Не только обретение Креста, но и его потеря

Что мы просим у Бога? Чаще всего мы просим забрать крест. Мы изо всех сил хотим от него избавиться. А нам хорошо бы научиться любить Бога и Его крест.

Крестные труды мы называем унылым словом – искушение. В то время как крестный труд – это необходимое упражнение в нашем благочестии и святости.

Протоиерей Константин Камышанов

Протоиерей Константин Камышанов

Эти упражнения нам чаще всего задаются как самая простая задача: полюбить родителей, полюбить детей. Тем, кто более совершенный, задача дается сложнее: полюбить Родину или работу. Ну, и в идеале, перед смертью мы должны научиться любить наших ближних. Или, что верх всего, – любить врагов.

И в итоге нам хорошо бы научиться любить Бога и Его крест.

Любить мы не умеем и не хотим. Поэтому Господь вынуждает нас не губить свою душу и посылает обстоятельства, требующие выбора.

Вот, не любил ребенка, а он заболел, и ты вдруг понимаешь, как он тебе дорог. А до этого кричал на него или, Боже сохрани, бил. Но в болезни открыл в себе любовь.

Сам заболел. Тяжело и долго. Отошли прочь мысли о деньгах и забавах и стало ясно – едино нужно на потребу: любовь. Сам стал понимать, что нет тебе ничего дороже родных и близких и что глуп был, когда вместо того чтобы наслаждаться беседой с любимыми, полжизни смотрел телевизор. Вместо того чтобы жить своей жизнью, ежедневно впадал в ступор и смотрел киношные сны и грезы. А ведь будем умирать, каждый глоток воздуха нам будет ценен и весом, как золото. Спрашивается, зачем мы пытаемся спастись? Чтобы снова сесть у телевизора?

Основной смысл нашей жизни – подготовиться к жизни с Богом. Такие, как мы есть, мы Богу не годимся – ленивы и лукавы. Таким, какие мы есть, Христос тоже не годится – слишком хорош и требователен.

Мы просим отнять от нас искушения, для того чтобы не болеть, спокойно жить, ни в чем не нуждаться, хотим, чтобы все шло по нашей воле. Но как тогда мы научимся любви, если душа будет спать?

Как к нам войдет Бог, если мы закроем все двери своего сердца и ума от посторонних воздействий? Никак. Есть редкие люди, которым блага мирские во благо. Как, например, царь Давид или Мелхиседек, который одновременно был царем и священником. Но, в основном, нет. Известно, что сытое брюхо к учению глухо. К сожалению, мы не выдерживаем искушения покоем и достатком. Это гораздо более сильное искушение, чем испытание бедностью и болезнями. Легче верблюду пройти через игольное ушко, чем сытому и праздному научиться любви.

Не потому Господь посылает нам эти уроки любви – искушения, что ему нравится нас мучить. Не для того Он пришел, чтобы издеваться над нами. А для того, чтобы помочь нашей душе спастись от болезни жадности, блуда, пьянства и самовлюбленности.

Отказ от требования тяжелой плоти, отказ от злобы, отказ от лжи труден. Бывает, змея линяет и ей очень трудно сбросить старую шкуру. Бывает, раз в жизни линяет орел. Он мучительно теряет перья, клюв и когти и иногда даже погибает. Но если выживет, обновляется. В одном из псалмов нашего богослужения так и поется: «Обновится яко орлия юность твоя».

Вот это распятие своих страстей и есть наш крест Христов, который мы приняли при крещении. К сожалению, большая часть из нас крестится во младенчестве, когда нас никто не спрашивает, хотим ли мы креста или нет. За нас решают, что мы хотим. И дают за нас обеты и клятвы верности Богу. И дают, не спросив нас, наш крест.

Наша родня дает нам крест в младенчестве и думает: это для того, чтобы ребенок не болел и все у него было хорошо. И мы растем и тоже думаем, что крест на то, чтобы не болеть и деньги были. Как вдруг приходит правда жизни.

Правда жизни в том, что этот мир, видимый и невидимый, создан для нашего счастья. Только для счастья быть вместе с Богом и существуют храмы, служба и священники с архиереями. Только для этого. И ни для чего больше. А на церквях стоят золотые кресты как напоминание нам о том, что счастье не дается даром. Что за него надо заплатить – своей злобой, которую нужно выкинуть. Что за него нужно заплатить ложью, которую тоже нужно выбросить прочь. Вся эта грязь отдирается с трудом. Но жить с ней трудно на земле, а на небе совсем невозможно. И как змее рогатка, где она оставляет шкуру, – то для нас крест, на котором мы должны оставить свое зло.

Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Сегодня мы празднуем Крестовоздвижение. Исторически оно означает память торжества того дня, когда царица Елена нашла Крест и снова водрузила его над Иерусалимом. Теперь этого Креста там нет. Он в мелких кусочках разошелся по всем христианским странам. И большая часть его, до революции, была в Москве. Но в советское время святыня пропала и потому праздник служит не только напоминанием об обретении Креста, но и его потере.

Мы теряем тот крест, который бессмысленно приняли во младенчестве, если только крестные и родители не привили нам сознательную любовь ко кресту.

Мы теряем его всем народом, если только мы не научились у Церкви любить крест.

Потеряв Крест, Иерусалим превратился в развалины. Так пусть же память и любовь ко кресту не даст превратиться в такие же развалины нашей душе. Для этого надо желать быть счастливым с Богом и стараться бороться со своим злом, очищая в сердце место для любви.


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Крест как право быть с Богом

Самое близкое место схода горнего и дольнего мира – это крест, как дверь перехода из мира…

Митрополит Сурожский Антоний: Если Крест нас не обновит, мы станем перед Ним в ужасе

Проповедь в праздник Воздвижения Креста Господня, сказанная митрополитом Сурожским Антонием 25 лет назад, в 1989 году

Воздвижение Креста Господня: Сим победиши!

Слишком часто и легко мы забываем, от какой невообразимой муки, тоски и ужаса избавил нас Господь,…