Редкое имя для ребенка – признак гордости родителей?

|
21 октября – День памяти преподобной Пелагеи. Имя этой святой, в числе многих других библейских и древнехристианских имен, сейчас возвращается в обиход. Эта новая мода на древние имена вызывает неоднозначную реакцию в обществе. Сторонники и противники вызывания из забвения старинных имен, как правило, не вступают в публичные дебаты – в эксперимент на выживание идей вступают их дети и дальнейшие потомки.

Экзотические имена детей – признак неосознанной гордыни родителей

Протоиерей Александр Немчинов

Протоиерей Александр Немчинов

Протоиерей Александр Немчинов, руководитель курсов катехизации Днепропетровской епархии, клирик храма Рождества Пресвятой Богородицы:

– Этот вопрос связан с серьезной церковной проблемой – неофитством. То, что подавляющее большинство верующих людей на пост-советском (пост-атеистическом) пространстве – новообращенные (неофиты), вполне аксиоматично и статистического подтверждения не требует. Ну а неофитам неизбежно хочется засвидетельствовать для всех окружающих свою принадлежность к той или иной религиозной структуре.

Нет сомнения в том, что чувства этих людей искренни и прекрасны. Хотя внешние проявления их восторга выглядят наивно, порой просто смешно и даже глуповато.

Неофитство часто проявляется во внешнем виде, но к этому же явлению относится и наречение детей в православных семьях редкими библейскими именами. Хотя в прежние времена это было больше свойственно сектантам: баптистам, адвентистам седьмого дня и т.п.

У православных этот диапазон расширяется до любых редких христианских имен, которые есть в святцах. Но следует учесть, что отношение к святцам всегда было довольно-таки дифференцированным. То есть существуют имена, которыми чаще всего называли монашествующих.

Впрочем, некоторые имена перестали быть сугубо монашескими, а стали больше даже светскими. Например, имя Маргарита – раньше этим именем называли в основном монахинь. Но это едва ли не исключение.

«В этом есть нечто сектантское»

– Сам комплекс неофитства, в том числе и склонность называть детей редкими библейскими именами, является, на мой взгляд, признаком неосознанной гордыни. Человек вроде бы хочет бороться с гордыней, но на самом деле просто не видит, что, выпячивая свою религиозность, он всего лишь нашел для реализации гордыни новую форму. А детям с такими экзотическими именами придется не то что тяжело, но несколько дискомфортно и неуютно.

Общество состоит из разных людей, и у кого-то такие имена могут вызвать насмешку, а у кого-то и раздражение. Хотя, конечно же, люди из окружения неофитов относятся к таким именам с одобрением. Неофит зациклен на своей новой мировоззренческой модели и, как правило, хочет перевернуть весь мир, чтобы он стал созвучен его новым убеждениям. В этом есть нечто сектантское. Поэтому и библейские имена воспринимаются окружающими в комплексе с его назойливым поведением и вызывают раздражение.

«В святцах имя есть – деваться некуда»

– И когда просят покрестить с каким-нибудь ну очень редким именем, так и хочется порекомендовать: ну назовите тогда, как пророк Исайя назвал своего сына: Мегер Шелал Хаш Баз. (Правда, к лику святых он не причислен). Или именем святого мученика Хусдазада – такое имя в святцах есть. В таких случаях я предлагаю родителям подумать, но не настаиваю. А оснований отказывать крестить ребенка с таким именем нет: в святцах это имя есть – деваться некуда.

На нашем приходе такое случается не часто, но нет-нет, да и бывает. Доводилось крестить именами Рахиль, Ревекка, Сампсон. Как-то принесли крестить мальчика – Соломона. Но с Соломоном проще – его к лику святых Церковь не причислила.

Хотя достаточно много имен библейских и в то же время довольно распространенных. Так, например, после долгого забвения снова стали называть мальчиков Фома. А имя Давид и вовсе стало очень популярным.

И, конечно же, имя, которое многие считают чуть ли не самым русским – Иван. На самом деле оно не русского, а еврейского, библейского происхождения. Правда, этим именем иудеи своих детей уже давно не называют. По их мнению, то, что имя Иоанн (евр. Йоханан) стало таким распространенным у христианских народов: Йоханес (Ганс), Джон, Ян, Жан, Хуан – его «дискредитирует», и называть еврейских мальчиков таким именем совершенно недопустимо. Хотя и здесь не обходится без исключений.

И, наконец, в последнее время часто встречаются имена Адам и Ева. На Руси эти имена не были столь уж редкими, и имя Ева, как мне показалось, стало возрождаться немного раньше имени Адам. Правда, чаще всего так приходится называть, когда приносят крестить девочку с именем Эвелина. Эти имена часто выбирают люди нецерковные, потому что имена Адам и Ева являются значимыми в светской культуре и искусстве.

«Любые крайности – от бесов»

Но речь сейчас идет не о таких библейских именах, как Фома, Адам и Ева, и уж тем более не об имени Иван. А о том, что само желание давать детям редкие, даже экзотические имена обусловлено тенденцией подчеркнуть свою особенность и эксклюзивность. Однако склонность к экзотике чаще всего вызывает раздражение и может восприниматься как некое проявление маргинальности. И на детях это неизбежно отразится.

Для родителей выбор таких имен может быть формой эпатажности, чтобы показать: мы, мол, не такие, как все. Но одно дело с подобной целью майку какую-нибудь несуразную надеть – ее поносил и выкинул. А другое дело – дать человеку имя.

Поэтому родители, выбирая имя ребенку, должны учитывать все грани: чтобы оно было и привычным, и благозвучным, и православным. Потому что если в какую-то сторону бывает перегиб, то он дает общий крен. Не помню, кто из святых отцов, по-моему, преподобный Амвросий Оптинский сказал: «Любые крайности – от бесов». Вот и в наречении детей также нужно избегать крайностей.

«Ребенку надо дать такое имя, чтобы он его полюбил» – мнение начальника ЗАГСа

Галина Левицкая

Галина Левицкая

Галина Левицкая, более 30 лет заведует городским ЗАГСом в Виннице:

– Есть такие родители, которые еще перед дверьми ЗАГСа спорят, каким именем назвать ребенка. А бывает, что не только папа с мамой, а вся семья собирается и все родственники, чтобы выбрать ребенку имя – обговаривают, советуются. Ответственно к этому относятся – не просто «у соседки девочка Настенька, и мы себе так назовем».

Ребенку надо дать такое имя, чтобы он его полюбил. Потому что если ребенок не любит свое имя, толку не будет. И это не дитя не любит свое имя – это ребенка не любят в семье. Его так назвали, что ему дискомфортно.

И такое наблюдение: если человек приходит менять свое имя, значит, не смогли в семье сделать так, чтобы он его полюбил. Это зависит от родителей и других родственников – чего-то они ребенку не додали, какие-то нелады в семье.

Древними необычными именами детей, конечно, называют – но это не часто случается. Например, с именем Савва у нас регистрируют три ребенка за год – не больше. Сейчас люди стали смотреть в церковные календари: католики по-своему смотрят, иудеи – по-своему, и православные тоже. Но украинцы перекручивают имена – пишут не Кирило, как нужно по словарям, а Кирилл, с двумя украинскими «і». Или Кристина вместо Христина. Правильно по-украински не хотят называть.

А при регистрации родители могут хоть Столбом Электрическим ребенка назвать, хоть Лампочкой. Ограничений нет. Мы так и записываем: «имя ребенку присваивается по согласованию родителей». Особенно когда имя выбирают нетрадиционное или его написание отличается от общепринятого. Сейчас стали больше называть детей именами дедов, прадедов, бабушек и прабабушек – хотят, чтобы имя в роду сохранилось и дальше жило.

«Библейские имена имеют такое же право на восстановление в жизни общества, как и любые другие» – мнение филолога

Наталья Иванова, филолог, сейчас работает в православном детсадике Калининграда:

– И у нас в садике есть много детей с библейскими и древнехристианскими именами. Чаще всего это дети священников. У меня в группе есть две сестры – Анастасия и Пелагея, есть еще Федор, Матвей, Марк, Макар.

Как филолог могу сказать, что каждый народ имеет свои предпочитаемые имена, которые использует как национальные и передает следующим поколениям. В России долгое время основную роль в выборе имени играли святцы. В советский период все права перешли к ЗАГСу, то есть от церкви – к государству, что повлияло на разнообразие имен для младенцев, так называемые имена-неологизмы. В новейшей истории нет четких предпочтений в сторону имен «светских», библейских, древнерусских и т.п.

Лично я считаю, что имена как таковые фиксируют и передают от поколения к поколению культурные установки и стереотипы, и современный нам мир склонен и в этом вопросе к универсальности. В частности, библейские имена имеют такое же право на жизнь, точнее, на восстановление в жизни общества, как и любые другие.

«Фемистоклюсы с Алкидами и мост хрустальный через речку» – мнение психолога

Ольга Шурыгина, консультант-психолог компании «Яндекс», Санкт-Петербург:

– Когда дают такие имена детям, то кто-то хочет просто выпендриться, а кто-то, возможно, думает о том, что «как вы яхту назовете, так она и поплывет». Мне кажется, что при выборе имени нужно руководствоваться музыкальным слухом и уважением к будущему ребенка, а не нагружать его своими культурологическими смыслами или своими фантазиями о красивой жизни героев эпосов и сказаний.

При неудачном выборе имени ребенок может страдать. Либо себя начать не любить и стесняться, либо родителей тайно ненавидеть. Ничего хорошего – я бы не экспериментировала. И разрешала властям в таких случаях поменять проблемное имя. Но, может, с психикой ребенку повезет, и ему будет всё равно.

И не думаю, что тяга к экзотическим библейским именам только у православных верующих проявляется. Это всё то, что уже описал Гоголь. Помните сыновей Манилова? Фемистоклюс и Алкид. Претензии на образованность и аристократизм. А меж тем у самого книжка, заложенная на 14-й странице два года уж как. Что тут еще к Гоголю добавить?!

Бывают редкие случаи, когда называют в честь кумира, о котором знают все. И то это для ребенка не здорово, но хоть понятно. Не смогли удержаться. А во всех остальных случаях – Фемистоклюсы с Алкидами и мост хрустальный через речку.

«Лишь бы при наречении имени ребенка супруги не ссорились»

– Наверное, дело каждого родителя и матери – как называть своих детей, – полагает Наталья Гром, майор милиции из Винницы. – Хотя следует учитывать время, в которое мы живем, для того, чтобы ребенку потом во взрослой жизни было комфортно с тем или иным именем.

– Всё зависит от самого имени. Многие и не знают, называя детей, к примеру, Яков или Ева, что имена эти библейские, – говорит журналист Людмила Калита из Киева. – Однако есть в Библии немало и других, не столь привлекательных по звучанию имен (по крайней мере, в наших широтах и в наше время). Называя ребенка одним из таких, стоит помнить о том, что дети, с которыми ваше чадо обязательно будет общаться каждый день, не знакомы со значением всех имен на свете. Поэтому надо готовиться утирать ему слезы, если в саду, во дворе или школе к его необычному имени подобрали обидное прозвище.

– Мне не нравится, когда детей называют редкими библейскими именами, – говорит Вадим Романенко, руководитель компании «Союз издательств» (Киев). – Это похоже на одевание вычурного наряда, за которым может оказаться пустота.

Виктория Могильная

Виктория Могильная

– Признаюсь честно, мне нравится, когда детей называют «старинными» именами, и я искренне охаю и ахаю, если слышу, что новорожденного назвали Лука или Елисей, – рассказывает матушка Виктория Могильная, мама восьми детей из Киева.

Когда родилась наша пятая дочка, в святцах поблизости были только такие непривычные имена, как Яздундодкта, и муж предоставил мне свободу выбора. Теперь, несмотря на все подтрунивания близких родственников, у нас есть дочка с древним именем Ева. И Тихон у нас тоже есть. Правда, он родился на Благовещение. Дал Господь «по сердцу» – назвать сына в честь одного из самых любимых святых.

Перефразируя Честертона, скажу, что мне нравится всё, «что не дает нам становиться истинно современными людьми».

Имя, наверное, тоже своеобразный отголосок ушедших эпох, где письма писались пером, и счастье не зависело от наличия горячей воды в кране. Лишь бы при наречении имени ребенка супруги не ссорились, и имя нравилось обоим. А древнее оно или нет, модное или самое обыкновенное, значения не имеет, мне кажется. Это же имя святого, а значит, у нас есть надежда на поддержку и молитвенное предстательство.

Подготовила Анна Аркуша

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
«В семье мальчика звали Путинушка»

Какие имена не разрешат давать детям

Почему не Параскева Пятница, или Как святые становятся нам близкими

10 ноября – день памяти великомученицы Параскевы Иконийской

Почему церковные слова становятся ругательными?

Сегодня слово «святоша» приобрело в народе негативный смысл. Почему так получилось?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: