Неизъяснимая улыбка бытия

В издательстве “Никея” вышла в свет новая книга священника Михаила Шполянского “Мой Анабасис-3. Простые рассказы о непростой жизни. Книга для чтения в автобусе”. Живым и увлекательным языком отец Михаил рассказывает истории из семейной и приходской жизни.

Публикуемая глава посвящена супруге отца Михаила Алле и состоит из реплик матушки и диалогов с ней.

Алла: «Я умом понимаю, что надо бы это сделать, а как-то не хочется».

— А что такое твой ум?

— Мой ум — нечто среднее между рефлексом и рефлексией.

***

Алла: «Раньше мы вечно спорили — кто прав? Всегда прав ты, но я тоже хочу быть права. А сейчас я поняла, что, поскольку я почти со всем, что ты говоришь, согласна, то я тоже практически всегда права».

***

Алла, буквально подпрыгивая на месте: «Немедленно вставай!» (а я почиваю мирным дневным сном) «И не говори, что ты устал спать! Я два часа перебирала детские вещи и совсем от них обалдела. Немедленно включи мне Интернет, я хочу очистить мозги от тряпок!»

И тут же, уже готовясь припасть к монитору, надевает очки, и через них смотрит на меня.

Вздрагивает.

— Ой, какой ты, если через очки смотреть, огромный. Страшно!

На всякий случай очки сняла…

***

Алла сварила купленные заранее замороженные вареники. Вместо картофельных — с капустой (а внутри пакетиков сама же заранее положила листики с надписями — где какие вареники).

— И как же ты умудрилась перепутать?

— А откуда я знала, что я не перепутала записки, когда туда их вкладывала?

***

Выкладывает вареники на тарелку.

— Ох, что-то мало получилось. Боюсь, не наешься…. И как это я… Ведь даже воду посолить не забыла. Да и вареников вроде-бы клала достаточно. А, это просто тарелка большая! Вот и кажется, что их мало. Переложу-ка я их в маленькую, так у тебя целая гора будет.

И добавляет тревожно:

— Смотри, не объешься!

***

Алла: «Внутри у меня коньяк совокупился с водкой, и они породили замечательное потомство: хорошее настроение!»

***

Я отпиваю кисель прямо из банки.

— Осторожно! Смотри, чтобы тебе плохо не было!

— Хм… А чего вдруг мне от киселя должно быть плохо?

— Не знаю.. Мне что-то так показалось… когда ты пил, звук был такой, словно унитаз забулькал… вот и возникли, наверное, ассоциации…

***

— Что-то ты сегодня ненормально оживленная?

— А то! Я выдержала два сражения с тряпками, и в обоих победила! Вот, с приготовлением еды я всегда бои проигрываю, а с вещами — с переменным успехом. Сегодня победа, ура!

Через некоторое время пригорюнилась.

— И действительно, что-то слишком уж я развеселилась… как бы боком не вышло. Вечно такая эйфория депрессией заканчивается. Слушай, а у тебя нет психиатра знакомого? Может быть, сходить завтра?

— И что ты ему скажешь, какие проблемы?

— Хорошее настроение!

***

Алла: «Я вот все думаю, что-то со мной не так. Почему-то я грущу, когда о смерти думаю. Но ведь по-христиански всегда помнить о смерти необходимо. Однако, если при памятовании смерти унываешь — это ведь плохо? А я вот унываю…

Впрочем, унываю я по всем поводам. Так что моя печаль о смерти не более как частный случай общего уныния. Ничего особенного, не стоит из-за этого волноваться, все нормально».

***

Телефонный звонок, звонит Алла.

— Я в городе, на четвертом этаже, купила диски. Думаю зарядку купить, что скажешь?

— Где купить?

— На четвертом этаже.

— Где на четвертом этаже?

— В городе.

— ЧЕТВЕРТЫЙ ЭТАЖ ЧЕГО???

— Ты почему кричишь? Магазина, конечно. А где же еще покупают?

— Так. Какого магазина четвертый этаж?

— А ты что, сам не знаешь?

— Не знаю. Мало где…

— Да в гостинице, помнишь, на четвертом этаже комната такая есть, там всякое для компьютера продают. По мне, так это само собой понятно. Какой еще четвертый этаж?

— Я подумал, в Центральном универмаге…

— А что там на четвертом этаже делать?

— М-м-м-м-м-м….

***

— Представляешь, я сегодня шла по тропинке в саду, и так упала! Ударилась сильно, даже лицом…

— Ого! А как, хотя бы без последствий?

— Да нет, ничего. Только очень расстроилась сначала…

— Это понятно…

— А потом, пошла в сад, посмотрела тропинку, увидела, что там из земли корень торчит, и очень обрадовалась.

— Обрадовалась? Чему обрадовалась?

— Тому, что это я споткнулась. А то сначала подумала, что я уже старенькая такая, просто так падаю….

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Маити Гиртаннер. И у палачей есть душа

«Я в Париже и хотел бы вас видеть» – сказал ее мучитель из гестапо

Названы самые популярные детские писатели

Рейтинг возглавили Чуковский, Барто, Михалков и Маршак

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!