Кому нужна школьная форма?

Сейчас все чаще можно услышать разговоры о необходимости введения школьной формы. Частично ответ на вопрос, для чего она нужна, можно найти на сайте Министерства образования и науки, где было опубликован документ «Об установлении требований к одежде обучающихся».

В том числе, там говорится, что задача школьной формы – «устранения признаков социального, имущественного и религиозного различия между обучающимися», а также говорится, что школьникам в школе нельзя будет носить символику «асоциальных неформальных молодежных объединений».

Действительно ли нужна форма, не повлечет ли стремление к устранению «религиозного различия» запрет на ношение нательные крестиков? Комментируют священники, юрист и педагог.

Школьная форма должна варьироваться

Протоиерей Максим Первозванский, главный редактор журнала «Наследник»

На самом деле школьная форма –  это хорошо. При этом мне кажется, было бы правильнее разработать в целом ее общую концепцию, указав подробно какие-то элементы этой формы, чтобы было понятно, что это именно школьная форма. Но при этом чтобы конкретные учебные заведения могли вводить какие-то свои элементы в одежду школьников.

Недавно я в метро видел девушку из Химического колледжа явно в форме своего учебного заведения, с эмблемой колледжа, из чего я и узнал, что она  учится в данном заведении. И было видно, что девушка гордится по-хорошему своей принадлежностью к колледжу.

Школьная форма должна варьироваться. К этому пришли в позднем Советском Союзе, когда старшеклассники могли носить, пиджаки или жилетки, юбки или брюки (девочки).

Думаю, школьная форма с какими-то особенностями, характерными именно для каждой конкретной школы, будет близка детям. Многие читали и смотрели «Гарри Поттера», где есть и особые шарфы, и значки – эмблемы…

Что же касается серьезного имущественного неравенства, закон здесь опаздывает. Еще 20 лет назад то, в какой пиджак одет человек, влияло на статус человека.

Сейчас наличие пятого айфона или иного крутого гаджета говорит гораздо больше об имущественном разделении, чем покрой пиджака и фирма его производства. Это неравенство – в аксессуарах, в портфелях, в мелочах – у одного, скажем, ручка за 5 рублей, а у другого – «Паркер».

То, что касается религиозной, национальной  символики,  мне кажется, что совсем запрещать любые ее  проявления было бы неправильно. При этом символика это не должна быть навязчивой и самодовлеющей.

Всем понятно отличие «формального» от «неформального». Формальное – официально зарегистрированное, государством признаваемое. Не формальное, соответственно,  с противоположным значением.

Это естественно и нормально. По закону любое общественное или религиозное объединение, для того, чтобы находиться в правовом поле, в обязательном порядке должно пройти государственную регистрацию. Чтобы оградить наших детей от возможного экстремистского или какого-то криминального момента – это разумно, на мой взгляд.

Никакой православный человек носить крест навыпуск не будет. Зато сатанисты чего только не наденут поверх одежды. В том числе, и кресты в перевернутом виде. Так что все зависит от практики разумного применения закона. Ведь в нашей стране всегда главным является не сам закон, а практика его применения.

Того, что детям начнут запрещать носить крестики, если вдруг они случайно выглянут из под одежды, я не боюсь. Уровень правозащитного и самозащитного сознания православной общественности сейчас настолько высок, что в таком варианте установление Министерство образования и науки применяться не будет, в этом я уверен.

А если вдруг изменится политическая и общественная ситуация в сторону гонений на христианство, тогда и любой закон успеют написать и начать любую практику безо всякого закона….

Никакой дискриминации христиан в решении Министерства образования не вижу

Священник Андрей Постернак, директор Православной Свято-Петровской школы

Введение школьной формы – очень здравая мысль. Форма была и в советское время, а сейчас сохраняется в престижных учебных заведениях на Западе. Она, безусловно, способствует внешнему стиранию имущественных и социальных различий.

Сейчас много спорят о том, можно ли носить особую одежду девушкам-мусульманкам в учебном заведении. Эти бесконечные споры совершенно не конструктивны. В устранении религиозных различий в школе не нахожу проблем: школьная форма связана, прежде всего, с процессом обучения, является, в том числе, средством для наведения дисциплины, порядка.

