Про Турцию и христианское хождение строем

О современном якобы-патриотизме рассуждает наш постоянный автор Илья Забежинский.

Я, простите, опять про наш нонешний якобы-патриотизм.

Все бы ничего, да только весь выходит он у нас какой-то по Уставу строевой службы. Чтобы всем, значит, обязательно в строю. Чтобы в ногу шагать. Чтобы нога от земли на 15-20 сантиметров. Чтобы носочек тянуть. И чтобы еще видеть грудь четвертого человека.

Илья Аронович Забежинский

Илья Аронович Забежинский

Патриот — это не тот, кто:

— служит в армии;

— платит налоги;

— честно трудится;

— служит своим гражданам;

— сердцем о бедных болеет;

— помогает слабым;

— от березок родных заходится;

— в конце концов, на лавочке над рекой «С чего начинается Родина» поет.

Нет. Патриот — это тот, кто в строю. Причем, обязательно в нашем. Наши и не наши — вот главное мерило нынешнего патриотизма. Если ты строем и безоговорочно за наших и против ненаших — вот тогда ты патриот. Все остальное — не зачитывается.

Разрешили в Турцию летать. Народ, истосковавшийся под гнетом родного ненавязчивого сервиса, в Сочи, а особенно в Крыму, ломанулся путевки спрашивать, да с прицелом, чтобы купить. И пошло…

Значит, первым номером повесили в сетях фотографии могилы погибшего нашего летчика с вовсе не немым упреком:

«Я напомню, а остальные могут ехать в Турцию?»

То есть он, вот этот, который фотку могилы постит: он из царства света, он за наших, он за русских, он в нашем строю вышагивает. А которые из строя выйти пожелали, они ненашими сразу становятся. Попадают сразу же в царство тьмы.

Дальше — больше. Знаменитый писатель современности, окончательно осознавший, что просто «больше, чем поэт», для него мелковато, а самое время для него становиться уже для сплоченной нации тем, кем, собственно, и меряют добро и зло, возгласил горестно в адрес тех, кто собрался на отдых в Турцию:

«Что сказать. Ненаглядные, хорошего вам отдыха. Ходите, поди, на „Бессмертный полк“? Ох, глаза ваши оловянные».

Мне все это вдвойне, дорогие мои, грустно от того, что все это тиражируют на своих аккаунтах замечательные русские православные люди: простые прихожане, священники, монахи, иеромонахи, даже игумены. Чьи действия, вроде бы, не должны быть спорадическими, не должны иметь корнем какую-то иную правду, иное мерило, нежели Божественное откровение, нежели христианское понимание человека и того, что для человека добро, а что зло.

Да что же это такое, родные?!

Люди не созданы Богом, чтобы ходить строем. Люди — существа, находящиеся в личном (слышите, личном!) общении с Господом Богом, своим Творцом и Создателем, а также в личном общении со своими ближними. При этом «ближние», как мы помним из Евангелия — это всякий (всякий!) человек, которого Господь ставит на нашем пути. И вот эти ближние, они не меряются нациями, политическими пристрастиями, договоренностями или ссорами между лидерами стран, а также тем, в каком строю они идут: в нашем или ненашем. Всякий человек на нашем пути уже наш. Всякий турок, всякий американец, всякий украинец, всякий даже гомосексуалист. Он — ближний твой. Все остальное неважно.

Господь так сказал. Столкнул тебя с ним Господь — все, он наш, он твой, ближний. И делать тебе с этим фактом нечего: или принять его как своего, возлить ему на раны вино и елей, или сказать, да пошли вы со своим Евангелием, есть штуки и покруче. Например, фотки с могилой летчика, да филиппики великого писателя.

От того, что глава какого-то государства отдал приказ двум-трем генералам, а генералы через пару полковников или майоров привели его в исполнение и сбили наш самолет и летчика убили, весь многомиллионный народ Турции не стал внезапно проклятым. Люди, его составляющие, не перестали быть чадами Божьими.

Какое к этой ужасной трагической истории имеет отношение тот факт, что некий Иван Иваныч со своей Светланой Петровной, с детьми и внуками поедет вдруг в гостиницу, принадлежащую какому-нибудь Мустафе (не знаю, какие у них там отчества) или станет там покупать на базаре помидоры, которые вырастил какой-нибудь Али, или съест сочный турецкий кебаб или ароматный кюфта бозбаш, который приготовил какой-нибудь Юсуф?

Фреска в Соборе Святой Софии (Турция)

Фреска в Соборе Святой Софии (Турция)

А вот такое. Ты выходишь из строя наших. Вышел от наших — перешел к ненашим. Все. Других толкований нет. И при чем тут твари Божьи или ближние там какие-то?

Не лучше и с писателем и с его отсылкой к «Бессмертному полку». Эти простые обычные люди, которые в «Бессмертный полк» вышли 9 мая, они-то думали, что просто вышли, что память отцов почтить. Ан, нет. Вы в полк вышли, говорит совесть нации, значит вы теперь наши. И шаг вправо-влево из этого строя карается, сами знаете чем. Вам теперь только остается с остальными строй держать и «раз-два!». А больше ничего не остается. Потому что выход из этого нашинского строя именуется одним и тем же уничтожающим словом из рода в род: предательство. Вышел из строя — предатель. Помидор турецкий съел — предатель. В Турцию съездил отдохнуть — предатель! От предательства не отмоешься. Никаким покаянием не снимешь, впрочем, для тех, кто в строю, кто строй ведет за собой, слова «покаяние» не существует. Ты наш. Или не наш. Вышел из строя — не наш. Предатель.

Знаете, что происходит? Расчеловечение. Бог создал человека по образу и подобию СВОЕМУ! Поскольку человек — создание Божие, постольку он и личность. Но личности тех, кто нас в строй сгоняет, не интересуют. Их интересуют элементы строя. Их интересует достижение целей, которые они сами перед строем поставили, а те, кто внутри, не интересуют. Просто печатай шаг, нога на 15-20 см, смотри на грудь четвертого человека.

Они уничтожают личность внутри строя. Но они и вне строя не видят личностей. Нету отношений Петя Иванов — Джим Смит, или Катя Зайцева — Мадлен Лефевр. Есть отношения между строем, который называют «Россия», и строем, который называют «Запад». Нет отношений Степан Петрович — Мустафа. Есть отношения между строем «Россия» и строем «Турция».

Притом путем нескольких логических подмен те, кто сколачивают из нас походную колонну, которую они называют «Россия», они сами себя и называют «Россия». Они говорят «Россия — это и есть мы. Поэтому если ты не с нами в строю, то ты и вне России». Мы знаем эти имена, которые сейчас отождествляются с Россией вообще. Поэтому если ты не за него, то ты и против России. Кто такое право дал так считать, кто им сказал, что они имеют право делить так людей?

А никто. Никто не дал. И в этом шаткость. Потому что строй наш, наша колонна, она должна быть как-то легитимизирована, ей нужно какое-то законное основание. И не просто основание, а основание внеземного происхождения, основание сакральное, основание, освящающее наш строй против всех прочих строев.

И тогда находится решение. Под это дело подтягивается Церковь. И в Церкви находятся люди, которые искренне пытаются объяснить своему народу, что это дело — самое что ни на есть христианское — ходить строем. Самое что ни на есть христианское — делить мир на колонны — на наших и на ненаших. И что будто бы это и есть Христианство.

Но это не так.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Необходимое зло, или Святость вопреки

Добро не относительно, оно не сравнивается со злом. Добро сравнивается с Евангелием. И только с Ним

Россиянам разрешили отдыхать в Турции

Путин отметил, что президент Турции заверил его в том, что власти страны сделают все от них…