Февраль 2014
Перейти в календарь →
Ждём Вас!
10
августа
в 18:30

Нюта Федермессер: Мы лишь попутчики на последнем этапе жизни пациента

Умирает ли персонал хосписа с каждым пациентом? Как быть рядом с умирающими людьми и остаться жизнерадостным человеком? 1 декабря в рамках конференции «Развитие паллиативной помощи взрослым и детям" о выгорании и сопротивлении ему рассказала учредитель фонда помощи хосписам «Вера», директор Центра паллиативной медицины департамента здравоохранения Москвы Нюта Федермессер.

Дети говорили, что увидятся с мамой, только умирая

Нюта Федермессер

Нюта Федермессер

Уровень эмоционального выгорания персонала зависит от руководства. При переходе на работу из НКО (Фонд “Вера”) в бюджетную организацию (Московский Центр паллиативной помощи) меня поразила жуткая эмоциональная усталость, недоверие и глубокая степень выгорания у персонала. Люди работали в бюджетной сфере, как в рабстве. Было убито желание работать на благо себя и пациента. Поэтому так важно было совместить энтузиазм работников НКО и профессионализм персонала бюджетных организаций.

Профессионализм не означает, что мы не сопереживаем. Вера Миллионщикова, основатель Первого московского хосписа, говорила:

“Сначала мы умираем с каждым нашим пациентом. Теперь мы достигли того уровня профессионализма, который есть у священника. Сначала он сходил на свадьбу, затем на крестины, затем на похороны, и опять на свадьбу. Он как бы стряхивает с себя сопутствующие эмоции, но это не означает, что он безразличен к происходящему. Я работаю с тяжелобольными уже двадцать лет, а профессионализм выработался только лет десять назад. Раньше все проблемы приносила домой. Возвращалась и выплескивала в семью, которая в результате чуть не распалась. Дети говорили, что с мамой они увидятся, только когда будут умирать сами. Профессионализм не означает, что мы не сопереживаем. Иногда видишь такое, отчего просто невозможно не заплакать…”.

Выгорание возникает, когда мы чувствуем, что не можем соответствовать ожиданиям пациента.

Переводчица Наталья Трауберг, которая много месяцев лежала в хосписе, сказала: «Страшно, очень страшно испытывать грубость, грязь, боль. И я беззастенчиво молюсь, чтобы Господь, когда позовет меня, не давал их». Если мы не дадим пациентам грубости, грязи и боли, мы уменьшим уровень эмоционального выгорания.

“Мы работаем с живыми людьми” и другие заповеди хосписа

Тысячи одиноких больных людей по всей стране уходят из жизни неухоженными, ненужными и брошенными. Есть такие отделения милосердия, ПНИ, хосписы, дома престарелых, где у персонала нет никакой нравственной основы и понимания сути своей работы. По сути это учреждения превратились в места для “дожития”, куда сдают ненужных стариков. Но это должно быть по-другому. И есть хорошие примеры. Во всех этих сферах как нигде нужен индивидуальный подход и человеческое терпение.

Именно потому так важно помнить, что паллиативная помощь – это прежде всего подход, ориентированный на человека.

Заповеди хосписа сформулировали Андрей Гнездилов и Вера Миллионщикова — основатели  первых хосписов в Санкт-Петербурге и Москве:

1. Хоспис — это комфортные условия и достойная жизнь до конца.

2. Мы работаем с живыми людьми. Только они, скорее всего,  умрут раньше нас.

3. Нельзя торопить смерть, но и нельзя искусственно продлевать жизнь. Каждый проживает свою жизнь.  Сроков ее не знает никто. Мы лишь попутчики на последнем этапе жизни пациента.

4. Брать деньги с уходящих из этого мира нельзя. Наша работа может быть только бескорыстной.

5. Мы не можем облегчить боль и душевные страдания пациента в одиночку, только вместе с ним и его близкими мы обретаем огромные силы.

6. Пациент и его близкие — единое целое. Будь деликатен, входя в семью. Не суди, а помогай.

7. Если пациента нельзя вылечить, это не значит, что для него ничего нельзя сделать. То, что кажется мелочью, пустяком в жизни здорового человека,  — для пациента имеет огромный смысл.

8. Каждый человек индивидуален. Нельзя навязывать пациенту своих убеждений. Пациент дает нам больше, чем мы можем дать ему.

9. Принимай от пациента всё, вплоть до агрессии. Прежде чем что-нибудь делать — пойми человека, прежде чем понять — прими его.

10. Будь всегда готов к правде и искренности. Говори правду, если пациент этого желает и если он готов к этому… Но не спеши.

11. Незапланированный визит — не менее ценен, чем визит по графику. Чаще заходи к пациенту. Не можешь зайти — позвони; не можешь позвонить — вспомни и все-таки… позвони.

12. Не спеши, находясь у пациента. Не стой над пациентом — посиди рядом. Как бы мало времени ни было, его достаточно, чтобы сделать всё возможное. Если думаешь, что не всё успел, то общение с близкими ушедшего успокоит тебя.

13. Хоспис — дом для пациентов. Мы — хозяева этого дома, поэтому: переобуйся и вымой за собой чашку.

14. Репутация хосписа — это твоя репутация.

15. Главное, что ты должен знать: ты знаешь очень мало.

“Он мог умереть в муках, а ты ему их облегчил и жизнь продлил”

Нигде в медицине врачи не испытывают столь сильного ощущения нужности, как в паллиативной медицине – вы нужны ежесекундно. И это способствует эмоциональному восстановлению.

Как и чему радоваться, если больные не выздоравливают? Вот как об этом говорила Вера Миллионщикова:

“Больной не спал ночами или спал сидя от одышки и боли, и после нашей помощи он стал спать лежа или хотя бы с приподнятыми ногами, и отеки на ногах у него чуть уменьшились. Это большая победа, а когда он уже лег и заснул на кровати, когда мы практически убрали ему боль, а еще лучше, если он сможет и на бочок повернуться – нет ничего слаще. Нет ничего приятнее этой победы!

Победа излечения — это одно, это отчасти мастерство, отчасти лекарство. А здесь ты точно знаешь, что он мог умереть раньше в муках, а ты ему жизнь продлил, сделал ее полноценнее, он не страдает от боли, он разговаривает с тобой, он улыбается, а он забыл уже, когда улыбался, у него уже страдальческая морщинка на переносице стала органичной.

Или когда у человека рвота до 50-60 раз в сутки. Можете себе представить, как это все извергнуть из себя, внутри у него все горит, желудок обожжен, пищевод обожжен, он хочет есть, а смотреть на еду не может. И когда рвота становится два раза в сутки, а ты ему киселек дал, он его выпил, проглотил, он уже не боится рвоты и счастлив. И вот он ест, и у него румянец появляется, у него глаза оживают, потому что он забыл уже, что это такое -поесть. Это такая победа!

Если человек мог лежать только на спине, не шелохнувшись, глядя в одну точку. А мы его обезболили, перевернули на бок, обработали пролежни, и они у него зажили, и он начал переворачиваться на другой бок – у него все поет внутри. Это радость. Вот то удовлетворение от работы в хосписе, которое неслыханно по ощущению нужности”.

Лучшие люди не выгорают, а горят

Паллиативную помощь и хоспис делают не порядки и законы, а сотрудники. Самые лучшие на свете люди приходят в паллиативную медицину, а самые лучшие люди не выгорают, а горят. Наша работа самая счастливая, а создать условия – задача руководства.

На днях вышла книга Дмитрия Шепелева “Жанна” – о Жанне Фриске. Дмитрий рассказывает, как впервые пришел в хоспис, просто познакомиться, и каким увидел хоспис:

“Отправляюсь в Первый Московский Хоспис, никогда прежде мне не доводилось бывать там. Мое примитивное восприятие начиналось и заканчивалось на простой формуле – “хоспис – смерть”. Это не так. С врачом хосписа мы прогуливаемся по маленькому парку, неожиданно уютному и тихому для центра Москвы. Весенние цветы, солнце, пение птиц и совершенно обезоруживающее, вмиг сшибающее былые предрассудки ощущение тепла и умиротворение. Последние дни жизни ожидают каждого из нас. И каждому, пожалуй, хотелось бы наполнить это время тишиной. Наполнить любовью. Хоспис – это не про смерть, а, наоборот, про жизнь. В любви и заботе, без боли и страданий…”.

II Конференция с международным участием «Развитие паллиативной помощи взрослым и детям» прошла в Москве 29 ноября — 01 декабря 2016 г. Конференцию провела Ассоциация профессиональных участников хосписной помощи при поддержке Фонда помощи хосписам «Вера». Это крупнейшее в России образовательное мероприятие, посвященное развитию паллиативной помощи.

– новые встречи и контакты;
– живое общение с экспертами паллиативной помощи со всего мира;
– возможность наладить связи с коллегами в нашей стране и за рубежом;
– интереснейшие доклады, мастер-классы, круглые столы, тренинги, разборы клинических случаев;
– методические материалы по паллиативной помощи;
– выставка медицинского оборудования и продукции, применяемой в паллиативной помощи.

Подготовила Мария Строганова

Видео: Виктор Аромштам

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Нюта Федермессер: Надо убрать боль, тогда можно вспомнить и о душе

Я крикнула это своё "нет" и разозлила священника на сцене

Нюта Федермессер: Два удивительных человека сделали для одной женщины больше, чем все врачи и хосписы

Директор Центра паллиативной медицины – о том, как Софико Шеварнадзе и Мария Захарова помогли неизлечимо больной…

Хосписы Москвы: ноль баллов по шкале боли

«Я не хочу уезжать, это мой дом», и что еще говорят умирающие люди

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!