то в середине апреля я писала в своем ЖЖ: «А в самом ближайшем времени меня ждёт третья операция на ноге и ничего не могу, да и не хочу загадывать. Если кто вдруг наткнулся на эту запись и у Вас хватило терпения дочитать её до конца, помолитесь за меня, грешную, или просто не поминайте лихом». Но «человек предполагает, а Бог располагает».

В конце апреля уговорила знакомых, и меня  свозили на консультацию. Самое главное, выяснила: что и как. Врач-хирург, увидев и оценив моё состояние, честно поговорил со мной. Сказал, что если и будет положительный результат, то лишь на время (на год-два). А потом нога вновь примет такое (согнутое) положение, как и сейчас. Можно, конечно, на неё надевать специальное приспособление (аппарат). Но оно само по себе имеет вес, и я не смогла бы сдвинуться с места, и руки у меня оказались для этого слабые. Да и помочь фиксировать мне ежедневно в нём ногу некому…

 

Никто на меня не «давил». Я сама решила: отказаться от операции. Главным в этом решении было то, что мне никто из врачей (а их было трое) так и не ответил на вопрос: может ли с ногой после операции  быть ещё хуже? Т.е. нет никакой гарантии, что моё положение не ухудшится (вечно прямая, как палка, нога ещё хуже!). Я и добивалась многие месяцы, чтобы состоялась эта консультация, чтобы меня посмотрели. И я  сама могла бы расспросить врачей.

Как такового огорчения нет. Значит, такая воля  Божия на сей предмет. Ведь сколько раз в течение года всё откладывалось  и откладывалось по самым разнообразным причинам. Выходит – не зря! В общем-то, я уже внутренне была готова к такому повороту событий. Только мне жаль людей – их хлопоты, и старания в этом направлении… Как-то не удобно перед ними… Папин друг (человек уже преклонных лет) так хотел помочь, что, может быть, что-то мне и не договаривал, а может, и сам недопонимал… Слава Богу, что всё разъяснилось вовремя! Что пришло вразумление.

 

Возьми судьбу в ладони!

Её  благослови!

Пускай порой хороним

Вчерашние  мечты.

 

А новому навстречу

Откроется окно!

Вздохни  ты полной грудью

И станет так легко!

 

Уже в мае я чудесным образом,  вместо операционной, попала в Абхазию на Новый Афон, где провела незабываемые 12 дней! Неисповедимы пути Господни!

 

Притаиться, приютиться
У прибрежных, диких скал,
Где обрывы над рекою,
А в реке девятый вал!..
Где не слышен гул моторов –
Всё объято естеством…
Где, едва касаясь неба
И воды, своим крылом,
Птица реет вдохновенно!
Там себе найти бы дом!..

 

Но это уже отдельная история.

 

Жизнь продолжается! Надо уж вплотную заняться обустройством окружающего пространства для максимальной самостоятельности. Да ещё бы пережить общедомовый капитальный ремонт… Но нет пока помощников. По своему горькому опыту знаю: с деньгами как-то попроще, а вот с людьми-помощниками… Часто сталкивалась с ситуацией – вручат некую сумму денег, а дальше: как хочешь! А что толку в этих деньгах, когда сама ни выйти из дома не можешь и с кем-то договориться проблематично (болезнью задета речь). Вот и ищешь ЧЕЛОВЕКА… ВЕЧНЫЕ ПОИСКИ… Опять  надежда на помощь СВЫШЕ!!!

 

Одна надежда у меня –
На чудо!  На силу Божию
Да на распятого Христа!..
Чтоб уберёг меня от стужи,
От боли, воли, от зависти…
Короче – от себя!..

——

 

Удивляйтесь, люди!
Удивляйтесь миру!
Удивляйтесь солнцу,
Рекам и полям!
И простой букашке,
По земле ползущей,
И комете дальней,
Легким облакам!..

И не хмурьте брови
При первой неудаче!
Даже при повторной –
Пятой иль шестой!..
Это не причина,
Чтобы быть в кручине!
А хороший повод
Стать самим собой!

И отбросьте гордость
И сомнений ворох –
Сердце растревожьте
Молитвою живой!
Поклонитесь в пояс
Матушке родимой!
Душу оросите
Ключевой водой!

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: