Не так ведут себя туристы? Можно злиться, а можно объяснить

|
В Свято-Никольском монастыре деревни Большекулачье паломников бывает немного. Поэтому у обители есть возможность встретить их без раздражения.

Рассказывает игумен Зосима (Балин), наместник Свято-Никольского мужского монастыря в деревне Большекулачье Омской области:

Тридцать пожилых людей из крупного профилактория

Игумен Зосима (Балин). Фото: bolshekulachie.ru

В нашу обитель паломники приезжают ненадолго, чаще – на один день. По факту монастырь, в том числе – храм во имя святителя Николая, – местные туристические объекты, интересные, прежде всего, для туристов из Омска.

Какого-то напряжения и неудобства паломники нам не создают. Наоборот, у нас появляется дополнительная возможность сообщить им о вере, то есть получается некая миссионерская площадка.

Вот приехали люди. Мы можем их никак не встретить, ходить с суровыми лицами: «Ездят тут, мешают!» А можем – встретить. Привезли с экскурсией, допустим, из крупного профилактория тридцать пожилых людей.

Подходишь к ним, начинаешь общаться, у многих – свои проблемы, свои сложные вопросы.

У кого-то родственники покончили собой, у кого-то – другие скорби. Надо человека выслушать, поддержать, рассказать о том, сколь много может менять в жизни человека молитва за наших усопших. Получаются некие простые катехизаторские беседы.

Но когда такие беседы ведутся в рамках экскурсии, мне кажется, они всегда более плодотворны. Ведь они накладываются и на исторический рассказ, и на визуальное восприятие – «богословие в красках», безусловно, влияет на человека: росписи, иконы, сама атмосфера храма.

Все начинается просто как экскурсия, вполне светское мероприятие, которое незаметным образом, при хорошей должной подаче, может перерасти в духовную беседу, в миссионерское делание, в катехизаторскую встречу.

Но я вижу, что люди уходят из храма после этой экскурсии не только наполненные сухими знаниями, сухой информацией о храме и о том, что в нем происходит, но уже нередко они несут в сердце частички тепла и любви Божией, которую они во время этой экскурсии получили.

Главное, относиться к ним с любовью, а не как к «мешающему, раздражающему фактору».

Фото: svetfavora.ru

Экскурсовод – монах, боевой офицер в отставке

Важно, если человек к своему делу экскурсовода относится именно как к послушанию и не просто отбарабанивает какую-то информацию о храме, о монастыре, а старается более вдумчиво работать с людьми.

Сейчас экскурсии проводит наш благочинный, монах Николай (Лисицын). Он боевой офицер в отставке, имеет ранения и награды. И мне кажется, что у него хорошо получается проводить экскурсии, отвечать на вопросы паломников.

Сам я не слишком большой любитель ездить в паломнические поездки. Делаю это не часто. Недавно вот по благословению владыки в качестве духовника группы возил омичей на Святую землю. Мне кажется, каждый вынес из этой поездки что-то важное.

Я вообще не понимаю, обо что здесь «копья ломать». Ну приехал человек, посмотрел, где-то потрудился, – в чем проблема-то?

Если кто-то из монашествующих ищет именно уединения, то он вполне может найти себе такую обитель, где не будет полчища «духовных туристов», которые разоряют его духовный строй.

Не зря же говорят – если тебе что-то не нравится, значит, надо менять либо свое отношение, либо, если ты думаешь, что с отношением все в порядке, значит, может быть, надо поменять монастырь. Многие святые, например, Лев Оптинский, переходили из обители в обитель, ища более удобного для себя устава, строя, жизненного уклада. Какой смысл сидеть, ничего не делать и быть вечно недовольным?

Если паломники ведут себя не так

Не так ведут себя паломники? Ничего не понимают? Тоже два варианта: или злиться на них – или объяснять.

Проведу такую параллель. Вот, например, ребенок. Он зачастую ничего не понимает, специально упрямится, где-то капризничает, падает на пол, десять раз спрашивает: «А почему это, а почему это?» Можно накричать на него, можно сердиться. Но есть ли в этом смысл? А можно попытаться, отложив свою псевдозанятость, присесть с ним рядом, увлечь его. Чтобы он не воспринимал тебя как источник еды на столе и каких-то неприятностей в виде криков. А воспринимал тебя как друга, как близкого человека, как родителя. И потом уже, проложив эту тропочку, пытаться донести до ребенка какие-то воспитательные моменты.

Паломники – это часто люди в каком-то душевном разброде, незнании, непонимании, кто-то вообще в состоянии внутреннего конфликта и в претензии по отношению к Церкви. Да много вариантов. Но если ты захочешь, ты можешь попытаться поработать и эту ситуацию переломить. Или же просто не хотим работать ни над собой, ни над паломниками в данном случае.

И начинаем говорить, что паломники рассеивают наш духовный мир. Почему-то обильный людской поток не рассеивал духовный мир преподобного Серафима Саровского, Оптинских старцев, они в этом ощущали свое служение роду человеческому.

Мы же все взрослые люди. Каждый должен для себя четко осознавать – монах, мирянин, послушник, какие последствия те или иные действия несут для его души, для его жизни. И от чего-то отходить и что-то, может быть, пытаться преобразовать в своей душе, чего-то сторониться… То есть – думать прежде всего о своей душе, о ее устроении, а не метаться в поисках того, что же этому устроению мешает.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Участники монашеского форума предложили, как спасти монастыри от “духовного туризма”

Гостеприимство и окормление мирян не должны разрушать внутреннего устроения монашеской жизни

Городской монастырь – как низко летящий самолет, рискующий разбиться

Как сопротивляются вторжению мира в монастырскую жизнь греческие монахи

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!