Я не вижу здесь моментов, которые могли бы ущемить чьи-то религиозные чувства. Школьная форма никак не связана с ношением нательных крестиков. Ведь крестик не является внешним, заметным атрибутом. Если ребенок повесит себе поверх одежды огромный крест, я тоже к нему подойду и скажу, что это полное безобразие, что подобная демонстрация своего христианства может быть лишь раздражающей провокацией для окружающих. Ведь обычно христиане носят крестик незаметно.

Если же у человека не застегнут ворот рубашки, что видно крестик, или он использует его лишь как украшение, – это проблема внешней опрятности, и никакая другая. У христиан, в отличие от мусульман и иудеев, нет требований к внешнему виду, которые явно бы отличали их от других людей. Поэтому требования, чтобы религиозность во внешнем виде не проявлялась, все-таки больше касаются иудеев и мусульман. Хотя, думаю, и им обижаться нет смысла: ведь требования к школьной форме не религиозного, а дисциплинарного порядка. У христиан, для которых нетипично фанатично провоцировать других, никаких вопросов не возникнет. Никакой дискриминации христиан в решении Министерства образования я не вижу.

Что касается неформальных молодежных объединений, то их дух и их внешняя атрибутика связаны с какими-то протестами относительно дисциплины и других организующих начал. Рваные джинсы, наклейки, банданы и прочее – все это противоречит строгому духу учебной дисциплины и является недопустимым в стенах учебного заведения. Так что введение общей формы – естественная мера и можно только пожалеть, что она не была введена в наших школах раньше.

 В свободу школьной одежды вложен важный смысл

Даниил Петров,  кандидат юридических наук, вице-президент фонда «Возвращение»

Во-первых, определимся с юридическим положением в вопросе сейчас. Нынешняя редакция Закона «Об образовании» (декабрь 2012) и принятые по нему акты Минобразования (март 2013) исходят из того, что вопрос школьной формы – находится в ведении конкретных школ. Вышестоящие начальники (ни министерство, ни губернатор, ни РОНО) не могут обязать школу и учеников носить что-то единообразное или не делать этого. Ведь это вопрос школы, включая родителей детишек. Такое положение существует в России с начала 1990-х.

Во-вторых, что же предлагается? 29 марта 2013 года президент страны предложил изменить описанное положение и ввести обязательную школьную форму. Единственное отличие от СССР при этом останется в том, что разрешат на местах варьировать её внешний вид: «Нужно принять какие-то федеральные решения, которые бы обязали регионы вводить эту форму, и дать возможность и регионам, и муниципалитетам определяться с деталями».

В конце 1980-х – начале 1990-х я учился в старших классах, когда нам разрешили ходить в школу в свободной одежде. В свободной, естественно, в рамках приличия – в шортах и футболке, в тренировочных штанах, в рваных джинсах никто бы ученика в школу не пустил. Но единая форма перестала быть обязательной. И я помню, как, наверное, все ученики радовались. Возражений против отмены единой обязательной формы со стороны учителей, учеников и родителей не припомню. В конце концов, никому не запрещали продолжать носить советскую школьную форму по своему желанию.

В свободу школьной одежды был вложен тогда важный смысл. Уверен, эта логика применима и к сегодняшнему дню. Она заключалась в необходимости развивать индивидуальность, создавать из школьников личности вместо винтиков единого гос. механизма, как это требовалось в СССР. Стремление было через некоторую свободу в одежде развивать способности учеников самостоятельно мыслить, действовать, в т.ч. одеваться. Более того, обязательная школьная форма это же обязательные затраты для родителей, что неправильно. Возможно, родители найдут более приемлемый по бюджету вариант одежды для своих чад.

Сейчас пытаются вернуться к единой школьной форме. Такое предложение в русле многочисленных аналогичных решений нынешней власти, которая стремиться максимально унифицировать жизнь общества. Более того, не скрывая, хочет максимально приблизить нашу действительность к советской. Отсюда и возвращение советского гимна, и отсутствие дискуссий в парламенте, и желание вернуть «Героя труда», и нормы ГТО. Всё это ягоды одной поляны – порой подсознательной, порой целенаправленной и искусственно насаждаемой ностальгии по коммунистической России.

Унифицируют не только внешний вид (школьная форма), но уже пытаются унифицировать мысль. Вот откуда планы создания единого учебника истории. Вместо того, чтобы учить школьников старших классов самостоятельно думать, спорить, обсуждать разные точки зрения, может быть, ошибочно забытые важные исторические факты, им в рамках этой тенденции, нельзя исключать, будет предложено зубрить новый аналог «Краткого курса ВКП(б)» – единственной разрешенной, единственной канонической версии нашей очень непростой и неоднозначной истории.

Так что в чём-то система образования предлагается последовательная: единообразие в одежде и в мыслях. Невольно приходят на ум картины из романа Замятина «Мы»: ровным строем, в одинаковых робах, с одинаковыми мыслями о великом правителе идут подданные всесильного государства, не имеющие имён, но аккуратно пронумерованные.

То же самое и форма. Оденутся все одинаково – не видно будет ни национального, ни религиозного, ни культурного разнообразия. Президента страны пугает, что в свободной одежде могут проявиться разные материальные возможности родителей. Неужели лучше, когда из школы выйдут ученики, совершенно морально не подготовленные к взрослой жизни? А ведь в последней выпускнику школы будут встречаться особенно в России самые разные люди: граждане разной веры, разной нации, разных привычек, разного вкуса, разного уровня благосостояния?

К тому же, наивно полагать, что школьники общаются со сверстниками только в школе. В повседневной жизни же форму не заставишь носить. Так что прикрывать единой и обязательной школьной формой как фиговым листком всё многообразие российского народа – вряд ли глубокая идея.

Возможное высокомерие более состоятельных школьников и их родителей лечится не запретами на свободную одежду в школе, а долгим и непростым процессом прививанием культуры богатства. В западных странах, где рыночная экономика и возможность открыто быть богаче соседа не были запрещены, давно считается неприличным выпячивать своё особое благосостояние. От богатого там ожидают скромности в богатстве. Именно поэтому порой русские нувориши, шикующие публично своим богатством за границей, так шокируют тамошних обывателей. Запретами в области одежды эта общественная болезнь не лечится.

На мой взгляд, правильно было бы сохранить действующий порядок, по которому каждая школа может вводить свою форму, когда такие решения принимаются с учетом мнения не только учителей, но и родителей. Смысл такой формы не обязательно в том, чтобы скрыть, допустим, религиозные или национальные различия между детьми, но в повышении статуса школы. Если, разумеется, статус такой существует, то есть если известно, что в этой школе особенно хорошо учат математике, иностранным языкам или еще каким-то предметам.

Тогда ученики с радостью будут носить форму, показывая тем самым, в какой замечательной школе они учатся. Правилен нынешний порядок и в том, что школы сами могут определить, когда их форма должна надеваться. Возможно, не стоит всегда заставлять школьников каждый день, как солдат, носить такую форму. Может быть, школа в своём случае решит, что это будет делаться на праздники, на межшкольные олимпиады (соревнования), может быть, на экзамены и т.п. Иными словами, на этом примере можно пожелать нашей федеральной власти: оставьте больше прав на местах! Дайте людям САМИМ решать свою судьбу в т.ч. в части формы. Занимайтесь, в конце концов, вопросами федерального масштаба. Их немало нерешённых.

А когда сверху пытаются навязать единообразие, я это приветствовать не могу. Начнут с формы, закончат мыслью. Как было в Советском Союзе – все ходят в единой форме и мыслят одинаково, не сомневаясь в «единственно верном учении». У определенной части наших сограждан и немалой части властителей есть ностальгия по советской эпохе. Она отчасти понятна – страной, где все унифицировано, легче манипулировать. Но чем больше будет унификации, тем меньше шансов у нынешних школьников вырасти самостоятельными, независимыми, мыслящими личностями, которыми и сильна любая страна.

Школьная форма: еще один повод для «распила» денег?

Ася Штейн, учитель высшей категории, преподаватель в Лицее № 1553 на Донской (Москва), методист городской экспериментальной площадки «Исследовательская деятельность учащихся»:

Начну с того, что та форма, которую нам предлагают, стоит недешево. По самым скромным подсчетам — не менее 3.000 рублей. А если речь идет о многодетной семье, где несколько школьников, то расход получается весьма серьезный. В то время, как простая повседневная одежда для детей стоит гораздо дешевле.

