Невесёлое продолжение Рождественской истории

|
В начале февраля Правмир рассказал историю юных Олега и Полины. Пара несовершеннолетних воспитанников детдома ждала ребёнка. В случае, если бы ребята остались «в системе», маленькая София попала бы в Дом малютки. Однако усилиями волонтёров нашлась мама Юля, согласившаяся взять опеку сразу над малышкой и её несовершеннолетними родителями. Тогда всем казалось, что это – чудо и счастливый конец истории. Но вот пять месяцев спустя ребята снова на пути в детдом.

Что произошло вкратце

Сложно было бы ожидать, что, переселившись в семью, два подростка одномоментно изменятся и станут взрослыми. Этого и не произошло.

По большому счёту, Олег и Полина продолжали вести себя так же, как «в учреждении». По осени после конфликта с другими воспитанниками ребята убегали из детдома. Прожили тогда несколько дней где-то в окрестностях, вернулись. В апреле – убегали уже из новой семьи.

Правда, теперь к их подростковым взрывным характерам добавились новые проблемы. Маленькая Сонечка постоянно требует внимания и ухода. Да и вообще, жизнь в семье – это вам не детдом, где тебе подадут и за тебя постирают.

Новые возможности, правда, тоже добавились. Например, вокруг внезапно оказалось очень много людей, которым ребята почему-либо были интересны, – мама, инспектор опеки, знакомые, просто доброхоты. Когда ты много лет никому не нужен, справиться с таким всеобщим вниманием непросто. А уж если опыта у тебя – ноль, а тут у каждого есть версия о том, как тебе лучше, – можно просто потеряться.

Дальше, как свойственно всем детдомовцам, оказавшимся в семье, Олег и Полина начали активно пробовать границы дозволенного. Можно ли курить? Уехать из дома? Можно ли наговорить гадостей друг другу? Можно ли ничего не делать по дому и уставиться в компьютер? Как, извернувшись побольнее, привлечь мамино внимание? В общем, то, что на языке психологов называется, «подростки в кризисе».

Итог многочисленных скандалов, происшествий, разговоров и жалоб в официальные органы печален: сначала заявление о том, что жить в семье он не согласен, написал Олег. Через несколько дней разъездов между домом и опекой это же сделала Полина. Мама Юля сначала растерялась и отдала всех троих, а теперь пытается вернуть назад маленькую Сонечку, правда, весьма беспокоясь, насколько остро Полина на это отреагирует.

11658916_796250487161153_1398606537_o

История, где все хотели добра

Пожалуй, если сейчас попросить всех участников этой истории рассказать о том, что случилось на самом деле, мы услышим несколько диаметрально разных версий.

Мама Юля расскажет о том, как она пыталась научить быть родителями пару ребят, которые требовали себе права взрослых, но при этом капризничали, как дети. Впрочем, «капризничали», – это очень мягко сказано. Много ещё чего могли натворить, благо, детской обиды, советчиков и заинтересованных лиц – по должности или по доброте душевной – вокруг хватало.

Инспектор опеки расскажет, что условия содержания в детдоме много лучше, да и вообще – всем будет спокойнее. Олег и Полина – о том, что жизнь в семье они представляли себе совсем иначе. И вообще завтра всё будет замечательно – стоит только уйти в детдом. Или в колледж, или к тёте. Да мало ли ещё куда, но там их проблемы обязательно решат.

Добрая женщина из соседнего села поведает, что рассказам Полины о том, что ребят в семье обижали, она верит. И вообще всё надо было делать по-другому.

Инспектор ГИБДД из соседнего города – о подростке, перешедшем дорогу в неположенном месте, о чём он, естественно, тут же сообщил в опеку. Инструкция, как иначе?

Дознаватели местного угрозыска – о том, как же их достала «весёлая семейка», по поводу которой во все места вплоть до прокурора идут анонимки, не реагировать на которые нельзя.

Многочисленные участники Интернет-дискуссий расскажут о том, что мама Юля не справилась, и о том, какие Олег и Полина неблагодарные. В общем, участников в этой истории много, как-то даже слишком много. И все они требуют невозможного – чтобы всё было «правильно». Но в случае с детдомовцами всё и всегда правильно быть просто не может.

Полина и Олег с психологом Ульяной Сорокиной

Полина и Олег с психологом Ульяной Сорокиной

О том, что будет дальше

Пожалуй, главная беда заключается в том, что решения здесь ждут от тех, кто менее всего способен его принять – от Олега и Полины. Их словам почти безоговорочно верят, а их мнение принимают во внимание. Отчасти потому, что ребята неплохо научились оформлять слова в официальные документы. И, как ни парадоксально, их личная судьба действительно зависит именно от них.

Однако, как и многие дети из «системы», очень многих вещей Олег и Полина не умеют. Не умеют ценить чувства и отношение других людей, не в силах распознать мотивы окружающих. Им сложно брать на себя обязанности и порой невозможно удержаться от того, чтобы не врать, потому что враньё – это детский, но самый простой способ достичь желаемого результата. Их представления о собственных возможностях колеблются от мизерных до огромных, а решения могут вдруг поменяться до диаметрально противоположных.

По большому счёту, всему тому, что ребёнок в семье постигает с детства, им ещё учиться и учиться. А все вокруг считают их почти взрослыми и очень хотят, чтобы они заодно решали и судьбу собственного ребёнка.

Вероятно, хоть какую-то помощь здесь могла бы оказать профессиональная приёмная семья, родителей в которой специально и долго учили бы работать с кризисными подростками. В которой мама постаралась бы объяснить девочке, что именно с ней происходит, а инспектор опеки понимал, насколько длительная нужна работа и не считал показательными сиюминутные жалобы детей.

Однако решение об официальном внедрении подобного института в России до сих пор не принято. А потому юные детдомовцы вступают в жизнь, во всём полагаясь лишь на собственное усмотрение.

Пока они снова в больнице. Далее Олега и Полину ждёт интернат (и не факт, что теперь они окажутся в одном месте), а маленькую Сонечку – Дом малютки. Смогут ли ребята, в конце концов, создать семью, и научится ли хотя бы Полина заботиться о собственной дочери, не знает никто.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
«Главное, что нужно приёмным родителям знать о сироте, – это ребёнок с травмой»

На каких сирот рассчитана наша воспитательная система, и что в ней делают благотворительные фонды

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: