Ни одного равнодушного

|

Беда ворвалась в жизнь Кати ранним утром на трассе Волгоград-Москва недалеко от города Михайловка невероятно чудовищной вспышкой от лобового столкновения, страшным скрежетом металла. По трагическому стечению обстоятельств микроавтобус, в котором ехала семья Урусовых, выехал на встречную полосу движения и столкнулся с грузовиком.

Микроавтобус просто разорвало в клочья, грузовик перевернулся, водитель его не пострадал. И вот Катя одна, на дороге среди обломков от микроавтобуса и искалеченных тел дочек и мужа. Сергей, дочки Сашенька 7-ми лет, Анечка 5-ти лет и трехлетняя Ксюша погибли сразу. Ксюшина двойняшка Верочка подавала слабые признаки жизни.

Вокруг собирались машины, но люди боялись подойти ближе.

И их можно понять…

Катя попросила рассказать о тех, кто пришел в ту минуту в ее жизнь. В первом же нашем телефонном разговоре она сказала: «Напиши о них! Это необыкновенные люди! Сколько в них участия, доброты, искренности!»

Молодой человек Роман, ехавший по той же дороге, сказал только: «Чем я могу помочь?» И добавил: «Молитесь! Господь с вами!» Потом он разыскал Катю в больнице, приехал со своим отцом Анатолием Ивановичем Козловым, привез деньги и гостинцы. Просил обращаться к ним за помощью. «Да, мы были первыми, кто оказался рядом с аварией. Прошла неделя, а перед глазами по-прежнему стоит эта чудовищная картина. Я пытался помочь, но понимал свое бессилие…»

Потом приехала служба ДПС, и Андрей Пономарев, перевидавший в жизни море горя и беды, поразился Катиной выдержке. «Я не могу спать, я постоянно думаю об этой семье. Я не понимаю, как Катя так держится. Может, ей нужна местная симка или еще что? Что я могу для нее сделать?!» Катя рассказала, что Андрей взял ее за руку и просто был рядом первые часы после аварии. А потом несколько раз приезжал к ней в больницу, искренне интересовался здоровьем Верочки, привозил фрукты. С большим трудом согласился рассказать о себе… Потом уже в Москве я получала от него известия: Андрей разместил в местных газетах номер счета для помощи Кате. И каждый разговор – такая искренняя забота и столько боли…

Психолог МЧС Елена Слышкина была вызвана на работу в тот день рано. Узнала обстоятельства аварии. «Я не знала, какие я смогу найти слова… Но когда увидела в руках Кати молитвослов, поняла, что она – человек верующий. Значит, есть надежда. Я верю, что она выдержит!» Елена организовала Кате жилье, Катя ни на минуту не оставалась одна. Да что Катя! Меня не оставляли одну, пока я была в Михайловке. Ведь Катя много времени проводила у Верочки в реанимации… Очень трогательный вечер был в гостях у Лены и ее мужа Димы. Дима строил планы, как Катя с Верочкой приедут к ним в гости, как все вместе поедут на рыбалку. Так хотелось верить, что опять будет и радость, и веселье, и покой…

Священник Роман Сафарян в то утро ехал в свой строящийся храм в Староселье, это совсем близко от места аварии, увидел следы катастрофы и очень захотел встретиться с Катей. Потом он приехал в храм при Михайловской больнице и там ее увидел. Просто обнял ее и погладил по голове. Обычное человеческое участие. Обычное ли?! Часто ли мы готовы посочувствовать, пожалеть, поплакать вместе? А когда у Верочки вдруг возникло резкое ухудшение самочувствия, а я уже была в Москве, отец Роман весь день не оставлял Катю ни на минуту…

Отец Роман познакомил нас с Катей со своей семьей. Удивительно было ощущение, что мы не просто давно знакомы, но очень близкие, даже родные люди. Он сразу в первый день знакомства предложил Кате деньги. А мне оплатил дорогу, и никакие мои возражения не принял. Объяснил это просто: «Ты наш гость». Ох, как мы отвыкли от этого…

– Отец Роман, как Вы пришли к вере и стали священником?

Это был поиск смысла жизни: кто мы в этой жизни, для чего мы рождаемся, почему мы имеем этих любящих людей, и что, так просто с ними расстанемся? Неужели все прекращается бесследно со смертью? Мы все, наверное, в детстве плакали, боялись смерти своих родителей. Но в то же время в детстве, юности такие мысли обычно отгоняются, но со временем они опять тревожат. Эти поиски привели меня в храм, и я понял, что есть Бог, и что наша жизнь вечна. Это успокоило мою душу в поисках смысла жизни и дало ответы на многие вопросы.

Мы с супругой стали ходить в храм, повенчались. Постепенно пришло понимание, что если пропустишь воскресную службу, то неделя даже вроде как и не началась, что-то не так. Появилась потребность чаще ходить в храм, исповедоваться, причащаться, стараться жить полнотой церковной жизни. А еще было сильное испытание, соприкосновение со смертью, когда был надрыв здоровья, и был крик души в молитве: «Господи, помилуй!» Так захотелось жить!

Параллельно с моей мирской жизнью шла церковная жизнь: я читал и пел на клиросе, помогал в алтаре. Постепенно созревало желание служить Богу. Рукоположили меня в 2007 году на Рождество. Понимая всю ответственность своего служения, всё равно считаю себя недостойным того великого дара, который дал мне Господь.

– Священническое служение предполагает встречу с человеческой бедой. Вы пропускаете через себя человеческую боль?

Есть хорошие слова в акафисте «Слава Богу за все»:

Слава Тебе, посылающему нам неудачи и скорби,

дабы мы были чуткими к страданиям других.

Я встречал удивительно сильных духом людей, которые физически совершенно немощны, по много лет лежат недвижимые. И задавался вопросом: «А ты смог бы так же безропотно принять такое испытание?» Понимаешь, что одному человеку с этим не справиться, только с Божией помощью.

Чужую боль можно понять не по книжкам, а когда сам все испытаешь. Как в поговорке «Сытый голодного не разумеет». Мои два старших сына умерли в младенчестве. Для нас это было большим испытанием в начале нашего воцерковления. Но Господь дал нам сил пережить это. И только со временем я стал понимать смысл произошедшего: меня на Небесах ждут два ангела, и я должен прожить свою жизнь так, чтобы быть достойным встречи с ними. Поэтому боль Кати я понимаю, и она мне близка.

В житиях святых у нас есть достойный пример мучениц: Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Почему-то именно он мне и вспомнился в тот момент, когда мы встретились с Катюшей…

* * *

Когда мы, родные и близкие Кати, узнали о случившемся, мы все с ужасом представляли картину: Катя одна в чужом городе среди чужих людей. Но нужно сказать, что Катя не встретила за эти дни ни одного равнодушного человека. Все готовы помочь, все сочувствуют. Трудно перечислить всех, но вот хотя бы некоторые.

Настоятель больничного храма преп. Агапита Киево-Печерского, отец Вадим Слугин, в эти дни постоянно был рядом, подолгу беседовал с Катей, всегда был готов подвезти на автомобиле. Гостеприимная, доброжелательная и улыбчивая сотрудница церковной лавки Лидия Стеблей заботливо угощала чаем. В церковном домике можно было перевести дух от стольких забот в те дни…

И, конечно, врачи. Заведующий травматологическим отделением МУЗ «Михайловской ЦРБ» Дадаев Алексей Александрович, потомственный хирург, сделавший Верочке своевременную сложную операцию.

Заведующий анестезиолого – реанимационным отделением МУЗ «Михайловской ЦРБ» Бобоходжаев Бахтиёр Зикирьёевич.

Главный врач больницы МУЗ «Михайловской ЦРБ» Бондарева Ольга Викторовна.

Заместитель главврача по лечебной части Мирин Алексей Николаевич.

Любая просьба находила живой отклик, будь то отправка факса в Москву или сканирование документов.

Все врачи и сотрудники реанимационного отделения больницы, низкий всем поклон за профессионализм, отдачу, отзывчивость!

Коллегиально врачами было принято решение при первой возможности перевезти Верочку в Московский НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, известный как клиника доктора Рошаля.

И вот я уже в Москве, еду в клинику – нужно решить много сложных вопросов, в том числе, как организовать транспортировку Верочки из Михайловки в Москву.

А состояние ребенка все еще такое тяжелое…

Мне удается встретиться с доктором Рошалем.

– Леонид Михайлович! Помогите! Посоветуйте, как нам быть в этой ситуации?!

Рошаль внимательно знакомится с историей болезни, связывается с руководителем реанимационного отделения, куда-то еще звонит и говорит мне только это:

– Я сам решу все вопросы. Я буду вам помогать.

Немного размышляет и говорит еще более весомо:

– Я БУДУ ВАМ ПОМОГАТЬ!

Потом уже Катя сказала, что сердечное внимание всех людей примирило ее со случившимся, дало силы жить и бороться за жизнь Верочки.

Я лично получила от Кати незабываемый урок благодарности и любви. Любви к людям. Любви к Богу. Любви к жизни…

P.S. На момент написания статьи Верочка Урусова в Волгоградской детской больнице. Когда она на реанимационном автомобиле будет переправлена в Москву в клинику Рошаля, жители Михайловки выйдут на место трагедии, чтобы пожелать Верочке скорейшего выздоровления и долгой-долгой счастливой жизни…

____________________________________________________________

Как вы можете помочь

По просьбе многих людей заведен счет на имя Кати для перечислений средств на дальнейшее лечение Верочки: Московский банк Сбербанка России отд. 9038/01570 счет № 42307.810.7.3806.4406493 Урусова Екатерина Владимировна

Для иностранных граждан:

SWIFT – код московского банка: SABRRUMM 011, наименование банка – SBERBANK. Фамилия, имя, отчество получателя на английском языке: Urusova Ekaterina Vladimirovna. счет № 42307.810.7.3806.4406493. паспортные данные отправителя. № отделения: 9038/01570 Московский банк Сбербанка России. Банк – корреспондент Сбербанка России. для переводов в евро: Deutsche Bank AG, Frankfurt am Main, № счета 10094987261000 SWIFT – код: DEUTDEFF. для переводов в долларах: JP Morgan Chase Bank NA, New York, NY, № счета: 0011909256 SWIFT – код: CHASUS 33

_____________________________________________________________

Специальный корреспондент портала «Православие и Мир» Тамара Амелина, г. Москва.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
«Родственники и близкие потерпевших»

Тамара Амелина о том, как ей помогали психолог МЧС и священники

В ДТП с нетрезвым полицейским погибла семья диакона из Ярославля

Авария унесла жизни диакона Алексия Шумилина, его жены Юлии, их двухмесячной дочери и матери отца Алексия

Люди стараются не умирать в ноябре и феврале

Патологоанатом Дмитрий Мельченко о буднях профессии