Новое поколение снова собираются воспитывать на лжи, – прот. Кирилл Каледа об учебнике “без репрессий”

В России сделаны первые шаги по разработке единой концепции школьного курса истории. Составители концепции представили 10 июня свои наработки Российскому историческому обществу. В проекте оказался 31 спорный вопрос, по которым учителям будут даны специальные рекомендации.

В списке упоминаются имена большинства советских и российских лидеров, включая Иосифа Сталина, Никиту Хрущева и Леонида Брежнева. Эти личности рекомендуется рассматривать исключительно в рамках проведенных ими реформ, чтобы школьники сформировали «внутреннее убеждение, что именно такова была история, а для иных трактовок иметь барьер». К иным трактовкам отнесены сталинские репрессии, упоминание которых в учебнике считается неудачным.

kaleda1

Комментирует настоятель храма Новомучеников и исповедников российских  на Полигоне в Бутово протоиерей Кирилл Каледа:

– Отец Кирилл, авторы концепции единого учебника по истории России намерены исключить из него упоминание сталинских репрессий. Как Вы расцениваете подобные намерения?

– Это обычная советская ложь. В советское время тоже замалчивалась информация о гонениях. Сегодня кто-то хочет повторения той ситуации. Полуправда хуже, чем открытая ложь. Общество привыкло ко лжи, из-за этого наша жизнь перекорежена. Детей нужно учить и воспитывать на правде. Если авторы новой концепции преподавания истории считают, что дети могут неправильно понять коллизии нашей истории, то пусть они хотя бы перечитают произведение Корнея Чуковского «Тараканище», которое является аллегорическим изображением той самой истории, которую они хотят утаить от детей. Так ее воспринимал Корней Иванович. Тараканище, который «шевелит усами», это и есть Сталин.

– Вы говорите, что советское общество было воспитано на лжи. Но уже 20 лет каждый, кто хочет, может говорить и читать правду.

– Если в школе сегодня предлагают говорить только о «беленьком», забывая о том, что мир всегда не только «беленький», но и «серенький», а то и “черный”, то, значит, новое поколение снова собираются воспитывать на лжи.

– Почему сегодня хотят возвратиться к тому, чтобы учить детей лжи? Замолчать преступления коммунистов – это попытка возвратиться к советскому прошлому?

– Я воспринимаю это именно так. Я надеюсь, что возвращения к кровавым репрессиям не будет, вряд ли это сегодня осуществимо. Хотя… людям в начале ХХ века и в страшном сне не могло присниться то, что потом произошло наяву. К великому сожалению, отношение к людям, в подавляющем большинстве случаев, остается тем же самым, каким оно было при коммунизме. К людям не относятся, как к образу и подобию Божию или просто, как к человеку. Для некоторых деятелей – и прошлого, и настоящего – люди – это только материал, из которого, как им кажется, можно лепить все, что угодно. Во время коллективизации коммунисты считали людей грязью, в ГУЛАГе относились к заключенным, как к рабам: могли засыпать телами людей плотины. Вспомните, как брали Киев, когда при форсировании Днепра их посылали на верную смерть. То же самое происходило при взятии Севастополя. Такой же эксперимент был поставлен в начале 1990-х годов, когда тысячи людей были в отчаянии. К великому сожалению, отношение к человеку и к народу у власти осталось такое же, несмотря на красивые слова. Теперь, чтобы «не пугать детей», хотят их усыпить ласковыми сказками, как все было хорошо. Мне это напоминает страшную картину из фильма “Титаник”, когда мама с детьми, понимая, что все гибнут, укладывает своих детей спать и успокаивает их: «Все хорошо, все в порядке». Мне кажется, авторы концепции хотят так же поступить с нашими детьми, сказать им, что все хорошо, когда корабль тонет.

– Отец Владимир Воробьев говорит, что сегодня снова закрывают архивы с информацией по репрессиям. Эти процессы – с архивами и учебниками – как-то связаны?

– Да, конечно. Может быть, нет такого, что кто-то сидит и командует :засекретить то, и замолчать это, нет, но это некая тенденция.

– К чему это может привести? Что вырастет из детей, которые не знали в школе о гонениях?

– Мы знаем судьбу “Титаника”. Страна тоже может погибнуть, если людям не говорить правду.

А как правильно нужно рассказывать о гонениях – религиозных и политических – в школе?

– Дети все прекрасно понимают, не надо бояться, что они что–то не поймут. Положительные примеры есть. Я сам, например, знаю одну православную школу, где подробно рассказывают о репрессиях, и из нее выпускаются очень достойные люди.

Еще пример. В течение уже многих лет на Бутовский полигон пред патриаршим богослужением приглашаются дети из обычных общеобразовательных школ города Видного – центра Ленинского района Московской области, на территории которого и находится Бутовский полигон. Дети приезжают и участвуют в уборке территории захоронений и окрестностей. Первые годы представители администрации района и школ говорили детям, что они поедут на полигон, не спрашивая особо об их желаниях. Когда они приезжали, то мы проводили экскурсию, дальше они работали, потом их кормили кашей из полевой кухни, и они возвращались домой. Позже руководство местного РАНО пошло по другому пути. Они стали предлагать поехать в Бутово только тем детям, кто этого хочет. И те дети, которые побывали у нас, говорили: «Мы хотим поехать!», а тех детей, которые у нас не бывали, они сами уговаривают поехать сюда. Образуется такой клуб по интересам. Понятно, что уборка – это не очень большой труд, но видно, что ребята восприняли важность этого места. И это дети из обычных школ обычного подмосковного городка. Не надо бояться детям рассказывать о репрессиях!

– Может быть, авторы новой концепции не хотят говорить детям о преступлениях не потому, что это страшные события, а для того, чтобы не вызвать у молодого поколения отторжения коммунистической идеологии?:

– Скорее всего, это и является причиной появления концепции.

Лидия Головкова сообщила, что на полигоне в Коммунарке разрешили проводить исследования захоронений совсем недавно. А какие исследования нужно проводить на Бутовском полигоне?

– Я не вижу того, что в Бутово как-то особенно сильно мешают проводить исследования. Вопрос в том, что исследования требуют определенного финансирования и воли. Должна быть воля и государства и общества, а ее нет. Все ходим вокруг да около, спорим о чем-то.

Если говорить о Бутово, то, с моей точки зрения, вскрывать все рвы не нужно, потому что это колоссальные деньги и колоссальная работа. Но в лесу, в окрестностях полигона, находится несколько неогороженных участков, относительно которых есть основания полагать, что там проводились захоронения расстрелянных. Эти участки нужно обязательно исследовать. Дело в том, что на Бутово надвигается строительство домов, и когда-нибудь полигон окажется центром огромного жилого образования. Надеюсь, самому Бутовскому полигону ничто не угрожает, потому что он объявлен памятником истории. Но когда здесь поселятся люди, то они будут ходить в лес отдыхать и жарить шашлыки. Если там действительно есть захоронения, то вы понимаете, этого ни в коем случае не должно быть – места расстрелов около Бутово, как и все места захоронений жертв политических репрессий должны быть открыты, исследованы и объявлены памятниками истории. Людей для этой работы и должны готовить школьные уроки истории.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Напиться и не пойти на расстрел

Что нам делать с решениями, которые принял дедушка в 37-м году

Лилия Ратнер: «Мое — это то, что рвет сердце, рвет душу»

Лилия Ратнер о счастливом и страшном детстве, твердости духа, преданности предкам, смиренномудрии и подарках от Бога

Дедушка – чекист, а бабушка – судья

Много лет эта тема у нас в семье не обсуждалась