Нет во Христе ни эллина, ни интеллигента

|

Что мешает интеллигенту войти в Церковь? Есть ли место интеллигенту в Церкви? Серия статей о современной интеллигенции не оставила и меня равнодушной. Я напишу несколько строчек безо всякой претензии на уникальный ракурс.

Фото: BorisVE, photosight.ru

Итак, я думаю, ничто не мешает интеллигенту войти в лоно Матери Церкви, а если и мешает нечто, то только те же страсти и темные силы, которые мешают и человеку, не причисляющему себя к интеллигенции.

Казалось бы, вопрос исчерпан, но блогосфера взорвана, обсуждение не оставляет равнодушных. Авторы размышлений об уникальном явлении предреволюционной России представляют современную воцерковленную интеллигенцию то неспособными к духовной жизни ренегатами, то, напротив, в поиске решения проблем нашей внутрицерковной жизни, призывают ориентироваться на ее вековую интуицию, ловко подсказывающую тонкие места любых социальных процессов, особенно касающихся личностной свободы.

Возможно, неожиданно высокий градус обсуждению придает даже не столько сам вопрос интеллигенции, сколько рожденный в процессе дискуссии повод наконец спокойно, обстоятельно и ответственно взглянуть на нашу собственную роль в жизни современной Церкви.

Интеллигенцию всегда отличало образование. Святые отцы пишут, что умному проще спасаться. Не зря монах Паисий в середине XVIII века истово искал на Святой Горе книги святых подвижников, не найдя духоносного старца. Через чтение Святых отцов Господь привел его к высшему дару – к святости, несмотря на то, что он был лишен живого наставничества, столь необходимого на пути спасения. Там, где многие бы растерялись и испугались, а некоторые бы и погибли, преподобный Паисий Величковский обрел не только святых собеседников и учителей, но смог пройти их стопами и повел за собой своих учеников.

св.Паисий Величковский

св.Паисий Величковский

Святой Паисий был образованным и умным человеком. Но был ли интеллигентом?

Несмотря на то, что Дмитрий Сергеевич Лихачев считает родоначальником русской интеллигенции святого Максима Грека, современникам преподобных ничего не было известно об интеллигенции. Зато христиане всего мира и разных сословий задолго до рождения святых подвижников знали, ради чего живут и к чему стремятся.

Этим путем шел и будущий преподобный монах Паисий – академическое образование на пути к Богу явилось для него спасительным приобретением.

Образование и воспитание во все времена были дорогим товаром, доступным не каждому, и далеко не все понимали их истинную цену. Из тех, кто понимал и ценил, единицы были готовы жертвовать лучшими годами жизни и здоровьем. До революции образование было доступно состоятельным людям, но, несмотря на трудности и лишения, были и крестьяне, копившие деньги с детства, чтобы, если не самим выучиться, то дать образование своим детям. Образование для многих из них было сродни выживанию.

Один из моих прапрадедов, будучи из крепостных, отучился в Германии, стал архитектором и управлял имением известных князей. Но стал ли он интеллигентом? Согласно информации из БСЭ об интеллигенции он ничего не знал – это слово еще не было придумано. Но это вовсе не влияет на мое уважение и почтение к дорогому праотцу.

Воспитанность, образованность и даже ум – все это может однажды обернуться во зло, стоит только человеку распорядиться так своей волей. Христианство дает человеку четкие границы, выходя за которые, он не перестает быть интеллигентным, не теряет национальности и профессиональных навыков, но перестает идти за Христом до полного раскаяния и возвращения к Евангельским заповедям.

Поэтому любые явления светской культуры не могут и не должны сравниваться с высшим знанием, с Благой вестью Господа для нас, которая преображает каждого человека от временного к вечному, от земного и ограниченного – к вечному и духовному.

Церковь и все Христианство несомненно больше того, что принято именовать интеллигентностью. Христос – Творец Вселенной. Христианство содержит в себе все знания, необходимые человеку для спасения и полноценной жизни. И хотя Божественное не поглощает человеческое, будучи большим и высшим, по утверждению исихастов, Христианство вполне поглощает явления земного характера, делая эллина и иудея – христианами, интеллигента и крестьянина – верующими, начальника и подчиненного – братьями во Христе.

Если этого не происходит, то стоит задуматься – верно ли человек понимает Христа?

Образованный, умный и воспитанный христианин, видя несправедливость и ложь и умея по-христиански дать оценку происходящему, не может игнорировать голос совести и смиренно переносить беззаконие. Он предпринимает нечто, чтобы предотвратить зло. Причисляет этот христианин себя к интеллигенции или нет – его позицией будет противостояние преступлению, кем бы оно ни творилось – человеком светского или духовного звания.

Человек неверующий лишен четких нравственных границ, которые дает нам опыт Церкви. Этими границами он распоряжается сам. Интеллигентность, как доброе начало, удерживает его от падения в сети беспринципного угождения миру сему, но за ней ничего нет, кроме вдохновенного убеждения и, может быть, родовой истории.

Тем не менее, интеллигент по-своему надмирен, и за это “превозношение” его не любят те, кто понимает жизнь как пищевую цепочку. И, конечно, в этой цепочке интеллигент всего лишь условно-съедобный маргинал – неудобный задира.

Дмитрий Сергеевич Лихачев, несомненно интеллигентный человек, выдающийся ученый, писал:

“Мужество русской интеллигенции, десятки лет сохранявшей свои убеждения в условиях жесточайшего произвола идеологизированной советской власти и погибавшей в полной безвестности, меня поражало и поражает до сих пор. Преклоняюсь перед русской интеллигенцией старшего, уже ушедшего поколения. Она выдержала испытания красного террора, начавшегося не в 1936 или 1937 году, а сразу же после пришествия к власти большевиков”.

Верно, власть мечтает перевоспитать “неучтивость” интеллигента, сам же интеллигент мечтает перевоспитать (или переизбрать) неугодную ему власть. И привычка рубить топором по камню приходит с воцерковляющейся интеллигенцией в Церковь. Разве что теперь она понимает – камень церковной власти краеугольный, а топор с благой мыслью держал в руках и Раскольников, но кончилось все обыкновенно зло.

У святых отцов мы читаем, что многие грехи совершаются из благих побуждений… Современную верующую интеллигенцию выручает живой пример святых новомучеников, сохранивших святость и внутреннюю позицию в невыносимых условиях лагерных пыток и шантажа советского времени.

Проблема светской интеллигенции лишь в том, что человек страстен и способен сотворить себе кумира из непредсказуемых вещей. Принадлежащие к самым разным культурам люди яро уничтожают себя собственными пристрастиями – поклонение корове, алкоголю и любимому мужу одинаково разрушительно для личности. Обратитесь к аддиктологии, ведь ее область, по сути, следствие нарушения Заповедей Божиих.

Так и сама интеллигентность – как только становится “божком”, печатью на высоком лбе, дресс-кодом для изящных мероприятий – тут же, подобно евангельской соли, теряет свою сущность. И интеллигент, как голый король из сказки Перро, незаметно для самого себя, оказывается посмешищем, а не пророком.

Ум – дар Божий – сродни богатству, если человек направляет его на дела благочестия. Любое же богатство – причина классовой розни. Но интеллигент, особенно христианин, и тут вне игры – его невозможно заманить лакомым куском классовой принадлежности в сети лицемерия и лукавства. Маргинал ли верующий интеллигент? Или юродивый? “В мире скорбны будете” (Иоанн 16:33), предупреждает нас Господь.

Образованный человек и в Церкви привычно задает вопросы, необходимые ему для понимания мира, и это, бывает, воспринимается духовными лицами как несмирение.

Но в Писании сказано: исследуйте! Исследуйте писание и учение того, кто вас ведет и “…смотрите, братия, чтобы кто не прельстил вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеков, по стихиям мира, а не по Христу” (Кол. 2:8).

А вопросы часто бывают очень неудобными. Те, кто понимает Православие поверхностно, как некое приложение к жизни, а не как саму жизнь, всегда будут видеть в интеллигентном человеке угрозу и высокомерие, даже если перед ним будет стоять духоносный старец-монах. И такие примеры мы знаем.

св. Варсонофий Оптинский

св. Варсонофий Оптинский

Вспоминая святого Варсонофия Оптинского, человека безусловно интеллигентного и в старчестве, можно сказать, что интеллигентность для верующего не помеха на пути ко Христу, если только причисляющий себя к интеллигенции не превозносится, но следует слову Господа: “Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем” (Мф. 11, 29).

По доносам и жалобам некоторых из братии монастыря, преподобного в тяжелом состоянии здоровья всего за год до праведной кончины выслали с его духовной родины – из монастыря Оптина пустынь. В ответ преподобный лишь просил оставить его в родной обители хотя бы простым послушником…

Невозможно следовать злому даже за послушание. Но как не преображенной Духом Святым мирской логикой отличить злое от благого? И еще страшнее вообразить, что, не стяжав духовного рассуждения, можно изменить к лучшему саму Церковь. Увлекшись без меры “борьбой с мельницами”, можно потерять в себе не только интеллигентные черты, но и сам образ Христианина.

Религиозность делает интеллигента лишь занудным, искренняя же вера дарует ему кроме прочих благ и самого спасения возможность приносить плод добрый, творить во благо.

Верно, что вопрос русской интеллигенции сложен и многогранен, но так ли необходимо задаваться им и пытаться обнаружить в нем нечто нам, вставшим на путь Христа?

Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым” (1 Кор. 12:3). Разве не главное это в понимании воцерковленной интеллигенции?

Всякая сословность – критерий мирской, а не Церковный, и тем более не Христианский. Во Христе мы все братья и сестры – причисляем мы себя к интеллигенции или нет. Каждый из нас призван помогать ближнему и строго относиться к собственной совести. И пастырям, и пастве Господом дано одно Евангелие, одни заповеди. “Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят” (Мф.5:8).

Возможно, не столь важно разобраться, что мешает интеллигенции войти в Церковь, сколько сделать все для того, чтобы ей придти и оставаться в Церкви до самой встречи с Господом Иисусом Христом.

Читайте также:

Дмитрий Быков: «Интеллигентность – это грипп»

Сергей Худиев: Синдром д’Артаньяна

Что мешает интеллигенту войти в Церковь?

А зачем входить в Церковь?

Церковь и интеллигенция: так что же общего?

Лучшие материалы Правмира можно читать на нашем telegram-канале

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
2% россиян в храме на Рождество – верить ли статистике

В сетях активно подсчитывают верующих, не доверяя статистике МВД

Почему Церковь отказалась венчать еретиков

Во время венчания придется всерьез исповедать веру

Патриарх: Общение со СМИ – это возможность говорить о Евангелии доступным языком

Предстоятель призвал более активно рассказывать о том, как живут и действуют в обществе современные христиане

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: