«Чужое» горе?

|
Не верьте черту, и бросайтесь на помощь всякому, кому плохо и больно. Это лучший способ израсходовать свою жизнь, особенно учитывая одну грустную подробность: она проходит, даже если вы проводите ее между спа-салоном и шопинг-центром.

Сегодня улетает на лечение в Израиль моя самая близкая подруга.

Тридцать лет моей жизни связаны с ней, но я хочу вам рассказать не про студенческую юность, не про разговоры за полночь, не про детские влюбленности и взрослые трагедии, не про победы и поражения, не про горе и радости, которыми обычно бывают наполнены тридцать лет человеческой жизни.

Татьяна Краснова

Татьяна Краснова

Я хочу рассказать о тех семи годах, что мы провели рядом с вами в сети Интернет (да благословит ее Господь за удивительную возможность протянуть руку незнакомому человеку через тысячи верст и утешить того, кто с тобой рядом!) и в нашем сообществе «Конвертик для Бога».

Сейчас, оглядываясь назад, я думаю, что это, вероятно, были наши самые важные годы. Не потому, что мы смогли кого-то «спасти».

Я твердо верю в то, что спасают – врачи, медсестры и нянечки; спасают – невероятные, самоотверженные матери и отцы, а главное – спасает Тот, кто выкупил нас у смерти, Тот, Кому утром и вечером я читаю слова, вставленные в рамку и висящие над моим столом: «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной».

Эти годы были для нас самыми важными потому, что мы нашли ВАС.

Очень разных. Молодых и постарше. Бабушек и внуков. Мам и детишек, многие из которых родились и выросли у нас на глазах. Учителей, музыкантов, врачей, переводчиков. Верующих – и атеистов. Смешных и серьезных. Суровых и ласковых. Людей, которых очень трудно объединить по любому общему признаку, кроме одного – что-то внутри вас не позволяет вам ходить мимо чужой беды, делая вид, что горе – не ваше.

Вот тут я попытаюсь сформулировать очень важную для меня мысль.

Согласно моему Катехизису, все мы, живущие на земле, объединены общим первородным грехом и спасены общим для всех Искуплением. Для меня это очевидно так же, как то, что мы дышим одним воздухом, пьем одну воду, видим над собой одно и то же небо и с переменным успехом делим между собой одну и ту же планету.

Это значит, что у нас, как у человечества, общая судьба. На практике эта «глобальная» мыслища значит одну очень простую вещь: ЧУЖОГО ГОРЯ НЕ БЫВАЕТ.

Враг рода человеческого шепчет: «Всем не поможешь!»

Врет. Он всегда врет, точно вам говорю. «Отцом всякой лжи» называет его Евангелие.

Не верьте черту, и бросайтесь на помощь всякому, кому плохо и больно. Это лучший способ израсходовать свою жизнь, особенно учитывая одну грустную подробность: она проходит, даже если вы проводите ее между спа-салоном и шопинг-центром.

Она невероятно хрупка и очень коротка, эта жизнь. Но если вы всю ее напролет кидались на помощь всякому, то когда с вами случится беда, вокруг вас стеной встанут люди, с которыми вместе вы пытались помочь другим. Они – ваша армия, ваш фронт и ваш тыл. То из ваших сокровищ, которое не истлеет. То из ваших достижений, которые у вас не отнять никому.

За очень короткие дни мы с вашей помощью собрали для моей подруги деньги. С вашей помощью мы оформили кучу бумаг, мы нашли врачей и клинику.

Если бы мы были миллионерами, конечно, было бы проще.

Купили бы это все, да и дело с концом.

Но, наше счастье, не бывает в мире супермаркета, где продают вашу любовь и ваши молитвы.

Сегодня об этом написала еще одна моя подруга из «Конвертика», журналистка Маша Свешникова.

Это верно, бывает трудно принять милосердие.

Примите Любовь. Это проще.

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
И в интернете есть Бог

Когда нет сил и хочется убежать

Оказалось…

Люди в сети могут быть странными, невежливыми, резкими, неприятными. Но я всегда думаю: а вдруг «окажется»……

Приоткрыть окно

Сейчас мир напоминает комнату с заклеенными намертво окнами, в которой… ну, скажем, курят. Так курят, что…