«Неукротимая, неумолимая, непреклонная, сложная, бесстрашная…»

|
25 декабря в авиакатастрофе погибла Елизавета Петровна Глинка, исполнительный директор Международной общественной организации «Справедливая помощь», известная как доктор Лиза. Воспоминаниями о ней и болью утраты делятся коллеги и друзья Елизаветы Петровны.

Нюта Федермессер, президент благотворительного фонда помощи хосписам «Вера»:

Нюта Федермессер

Нюта Федермессер

– Когда-то мы сидели у мамы дома, с Лизой Глинка, ее мужем Глебом, с папой моим… Родители пережили каждый по инфаркту, и Лиза приехала с поддержкой и деньгами, на лекарства, на отдых… Мама подарила ей кольцо, своё самое красивое, которое папа ей подарил на моё рождение, в благодарность за помощь, и чтобы ещё раз подтвердить, что они одной крови…

Потом, когда Лиза уехала, мы с мамой пытались сформулировать, в чем это их кровное единство, кроме хосписов, но в результате сформулировали, в чем их различие.

Мама сказала, что если как-то утром она проснётся и выяснит, что от рака больше никто не умирает, то она радостно уйдёт на пенсию, а вот если Лиза утром проснётся и поймёт, что горя в мире больше нет, то она просто не будет знать, как жить дальше…

И ещё, когда 12 лет назад, в Германии, перед тем, как отправиться в операционную, где должны были подтвердить мамин диагноз, мы с ней сидели в палате, и я требовала, чтобы она назвала, на кого же опереться, если мамы не станет… она сначала сказала: не на кого… А потом добавила: если говорить про уют, про домашнюю атмосферу, про круглосуточные посещения, про то, что в хосписе должна быть жизнь и соблюдение человеческого достоинства, то на Глинку.

Я набрала Лизин номер и дала маме трубку: «Петровна, слушай, я сейчас серьёзно говорю, ты должна меня заменить, не сдать хоспис, если я умру, поняла?»

Лиза с первого дня была членом правления фонда «Вера».
У мамы в кабинете всегда стояла, стоит Лизина фотография. Лиза около танка. В Косово. Неукротимая, неумолимая, непреклонная, сложная, бесстрашная, всегда там, где страшнее всего, где больше всего нужна помощь: в бывшей Югославии, в Донецке, в Сирии, с бездомными у вокзала, с умирающими в хосписе…

И последняя ее публикация на ФБ в годовщину маминой смерти заканчивается словами: “До встречи, Вера”.

Пока тело не найдено, нельзя быть уверенными в том, что Лизы нет. Она пропала без вести. Ждём.

Екатерина Чистякова, директор фонда «Подари жизнь»:

Екатерина Чистякова

Екатерина Чистякова

– Ужасно, нелепо, тяжело, что таких молодых, энергичных и светлых людей у нас забирают. Такая брешь остается…И такое количество несчастных, покинутых, оплакивающих…

Надо, чтобы кто-то новый выходил вперед и брал на себя ту ношу, которую несла Лиза. Бесстрашный, откликающийся на всё человек, создавший первый хоспис в те времена, когда на постсоветском пространстве о хосписах еще не слышали.

Потом взялась помогать бездомным. Одна из немногих в Москве. И добивалась всего, что возможно. Даже мои собственные мама и папа носили вещи и консервы для бездомных. Она умела «пробуждать» людей, в общем-то далеких от благотворительности. А последнее, что она делала для детей…

Не знаю, кто теперь ее может заменить. Это большая человеческая потеря и потеря для тех, кто нуждается в помощи. Исчез маяк, на который многие из нас ориентировались.

Елена Котова, руководитель благотворительного фонда «Колыбель надежды»:

elena-kotova

Елена Котова

– Год назад, когда мой проект о беби-боксах находился под давлением федеральных чиновников, я случайно увидела интервью Доктора Лизы. Мы не были знакомы в тот момент. Но она приводила в СМИ свои аргументы в защиту права на жизнь.

Я очень хотела познакомиться с ней, но думала, что будет сложно договориться о встрече. Но все равно решила попробовать. Все оказалось проще. Елизавета Петровна назначила мне встречу в ее офисе. Я так боялась опоздать, что приехала на 2 часа раньше.

Меня ждала удивительная женщина, она сидела за столом, а вокруг были вещи, коробки, гуманитарная помощь… Сотрудники что-то упаковывали, формировали для отправки. Я сделала вдох и начала говорить все о нашем проекте. Она улыбнулась и остановила меня. Сказала, что поддерживает. Сказала, что воспитывает приемного сына, когда-то найденного в мусорокамере. И что если бы его оставили в больнице, то мальчик был бы здоров и не проходил бы серьезное лечение в первые 4 года жизни. Она вдохнула в меня уверенность. Обещала помочь. Было чувство, что я общаюсь с родным, близким человеком.

Елизавета для меня – Человек с большой буквы. Ее потеря – моя личная утрата. Слезы с утра льют градом.

Иван Митин, основатель сети “Циферблат”:

Иван Митин

Иван Митин

– Доктор Лиза притягивала своим обаянием, человечностью и силой. Она была собой, не изображала ничего и не подстраивалась. Я познакомился с ней семь лет назад, когда откликнувшись на пост о сборе медикаментов для бездомных, пришёл в офис “Справедливой помощи” на Новокузнецкой. Там всё кипело, постоянно что-то происходило, кто-то приходил и уходил. И центром этого всего была Елизавета Глинка.

Казалось, что весь этот подвал и дом над ним и пара кварталов вокруг вот-вот разлетятся от энергии Лизы. Было ощущение, что она намного больше того, что происходило вокруг. Было удивительно – как у нее получается вдруг сменить фокус с огромного объема задач и посмотреть, например, на тебя. Поговорить о чём-то. Она помнила все детали, она общалась именно с тобой, а не с образом, она заглядывала в душу и этот взгляд был полон любви, сочувствия и соучастия. Ей хотелось каждому давать это, но времени и сил не хватало.

Масштаб её деятельности увеличивался каждый год, каждый год она приближалась к органичному для своей энергии объёму задач. И совершенно точно, её ждал ещё очень долгий путь на Земле. К сожалению, её слова при получении премии от президента России оказались пророческими. (“Мы никогда не уверены, что вернёмся назад живыми. И я знаю, о чём я говорю”). Она не вернулась назад.

Борис Альтшулер, председатель общественной организации «Право ребенка», член Московской Хельсинкской группы:

Борис Альтшулер

Борис Альтшулер

– Как погибла? Я еще не видел новостей. Да как же так… Это страшно… Когда гибнет праведник, это страшно. Мы осиротели.

Я ее видел 12 декабря. Было некое собрание, на которое нас позвали. Елизавета Петровна говорила на нем о детях – жертвах конфликта на Юго-Востоке Украины. Они лежат здесь, в больнице, в ее центре. Говорила, что есть проблемы с оказанием помощи, потому что нет статуса и так далее… Она, как всегда, с полной отдачей, рассказывала об этом и о том, что нужно делать.

Она же на самом деле творила чудеса, спасала. Она – тот редкий человек, который не впадает в политические дискуссии, споры, а просто идет и помогает людям. Спасает их. Праведник. Настоящий праведник. И то, что случилось, – трагедия.

Майя Сонина, председатель благотворительного фонда “Кислород”:

Майя Сонина

Майя Сонина

– Я прошу всех молиться. Всех, с обеих сторон. Подумайте о людях. Я не знаю, что думала Лиза о политике и политиках на самом деле и для чего она, порой, говорила то, с чем я не смогу согласиться. Я могла лишь догадываться, как ей тяжело.

Как она могла договариваться, да хоть с людоедами, хоть с чертями, смягчать их сердца, для того только, чтобы помочь нуждающимся. Какими талантами надо обладать для того, чтобы перед тобой в почтении расступались даже жадные чиновники. Мне все кажется, что это какая-то мистификация, и Лиза Петровна еще появится, скажет: “Жива я, жива”. Кажется, что все это произошло для того, чтобы нас отрезвить, чтобы мы разобрались в себе и друг в друге, враг во враге. И когда, наконец, отрезвеем, и все окажутся живы, начнем с чистого листа.

Анна Кузнецова, уполномоченный по правам ребенка в РФ:

Фото: Александр Щербак/ТАСС

Фото: Александр Щербак/ТАСС

– Мы не были знакомы близко, встречались на совещаниях… Но Елизавета Петровна – одна из первых, кто поддержал меня сразу после назначения… И это было очень важно для меня.

Ее жизнь была настоящей проповедью защиты детства. Мы можем говорить громко и убедительно, но истинную цену нашим намерениям и приоритетам показывают дела. Она спасала многие жизни. Детские жизни. А свою не уберегла.

Мы должны сохранить память о ней. Такие имена надо нести как флаг, такими именами называют улицы, во имя памяти учреждаются награды, чтобы эти ценности и эти дела были достоянием и наших детей.

Какой я ее запомню? Наверное, в медицинской одежде, с детьми, куда-то бегущей. Всегда наполненной смыслом, стремлением, энергией…

Записала Анастасия Сенникова

Наталья Лосева, журналист, подруга Елизаветы Глинки:

Наталья Лосева

Наталья Лосева

– Елизавету Петровну Глинка нужно помнить деятельно. Помогать её фонду, продолжать спасать тех, кто в беде, как это делала она – без всякого взыскания и разделения: идеологического, возрастного, социального. Только это имеет смысл.

Елизавета Петровна – величайший человек, роль и вес которого мы осознаем только во времени. Надеюсь, Лизе хорошо и покойно сейчас.

Cоболезнование Фонда Андрея Первозванного в связи с крушением самолета под Сочи

Выражаем наши искренние и глубокие соболезнования родным и близким всех, кто находился на борту потерпевшего крушение близ Сочи самолета Ту-154.

В этой трагедии мы потеряли близкого нам человека — Елизавету Петровну Глинку, лауреата Международной премии Фонд Андрея Первозванного «Вера и Верность».

Все свои силы эта удивительная женщина отдавала помощи нуждающимся, подавая нашему обществу столь необходимый пример того, как не оставаться равнодушным к чужой беде. Многим и многим она дарила внимание и заботу и с её уходом мир лишился частицы света и душевного тепла.

Мы скорбим вместе со всеми, кого коснулась эта тяжелая и невосполнимая утрата.

Награждение и ответное слово Елизаветы Глинки 13 декабря 2014 года

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
«Я обязан ей жизнью!»

Люди, пришедшие к офису фонда «Справедливая помощь», о Елизавете Глинке

Доктор Лиза: Письма о любви и людях

Эти записки - о буднях доктора Лизы.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: