Николай Суханов: Мы узнаем новые факты о новомучениках каждый день

|

Центр по изучению и сохранению памяти новомучеников и исповедников Российских создан в Архангельской митрополии по инициативе краеведов и поисковиков. Храня память о погибших здесь в советское время тысячах заключенных, местные жители с конца 1980-х годов сами начали собирать материалы об их судьбах и открыли немало примеров подвижничества.

Исполняя решения Архиерейского собора 2011 года Архангельская митрополия поддержала усилия приходских энтузиастов и помогла им объединиться. О том, что нужно сделать для сохранения памяти о погибших за веру на Архангельской земле рассказывает руководитель центра историк-краевед Николай Суханов.

— Николай Васильевич, какие задачи ставит перед собой центр и как будет организована его работа?

— В структуре нашего центра пять отделов. Это Музей новомучеников, паломническая служба, отделы православного краеведения и археолого-поисковой работы и дирекция по организации крестных ходов.

Музей только создается. Экспозицию составят, во-первых, предметы, которые наши поисковики нашли на местах массовых захоронений, а во-вторых, документы. Тут за дело возьмутся сами потомки репрессированных в годы богоборчества священников и православных мирян. Они, а всего их около 20 человек, создали свою общественную организацию “Наследники”, которая и будет искать факты о жизни погибших родственников и собирать материалы для экспозиции музея. Что-то у них уже есть в семейном архиве. Это фотографии, личные вещи, книги и письма. Кроме того, хотелось бы, чтобы экспонатами нашего музея стали две иконы, которые были найдены на местах захоронений казненных в Лявлинских лесах. Это икона Божией Матери Всех скорбящих Радость и образ великомученицы Варвары, случайно обнаруженный в реке местным рыбаком. Иконы были отреставрированы (вернее, реконструированы, так как были сильно повреждены) и переданы сейчас в Успенский храм поселка Лявли.

Прежде всего центр должен будет собирать материалы для комиссии по канонизации, а также обустраивать мемориалы на местах массовых захоронений, например в селе Лявля, где в 1928  году находилось одно из отделений Управления Северных лагерей особого назначения (УСЕВЛОН) и где нашими поисковиками была обнаружена огромная братская могила.

Особое направление — это организация крестных ходов. Надо сказать, что в митрополии есть традиция крестного хода в урочище Куртяево, которой уже семь лет. Последние годы паломники ходят сюда из Северодвинска. Так вот сейчас именно в этих местах обнаружен большой массив захоронений жертв репрессий, заключенных Ягринского Исправительно-трудового лагеря (Ягринлага), которые строили Северодвинск. Есть инициатива поставить поклонный крест в начале куртяевской дороги и организовать сюда особый крестный ход.

Последние два года мы проводим еще один крестный ход: от Музея деревянного зодчества “Малые Корелы” в село Лявлю, по местам захоронений жертв репрессий, которые нам удалось обнаружить в поисковых экспедициях. В нем принимает участие митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил.

— Насколько сами жители Архангельской области готовы участвовать в таких мемориальных акциях? Помнят ли вообще о массовых расстрелах и баржах с арестантами, затопленных в Северной Двине?

— О том, что Архангельская земля вся полита кровью, почти все наши земляки, конечно же, знают. Мы не можем сказать, что большинство населения понимает смысл подвига пострадавших за веру. Но тот факт, что начиная с конца 1980-х годов у нас появляются добровольцы, которые ищут и находят места массовых захоронений, собирают материалы о жизни погибших в местных лагерях священников и монахов, а сейчас готовы вкладывать средства в установку крестов и строительство храмов, уже говорит о многом. Митрополия поддержала инициативу достаточно многочисленной группы людей, которые многие годы занимаются православным краеведением.

Среди них Алексей Климов, преподаватель Северного Арктического федерального университета (САФУ), он возглавит отдел краеведения; Алексей Андреев, который займется организацией паломничества; Дмитрий Ильин, молодой предприниматель, специалист по спортивному туризму организовывает отдел археолого-поисковой работы; Михаил Орехов; секретарь епархиальной комиссии по канонизации краевед Светлана Суворова и другие. Нашим духовником будет протоиерей Евгений Соколов, настоятель домового храма во имя Иоанна Кронштадтского при САФУ.

Мы узнаем новые факты каждый день: вот буквально на днях обнаружили могилу протоиерея Николая Пискановского, духовного отца академика Дмитрия Лихачева, который в молодости сам прошел через Соловецкий лагерь. За последний год мы подготовили и отправили в Комиссию по канонизации святых документы на двоих православных подвижников.

С другой стороны, на общероссийском уровне о тысячах погибших на Архангельской земле знают мало. Утрата исторической памяти — это беда нашего народа. Все знают, что такое Соловки или Бутово. Но далеко не все в России слышали, что такое Холмогорский концентрационный лагерь или лявлинские захоронения. Массовые расстрелы в этих местах начались в 1920-х годах, продолжались вплоть до 1950-х. Сколько погребено в лесах человек, трудно сказать. Жители окрестных деревень считают, что не менее восьми тысяч.

Здесь нужен общероссийский мемориал, и, конечно же, мы должны молиться за тех, кто пострадал за веру. Известно, что многие из погибших были священниками и монахами. Узнавая о судьбах новомучеников, мы и сами можем укрепиться в вере. Занимаясь изучением их подвига, невозможно оставаться равнодушными.

Когда мы готовили лявлинский крестный ход, то ожидали, что придет человек 30–40, тем более что и погода не располагала к прогулкам. Но собралось более 400 человек!

— Какой путь прошли крестоходцы?

— Расстояние около 12 километров. Это места массовых захоронений. Готовились провести покаянный крестный ход более десяти лет: выясняли исторические факты, вели раскопки, возводили поклонные кресты. Доказали, что лявлинские захоронения действительно существуют. Десять железных крестов установили в населенных пунктах: Жаровиха, Уйма, Новинка, Малые Корелы, Черный Яр, Бабонегово, СОТ “Северодвинка”, на островах Красный и Ельничный.

Конечно, места захоронений жертв репрессий, где возвели кресты, обозначены условно: там вся земля усеяна костями, на месте братских могил уже построены дачи, размещены военные базы и полигоны. Все десять крестов поставлены Архангельским православным союзом промышленников и предпринимателей и приходом церкви Успения Пресвятой Богородицы села Лявля.

В 1989 году мы с коллегой Владимиром Митиным сделали пробный раскоп в лесу около СОТ “Северодвинка” и нашли человеческие останки. Затем сотрудники прокуратуры Приморского района, обследовав захоронения, насчитали сорок два черепа со следами выстрела в затылок, провели экспертизу и определили, что расстрелы производились в 1934–1936 годах. На этом месте позднее приходом Успенского храма села Лявля был установлен поклонный крест. Все границы захоронений установить невозможно, так как они тянутся вплоть до берега реки, приблизительно 200–300 метров.

В октябре 2011 года по приглашению митрополита Архангельского и Холмогорского Даниила в Архангельск приехал старший научный сотрудник Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн РАН, один из создателей георадара профессор Павел Морозов. Его прибор позволяет обнаружить подземные объекты, в том числе захоронения, без раскопок. Было сделано несколько проходов. Георадар обнаружил одиночные ямы глубиной от 2,5 метра до полуметра и три рва длиной 15 метров в длину и три в ширину. Эти рвы, по мнению эксперта, и нужно считать захоронениями.

— А есть ли возможности для проведения регулярных поисковых работ в дальнейшем?

— А вот поисковой работой займется молодежь — этот процесс уже отлажен. Я и сам много лет ездил в такие экспедиции. Например, трижды мы отправлялись на поиски мощей преподобномучеников Вениамина и Никифора. Архимандрит Вениамин был последним настоятелем Соловецкого монастыря, в начале 1920-х годов находился в заключении в Холмогорском концлагере, а погиб в селе Часовенском Архангельской области. Во время раскопок там мы обнаружили множество артефактов, но мощей так и не обрели. Теперь уже возраст у меня не тот, чтобы снова ехать, но нам на помощь пришло новое поколение. Сотрудниками Центра по сохранению памяти новомучеников стали несколько молодых успешных людей, они занимаются предпринимательством, а в свободное время, но при этом систематически, помогают нам. Проблем с организацией экспедиций быть не должно. Желающих поработать лопатой и кистью, думаю, более чем достаточно, наверное, будем проводить отбор, поскольку группа должна быть 20–30 человек.

 

Русский Север пережил одно из самых страшных гонений на веру Христову

комментарий митрополита Архангельского и Холмогорского Даниила

Церковь торжествует, возвышается, когда претерпевает гонения. По слову святителя Иоанна Златоуста, худшее гонение для Церкви — это отсутствие всяких гонений. Мученическая кровь – очистительная жертва для всех нас. И эту жертву принесла Русская Церковь в лице своих Новомучеников и Исповедников в послереволюционное время. Ради любви ко Христу и ближнему они обрекали себя на тюрьмы, пытки и расстрелы. И мы сейчас живем и возносим молитвы Богу только благодаря их подвигу.

Русский Север пережил одно из самых страшных гонений на веру Христову. В безбожное время на Поморской земле были уничтожены и взорваны почти всех храмы; сюда по этапу привозили заключенных, здесь их расстреливали, изводили непосильным трудом, морили голодом, топили в воде. Наш Север – это “живой” антиминс. Это тысячи известных и неизвестных верующих людей, чей мученический подвиг стал украшением и прославлением Русской Церкви.

Но проходит время, и память об их подвиге начинает забываться. Мутный информационный поток заслоняет память о тех, кому мы обязаны сейчас возрождением Церкви. Поэтому во исполнение определения Архиерейского Собора 2011 года “О мерах по сохранению памяти новомучеников, исповедников и всех невинно от богоборцев в годы гонений пострадавших” в Архангельской митрополии создан Центр Новомучеников и Исповедников Российских. Именно сейчас необходимо как можно подробнее рассказать людям о тех героях духа, которые здесь жили, погибали в тюрьмах и лагерях, и, несмотря на все испытания, остались верны Христу.

Антонина Мага

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

самое читаемое
  • N/A
  • лучшие авторы

    N/A

    Дорогие друзья!

    Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

    Помогите нам работать дальше!

    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам: