Не остаться с ребенком из детского дома один на один

|
Психолог и приемная мама Дарья Дмитриева  написала в Facebook о том, какая помощь нужна приемным семьям в первое время. Руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская  рассказала «Правмиру» к чему необходимо готовить будущих приемных родителей и как общество может поддержать семьи усыновителей.
Не остаться с ребенком из детского дома один на один

Дарья Дмитриева

Дарья Дмитриева, приемная мама

Рядом не хватает опытных приемных мам, лояльных репетиторов и врачей

Я – психолог и приемная мама чудесной дочки-подростка. Мое видение сопровождения основывается не столько на профессиональном опыте (я не тематический психолог и редко работаю с приемными детьми и семьями), сколько на опыте материнства и опыте других приемных мам. Всё, о чем я здесь пишу в той или иной степени возможно получить в крупных городах, никакого ноу-хау я не изобрела, но даже здесь нужных специалистов и поддержки не хватает.

1.На первых порах, когда мы только привезли ребенка, больше всего не хватало человека, который бы в случае необходимости мог сходить со мной вместе в опеку (юриста или опытной приемной мамы).

Волнение и банальный недосып явно ухудшали мою способность к восприятию информации. Меня бесплатно консультировал тематический юрист и всё равно мне периодически хотелось иметь на руках памятку по типовым вопросам общения с опекой (поставить на учет, написать заявление на выплаты и т.д.) на уровне раз-два-три и с ссылками на конкретные подзаконные акты.

Почему-то сложнее всего было запомнить, как правильно называются бумаги, которые надо передать в опеку или затребовать от нее, я маниакально всё записывала за юристом, спасибо у этого прекрасного человека хватало терпения повторять мне по нескольку раз одно и то же.

2. Также в первое время или в тяжелые моменты адаптации важна возможность поговорить с доброжелательными приемными мамами или тематическими специалистами. Именно доброжелательными. Потому что очень страшно за ребенка, за свою родительскую неопытность.

Это не значит, что приемного родителя можно только поддерживать. Приемные родители такие же люди, как и остальные – нам свойственно ошибаться. Но в первый месяц жизни с ребенком или в моменты, когда ты близок к выгоранию, очень сложно адекватно воспринимать жесткую критику, даже если она справедлива по сути.

Я счастливый человек – у меня прекрасная семья, отзывчивые друзья, стоит мне только попросить и почти всегда найдется кто-то, кто поможет, поддержит, пожалеет. Но иногда у тебя бывает настолько мало сил, что даже попросить о помощи их не хватает.

И это неоценимая поддержка, когда тебе кто-то звонит или пишет и тепло и искренне расспрашивает, как ты, как дома, как дочка. Причем не менее, чем сочувствие, бывает важно то, что собеседник может порадоваться за вас, даже если повод для радости, кажется, тонет в перечне всех трудностей, через которые сейчас проходит твоя семья.

3. Очень нужны контакты хороших тематических врачей, дефектологов и психологов, желательно готовых коммуницировать между собой, чтобы в случае необходимости можно было получить целостную картину того, что происходит с ребенком и семьей.

В трудных случаях (а их очень много), когда у ребенка есть и соматические, и неврологические, и психологические, и педагогические проблемы, важен человек, который будет координировать эту работу, помогать родителям понять, когда и каких специалистов лучше привлечь.

4. В идеале, нужны контакты лояльных к проблемам приемных детей репетиторов и тренеров, в идеале даже не просто лояльных, но понимающих эти проблемы или готовых в них вникать.

Нужны контакты конюшен, где ребенок мог бы кататься в обмен на уход за лошадьми, нужны собачьи приюты, где дети могли бы волонтерить под руководством опытных наставников. Нашим детям очень помогает общение с животными, но не каждая семья может оплатить занятия конным спортом или завести кошку или собаку. Нужна информация о школах по округам, готовых иметь дело с семейным обучением.

5. По мере необходимости нужна возможность работы с психологом, как групповой, так и индивидуальной (для родителей, для ребенка) или семейной.

6. Для тех, у кого нет возможности нанять няню самим или заручиться поддержкой родственников, нужны няни на несколько часов в неделю, оплачиваемые из средств БФ. Я знаю, что есть проект “Передышка” благотворительного фонда “Измени одну жизнь”, но проблема в том, что там (по отзывам родителей) каждый раз к ребенку приходят разные няни. Понятно, что это не выход для тех мам, у детей которых и так большие проблемы с привязанностью.

7. Если возможностей для развития малышей довольно много, то для подростков, на мой взгляд, катастрофически не хватает проектов по профориентации, проектов, направленных на развитие интереса к чтению и познавательной активности в целом.

У подростков очень мало времени на самоопределение и получение знаний и зачастую море пробелов, неверие в свои силы, опыт отвержения в школе и от этого нежелание учиться. Нам повезло – у нас есть прекрасный профориентационный проект «Первый шаг» и Умная Москва.

8. Для состоявшихся приемных родителей есть клубы и ресурсные группы, но, как мне кажется, еще нужны группы для старших (не важно кровных или приемных) детей, которые трудно воспринимают появление нового члена семьи. Дело здесь не в банальной ревности.

Приемный ребенок, пришедший в семью, это в первую очередь ребенок, переживший очень серьезную психологическую травму. И если приемные родители в какой-то мере осознают, что как минимум первый год жизни им придется быть «травмотерапевтами» и делают свой выбор сознательно, то ребенок, у которого появились новый братик или сестричка, часто оказывается не готов к тем проблемам, которые возникают.

9. Но самое главное, нужны медиаторы для общения с кровными семьями, опекой, полицией, школой, ПМПК. Если про потребность медиации в общении с кровными семьями, наверное, более всё прозрачно, то про медиацию в общении с официальными органами, возможно, стоит в двух словах объяснить.

 

Медиатор нужен для случаев, когда у ребенка/родителей, возникают проблемы в школе или с правоохранительными органами, и как следствие проблемы с опекой. Например, когда ребенок сильно травмирован и практически постоянно кричит в период адаптации, порождая у соседей идеи о том, что его истязают приемные родители.

У нас ничего такого не было. Но в один момент, когда я говорила с преподавателем математики, объясняя, чем вызваны проблемы дочки с усвоением предмета и получила ответ «Вы ей объясните, что ее тут никто обижать не будет», я испытала острое сочувствие к тем мамам, чьим детям учеба совсем не дается, или чье поведение вызывает нарекание у учителей и других родителей.

У меня были силы на краткую просветительскую беседу и ресурс для сохранения спокойствия. Но не знаю, как бы я взаимодействовала со школой, если бы мою дочку склоняли на каждом собрании, меня регулярно вызывали в школу и просили: «Поговорить, принять меры, объяснить и т.п.»

Понятно, что не всё, о чем я пишу, нужно каждому ребенку или каждому родителю, эти возможности нужны для выстраивания индивидуальной траектории, поля поддержки для каждой семьи.

 

Елена Альшанская, руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Нельзя игнорировать прошлый опыт приемного ребенка

Елена Альшанская

Приемная мама написала очень хороший и верный пост. То, что читается во всех пунктах – приемным семьям не хватает поддержки. Разнообразной. Это совершенно понятно, это сложный путь, по которому очень страшно бывает идти одному.  И важно, чтобы разного рода поддержка была. Прежде всего – формировалось профессиональное сообщество вокруг.

Но я хочу зайти немного с другого угла, я себя чувствую буквально обязанной про это каждый раз повторять и повторять, потому что это важно, но все еще не осознанно нашим обществом.

Для того, чтобы приемный родитель мог помочь принимаемому ребенку и при этом не навредить ему, и не разрушить себя и свою семью, нужна осознанность этого поступка и правильное понимание того, что это за ребенок, что это за ситуация. Это должно произойти до  того, как человек пошел оформлять документы.

Сегодня большая часть нашей социальной рекламы и информирования потенциальных приемных родителей с моей точки зрения несут не совсем правильный и вводящий в заблуждение посыл. Есть несчастные детишки, которым нужна семья, и вы их можете взять. Изображен обычно такой ребенок – обычно красивый и «один во всем мире», и он ждет своих маму и папу.

Что тут не так? В этой картинке дети появляются из ниоткуда, словно их находят в капусте или приносит аист. Но это не так.

Важно, чтобы у потенциальных родителей было понимание, что у ребенка были, а чаще всего есть, родители. Но в его семье что-то пошло не так, что-то случилось, надорвалось, раз ему ищут другую семью. Либо кровные родители отказались от ребенка, либо государство приняло решение, что по какой-то причине эта семья является недостаточно хорошей для ребенка, либо родители умерли.

Но шансов, что это безымянный подкидыш – не очень много. Более того среди всех детей в банке данных о детях, нуждающихся в семейном устройстве далеко не все дети подлежат усыновлению, это значит, что родитель ребенка не лишен окончательно прав и своей связи с ребенком.

И важно помнить, что к поиску приемной семьи для ребенка приводят обычно травмирующие и тяжелые события в его жизни. Родители отказались от него, а может, были к нему жестоки, а может, любили его, но органы опеки решили, что они в чем-то плохи и неуспешны, как родители.

У ребенка уже есть в жизни опыт потери и расставания с единственными близкими людьми, есть период одиночества, стрессового переживания оторванности от семьи или нахождения в учреждении, а может быть опыт насилия и жестокого обращения – это очень тяжелые для детского опыта события, которые не могут пройти бесследно.

Даже если ребенок выглядит как обычно, он все равно пережил что-то из перечисленного. Ребенок с самого начала наделен чувствами, эмоциями, и поэтому делать вид, что ничего не произошло, и эта ситуация не приведет к последствиям, неправильно. Родители должны осознавать, что их задача – помочь ребенку с этим справиться, понять, как это сделать наилучшим образом. Очень редко наилучший способ – полностью игнорировать предыдущий опыт и жизнь ребенка.

Хорошо, если приемные родители с самого начала понимают, что это ребенок перенесший травму, стрессовые и тяжелые ситуации, а еще у этого ребенка есть кровная семья и она важна в жизни ребенка. Помимо того, что это часть его судьбы, его личности, его персональной – ему одному принадлежащей истории, это реальные люди, которые могут проявиться в жизни ребенка.

 

Семья может восстановиться, особенно если родители не лишены прав, выйти из тюрьмы, если родители были там, родственники могут просто захотеть общения с ребенком, ребенок сам может рассказывать или вспоминать что-то о своей семье, иногда тяжелое, а иногда наоборот, хорошее.

И очень часто это приводит к огромному количеству эмоционально напряженных ситуаций – если приемные родители не готовы к этому, если они просто исключают родителей и родственников ребенка в своем сознании, не думают о них, а опека часто всячески поддерживает это.

Дети не просто пережили стресс. Это разные совершенно жизненные ситуации. И надо понимать, что если ребенок в банке данных, это совершенно не значит, что там нет никакой коммуникации с семьей, или что она не пытается вернуть ребенка.

У нас, к сожалению, органы опеки иногда вводят родителей в заблуждение относительно реальной ситуации с кровной семьей и родными ребенка, причем в обе стороны. Может не сказать, что  есть шанс в восстановлении, а может, наоборот, рассказывать о восстанавливающейся маме там, где она сама этого делать не планирует..

Необходимо понимание, что приемная семья часто нужна на время, пока родители сидят в тюрьме или меняют как-то свою жизненную ситуацию. Во многих случаях это правильно, что семья берет ребенка в гости, пока мама не может быть с ними. В этих ситуациях помощь специалистов сделала бы наши приемные семьи максимально правильными для детей, не порождала бы ситуацию конкуренции между кровной и приемной семьей за ребенка.

По-хорошему должно быть ровно наоборот. Семьи ресурсные должны осознать, что они могут быть помощью и поддержкой не только ребенку, но и семье. В том числе дав временную опеку ребенку.

А для этого надо не только правильно подавать информацию о детях, которые нуждаются в семьях, но и правильно готовить семьи.

У нас есть школа приемных родителей, она обязательна, родители должны быть подготовлены, должны понимать, какие сложности у них возникнут, к каким специалистам обращаться, какие особенности у травмированных детей. Но сегодня это школа одинакова для всех семей и ситуаций, и при этом не обязательна для кровных опекунов, и это неправильно.

Родственных опекунов тоже надо готовить, иногда им намного сложнее, и ресурсов у них зачастую меньше. И подготовка должна быть разной. Одно дело принять временно ребенка, пока мама лежит в реабилитации или находится в тюрьме, другое – бабушке забрать внука, и третье – усыновить ребенка, от которого отказались.

И я совершенно согласна с автором поста, надо готовить ближайшую среду. Нужны люди, которые помогают принять этого ребенка, нужны врачи, которые знают, что такое ребенок, прошедший через травму, через детский дом, учителя, которые понимают, что если ребенок не может сразу встроиться в школьную жизнь, ему надо оказать поддержку.

Общество должно понимать, что не все живут счастливо, бывают разные трагедии в жизни людей, иногда другие семьи подхватывают ребенка и это довольно сложно. Окружение должно быть не дополнительным стрессом, а также системой поддержки семей, готовых помогать детям.

 

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Я была уверена, что справлюсь с материнством «на ура»

Через год наше появление с детьми в компании все так же вызывает вопросы

На пороге вашей квартиры появились сотрудники опеки. Что делать?

Так ли просто забрать ребенка из семьи – советы юриста

Год назад я вышла замуж за геолога

– Да скажите ребенку правду! – Понимаете, папа и правда в Африке

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!