Дети пачкают одежду — это аксиома. Так что если речь идет о маленьких детях, а тем более о мальчиках, то одним комплектом тут не обойдешься. Кроме того, костюм стирать нельзя, он требует химической чистки — то есть деньги нужны еще и для ухода за формой.

Так что о том, будто форма будет каким-то образом экономить средства родителей, говорить не приходится. Наоборот, ее покупка станет для них дорогостоящей затеей.

К тому же форма не физиологична, в ней просто неудобно ходить. Это одежда, которая сковывает движения детей, создает дискомфорт.
Детям, тем более младшего возраста, в школьной форме ходить неудобно. Это одежда, которая сковывает движения детей, создает дискомфорт. Костюм — не одежда для маленьких детей, не для школьников! Школьники проводят в школе достаточно длительное время и, не имея возможности полноценно подвигаться на переменах, расслабиться, дети не смогут полноценно учиться.

Для детей, подростков очень значимо ощущение собственного тела и приятие своего тела окружающими. И одежда для них — продолжение его тела и способ себя комфортно ощущать. Есть цветовой тест Люшера, который очень четко демонстрирует, что цветовые предпочтения связаны с психологическими характеристиками. Поэтому нельзя всех детей насильно наряжать в одно и то же. Например, требование в школе «всем носить синее!». А данному конкретному ребенку в синем не комфортно, ему комфортно в зеленом или в оранжевом. Или сегодня он себя хорошо чувствует в оранжевом, а завтра — как раз в синем. Почему нужно это каким-то образом в детях подавлять?

Единственно, с подростками можно обговаривать, в корректной и уважительной форме, что нельзя приходить слишком в откровенной одежде, например, в чрезмерно коротких юбках девушкам. Или, например, в спортивной одежде. Но все это, повторяю, обговаривается. Если детям предлагается сотрудничество и реальная альтернатива, а не надуманная (юбка в клеточку или без клеточки, синий пиджак или синяя жилетка и так далее), то они, как правило, легко на него соглашаются.

Другой момент. Когда нам говорят, что форма будет стирать социальное неравенство, — это явная демагогия. Современные дети меряются не одеждой. Обычная повседневная детская одежда — джинсы и толстовка — на третий день ношения выглядят совершенно одинаково, независимо от того, где были куплены — в дорогом магазине или на распродаже в крупном гипермаркете.

Статусными вещами для детей являются аксессуары, главным образом, конечно, гаджеты: электронные игрушки, электронные приспособления (телефоны, планшеты, плейеры и так далее).

Что касается религиозных различий, агрессивной символики и прочее… В школе, независимо от того, есть там форма или нет, может быть уставом оговорено, что никакая религиозная символика, символика музыкальных групп и так далее — не допускается. Например, так происходит в лицее, где работаю я. Все обговаривается и дети совершенно спокойно соблюдают правила безо всякой формы.

Да, если школа светская, было бы неправильно, если бы дети каким-то образом публично демонстрировали свою принадлежность к той или иной религии. В детской, особенно подростковой среде, это может вызывать определенную конфронтацию. Но форма здесь, как я уже говорила, совсем не причем.

А что касается крестика, если он вдруг «выскочит» из-под одежды: всегда можно ребенку корректно сказать: «Крестик носят нательно, убери, пожалуйста, его под воротничок, он у тебя выбился». Мне кажется, никому в голову сегодня не придет что-то негативное говорить ребенку по поводу того, что у него есть крестик. Любой религиозный символ — будь то крестик или звезда Давида, можно носить в школе без проблем, просто нужно сделать подлиннее цепочку или шнурок, и тогда его точно не будет видно.

В принципе форма никак не продвигает к решению тех проблем, которые декларируют те, кто пытается ввести ее в масштабах страны. Единственное, что я здесь вижу — это стремление коррумпировать еще одну сферу, связанную со швейным производством, которое массово будет во всех регионах выпускать школьную форму, и которую вынуждены будут покупать за немаленькие деньги родители, таким образом, поощряя очередной виток «распила» денег.

Подготовили Леонид Виноградов и Оксана Головко

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
В российских магазинах нашли опасную школьную форму

Производители одежды экономят на тканях, поэтому используют материалы с повышенным содержанием полиэстера

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: