Нет тех, кто не стоит любви

|
Про снесённые ларьки хочется поговорить? Ну, давайте поговорим.
Владимир Берхин

Владимир Берхин

Вопрос ведь как три копейки простой.

Не про законность – ну, не притворяйтесь, что вас законность волнует. Никогда не волновала, и вдруг взволновала. Если вас волнует законность – откажите от дома всем своим друзьям с черной или серой зарплатой, или уж не притворяйтесь. А также всем, кто снимает или сдает квартиру без договора.

И любимую домработницу не забудьте в ФМС сдать. У неё регистрация просрочена.

Короче, дорогие друзья.

Давайте без лицемерия.

На наших глазах огромной толпе ни в чём не повинных людей сломали жизнь. Почему-то.

Не потому, что они сделали что-то плохое. Не потому, что они поступили глупо. Даже не потому, что они нарушили неписанные табу нашего общества, переполненного  намёками.

Просто так сломали. Время пришло.

Сегодня – их, завтра ваше придёт. Точнее, наше. И что тогда? Будете читать новых комментаторов – как здорово, что “их”, теперь уже нас, наконец наказали.

Все эти длинные юридические тексты, намёки на получающих баснословные деньги безымянных владельцев, потирание ручек, что кто-то лишится нетрудовых доходов, рассказы про гнилую шаурму и просроченные лекарства – всё это неубедительно. Потому что задачи убедить кого-то нет.

Есть задача – заболтать свой страх, что завтра придут за нами.

Ну, забалтывайте. Они же всё равно придут.

Вот что бы вы хотели увидеть в этот момент вокруг себя?

Понимаете, если человеку сломали жизнь, ему стоит сочувствовать и даже помогать. Все остальные реакции – объяснения, почему так, поиск плюсов от сложившегося положения, осознание своих выгод и потерь от произошедшего, рассмотрение вариантов дальнейшего и так далее – должны следовать строго после того, как вы проявили человеческую и христианскую реакцию на происходящее. Ну, нельзя, встретив нуждающегося, сперва прочесть ему лекцию о здоровом образе жизни и только потом перевязывать раны.

Добрый самаритянин, встретив жертву разбойного нападения, не стал рассказывать о том, что негоже одному ездить по пустынной дороге, не обыскал дополнительно пострадавшего на предмет пропущенных бандитами ценностей, не задумался о ритуальной стороне прикосновения к окровавленному человеку, как священник и левит до того – нет, он человека поднял, перевязал и поддержал. И это единственно верный пример христианского поведения.

А случись эта история в наши дни – ругались бы в интернете, кто прав – священник, левит, самаритянин или разбойники, небось.  

Нет ровным счетом никакой разницы между путником из притчи и жертвами сноса ларьков, валютными ипотечниками, бездомными на улицах, детьми в больницах и вашим собственным ребёнком, который упал с табуретки.

Все пострадали. Всех стоит жалеть. “Нет тех, кто не стоит любви”. Поэт сказал, он знал о чем говорил.

А рассказы о том, почему не надо…

На Страшном Суде, извините, расскажете.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
В Кремле одобряют снос “гадюшников у метро”

Палатки у метро были рассадником криминала и антисанитарии, считает Сергей Иванов

«Они ломали здание, в котором кричала хозяйка с ребенком»

Пока все спорят о сносе ларьков, тысячи людей остались без единственного источника доходов

О снесенных ларьках и фальшивом патриотизме

В начале двухтысячных возле моего дома построили Ашан

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!