Непростой разговор о милосердии, недвижимости и исторической справедливости

|

«Остров милосердия» на востоке Москвы.

Если  ехать из Москвы на электричке с  Казанского вокзала, то вскоре справа по ходу поезда на какие-то секунды  совсем близко промелькнет силуэт окруженного невысокими домами древнего храма… Это церковь Покрова в Рубцове – храм некогда большого дворцового села Покровского (о существовании этого села мы и сейчас вспоминаем спускаясь в метро и слыша объявление: «Переход на Арбатско-Покровскую линию» – ветка метро между станциями «Бауманская» и «Электрозаводская» проходит как раз по территории Покровского и потому вся линия получила название по нему). Храм был построен в нач. XVII века в пригородной усадьбе Михаила Федоровича – первого русского царя из рода Романовых; рядом был и его дворец – а храм являлся собором царской резиденции. В истории села и потом было много замечательного: в середине XVIII в. здесь до восшествия на престол жила дочь Петра I Елизавета Петровна, для нее по проекту Растрелли близ храма был построен каменный Покровский дворец.

Храм Покрова в Рубцове

Храм Покрова в Рубцове

С 1761 г. храм стал приходским. Затем село вошло  в состав Москвы, а рядом с Покровским храмом выросла большая Никольская церковь. И вот, в 1872 году по благословению митрополита Московского и Коломенского Иннокентия (Вениаминова)1 и Высочайшим повелением Императора Александра II при Покровском храме была открыта община сестер милосердия – первая в Москве. Главным зданием общины стал восстановленный и капитально перестроенный Покровский дворец.

Покровский дворец

К тому времени уже был опыт создания таких общин в Петербурге, но далеко не всем нравилось то, что при устроении общин в основном копировались западные образцы. Покровская община стала первой, основанной на православном фундаменте.

IMG_3017

Община  имела монашеский уклад жизни, хотя формально и не являлась женским монастырем (сначала она считалось приписной к Серпуховскому Владычному монастырю, но вскоре стала самостоятельной), возглавлялась игуменией. Первой игуменьей была матушка Митрофания (баронесса Прасковья фон Розен), в нач.20го века обитель возглавляла известная подвижница игумения Ювеналия (в схиме Фамарь) Марджанова. Кстати, значение таких общин м. Митрофания видела не только в делах благотворительности, но и в идейном противодействии распространяющемуся в обществе нигилизму, отходу от веры.

Обезбоженное  общество жестоко ей за это отомстило. Обвиненная в подделке векселей,  игумения Митрофания была арестована. Либеральная пресса раздула страшный скандал, который скомпрометировал всё дело организации епархиальных или каких-либо иных церковных общин сестер милосердия. С того времени община уже не получала церковной поддержки – впоследствии общины сестер милосердия учреждались Царствующим домом, частными жертвователями либо Российским обществом Красного Креста (РОКК).

Однако, благотворителями Покровской общине было пожертвовано много земли, на которой позже появились новые здания, а в Покровском дворце были освящены два домовых храма. Со временем, на землях общины возникали новые здания, где несли службу и жили сестры милосердия.

Здесь были школа фельдшеров, дом престарелых, аптека, амбулатория (поликлиника) для неимущих. При общине действовал детский приют, ясли, детский сад, 6-классная школа. Была даже школа шелководства. За время своей жизни Покровская община спасла и воспитала тысячи сирот, подготовила квалифицированных и бесстрашных сестер милосердия, оказывавших медицинскую помощь раненым и больным на фронтах, в госпиталях, больницах, на дому, молитвенно напутствовавших их в последний путь. Община бесплатно раздавала лекарства бедным людям. Затем стали возникать и другие подобные общины, самая известная из которых – Марфо-Мариинская на Б.Ордынке. К 1908 г. в общине состояло 20 монахинь и 210 сестер милосердия.

В память 300-летия царствования Дома Романовых при Покровской общине была выстроена и оснащена «Романовская больница для монашествующих» с храмом во имя прп. Михаила Малеина. Деньги на строительство поступили от монастырей Московской епархии. Больница и храм были освящены 27 декабря 1913 года митр.Московским Макарием (Невским)2 и еп. Серпуховским Анастасием (Грибановским)3, в присутствии вмц. Великой Княгини Елисаветы Феодоровны и сщмч. Иоанна Восторгова. Однако вскоре больница стала использоваться совсем по другому назначению –началась Первая мировая война. 3 декабря 1914 года Покровскую общину посетили императрица Александра Феодоровна с Великими Княжнами Ольгой и Татианой  – будущие св.царственные мученицы. На тот момент в Романовской больнице находились на излечении 148 раненых.

После прихода к власти большевиков, община была закрыта, ее здания постепенно занимались различными организациями и жильем, но все же окончательно властям удалось уничтожить очаг христианской проповеди и милосердия лишь к 1934 году, когда был окончательно закрыт Покровский храм.

Однако, несмотря на годы лихолетья, добротно выстроенные здания общины в основном уцелели. Сейчас это не только сам храм Покрова (Бакунинская, 83), но и дом причта по адресу Бакунинская 94, еще один дом причта (по адресу Переведеновский пер., д.24), здание бывшей Романовской больницы (ул.Гастелло, 42), наконец, основной комплекс зданий общины (ул. Гастелло, 44) с существовавшим в нем домовым Воскресенским храмом, а также сохранившиеся доходные дома на Покровке и в Сокольниках, еще несколько участков земли…

Ул. Бакунинская, д. 94. Дом причта

Здание на улице Гастелло

Сейчас здесь располагается гинекологическая больница №1

В советское время в Покровском храме, имеющем прекрасную акустику, располагалась хоровая капелла имени Юрлова, а многочисленные дома были использованы под больницы, под жилье и как административные здания… В Покровском дворце находится Институт реставрации.

Институт реставрации

Новое время не сразу принесло изменения. Зарегистрированный в 1992 г. приход много лет добивался освобождения храма, так что богослужения в нем начались фактически только в 2003 г. Передача же хотя бы небольшой части гражданских строений обители затянулась на годы. Только в 2009 году дом причта был передан вновь учрежденному в июле 2009 года Патриаршему центру древнерусской богослужебной традиции.

Патриарший указ

Вообще, весь этот район, к сожалению рассеченный,  пополам веткой Казанской железной дороги, имеет вид церковного острова в суетливой столице – рядом стоят два больших храма, в окружающих домах – еще 5 домовых храмов, на соседних улицах сохранились строения и других богаделен и общин милосердия…

Новая жизнь, новые вопросы

Впрочем, история с многочисленными зданиями Покровской общины продолжается и поныне. Есть инициативная группа, уже не один год заявляющая о необходимости возродить Покровскую общину как один из центров милосердия и помощи обездоленным. В своем обращении члены инициативной группы пишут: «Cейчас, когда в нашем Отечестве миллионы сирот, из них десятки тысяч – в Москве, когда мировой финансовый кризис больно ударил по малоимущим слоям населения, – такие пристани милосердия и православного воспитания гибнущих детей как никогда очень нужны! Под лежачий камень, как известно, вода не течет. Чем больше будет голосов в поддержку возобновления Московской Покровской общины сестер милосердия, тем более надежда быть услышанными».

Инициативная  группа предлагает выселить только что образованный патриарший центр изучения богослужебного наследия куда-нибудь (например, на Рогожское кладбище, где был первый в Москве единоверческий приход, но, кроме храма, других зданий православной церкви там не принадлежит), а также добиваться возвращения в установленном порядке всех зданий Покровской общины (которые и сейчас заняты жильем и множеством государственных и коммерческих организаций).

И здесь  возникает серьезный вопрос. То, что говорится в обращении о благотворительности и любви к ближним – безусловно, очень правильно и своевременно.

Устройство дел милосердия – явление архиважное и для современного общества, и для современной церкви – обретающей ныне в полноте свое служение (вспомним, что забота о нуждающихся была с самого начала присуща первохристианской апостольской общине).  Миссия через дела милосердия – особенно доходчива.

А еще  это способ дать многим молодым людям, чающим служения Богу, такую возможность.

Конечно, эти дела требуют и гос.оформления, и помещений. Наверное, и благосклонность  московских властей может быть использована.

Только  вот не хотелось бы, чтобы все  превратилось бы на годы в большую имущественную тяжбу, а забота о милосердии были бы вынесена за скобки.

Есть здесь соблазн – увлекшись строительством, ремонтом и возвращением собственности забыть о том деле, ради которого все начиналось. Отдав первенство стенам, посчитать, что люди-делатели и так найдутся. Получится, что главное – получить здания, а там видно будет? Симптоматично, что обращение инициативной группы не нашло ответа ни в Московской Патриархии, ни в Отделе внешних церковных связей, ни в Синодальном отделе по церковной благотворительности, не было поддержано Архиерейским Собором 2008 года.

Больше вопросов, чем ответов.

Однако, вопрос о современном служении милосердия – очень важный, но при этом не простой и многоплановый. Что такое община милосердия сегодня? Монастырь с некоторыми элементами заботы о немощных и бедных? Или полноценное медицинское учреждение? Или вариант хосписа и детского дома под одной крышей? Или может быть это должно быть церковное отделение в большом государственном медицинском учреждении (такая схема уже работает в 1-й Градской больнице, где есть самое старое и развитое на сегодняшний день служение сестер милосердия)?

А автономные общины сестер милосердия – возможны ли они сегодня? И если да, то в каком виде они будут полезнее всего Богу, Церкви, людям?

И какими будут такие общины? Внутрицерковными или ориентированными на всех нуждающихся? Профессиональными или добровольческими? Наконец, кто сможет возглавить такую общину, такое служение – чтобы не превратилось оно в нечто формальное, «на бумаге», для отчета?

Где такие  общины должны возникать? В исторических зданиях? Но они все занятыми другими очень нужными людям организациями – значит неизбежны суды, выселения? А м.б. община, наследующая русские традиции милосердия, может и должна возникнуть там, где она более всего нужна и где будут люди, которых сможет привлечь служение ближним – т.е. не в малолюдном центре, а в населенном жилом районе, где и храмов мало, и нуждающихся много? А когда докажет она жизнеспособность и станет светом для ищущих утешения – тогда можно думать и о процессе передачи исторических зданий? (ведь зданий богаделен в Москве сохранилось не так мало и в других районах). В любом случае хочется, чтобы святое дело возникло бы раньше административных разбирательств, судебных тяжб и крупномасшабных инвестиций.

Далее – найдутся ли люди, готовые на такое  служение? Увы, понятие об успешности в современном мире и служение милосердия – вещи очень разные. И спокойной жизни у насельниц будет мало, и сил потребуется много, в конце концов и профессионализм им явно понадобится, и терпение, и постоянство…

Есть  и еще одно достаточно симптоматичное для современной жизни явление. Служение ближним требует немалого времени, которого у иноков, занятых продолжительными богослужениями, исполняющими монашеское правило, просто нет. Думаю, как раз в связи с этим, нынешние православные благотворительные инициативы – в основном приходские и мирянские, частные. И потому наверное будет вполне нормальным возникновение немонастырских общин сестер милосердия.

Впрочем, это могут быть и учреждения, духовно  опекаемые монастырями. Собственно, и в начале XX века монашествующие составляли лишь небольшую часть общины.

Есть  конечно и еще один прозаический, но очень острый вопрос – о финансировании. Покровская община финансировалась прежде всего властью, опекалась Царствующим домом (хотя и этих средств не хватало, желание обеспечить общину всем необходимым и подвело неутомимую матушку Митрофанию). Сейчас власть вряд ли пойдет на такой шаг, как финансирование негосударственного религиозного учреждения милосердия. Но ведь ответственность за больных и немощных – дело постоянное – и средства будет необходимы не от случая к случаю, а все время. М.б. здесь все же можно найти союз между государственными нуждами и церковным служением?

Как видим, вопросов о сегодняшнем устроении служения милосердия пока гораздо больше, чем ответов. Наверное, по этому вопросу должна состояться дискуссия и в Церкви и в обществе – в т.ч. и с непредвзятым изучением опыта возрожденной Марфо-Мариинской общины, общины сестер милосердия при 1-й Градской болнице (духовник – прот. Аркадий Шатов), опыта таких современных работающих гражданских инициатив помощи бедным и бездомным, как организация «Курский вокзал-бездомные дети» (руководитель – Рустик Исламгулов) и фонд «Справедливая помощь» (руководитель – доктор Елизавета Петровна Глинка).

Читайте также:

Черно-белые сестры

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!