«О Церкви без предубеждения»: попытка диалога, – презентация книги

|

29 марта в Саратове состоялась презентация книги «О Церкви без предубеждения. Беседы со светским журналистом». У нее два автора — руководитель информационно-издательского отдела Саратовской епархии игумен Нектарий (Морозов) и саратовский журналист Елена Балаян. Жанр книги — живая беседа. Именно это и стало поводом для начала разговора во время презентации, которая прошла в Пресс-центре «Комсомольской правды в Саратове».

Книга «О Церкви без предубеждения. Беседы со светским журналистом» создавалась в течение двух лет. Светский журналист и священник записали на диктофон 18 бесед — более 50 часов. Они были расшифрованы, отредактированы — так и появилась книга.

Об авторах

Ведущая презентации журналист Елена Налимова сначала рассказала присутствующим об авторах:

— На мой взгляд, у авторов есть некая общность — в их судьбах. Игумен Нектарий — не саратовец, он прибыл в наш город девять лет назад. Именно благодаря отцу Нектарию в Саратове возникло такое направление, как православная журналистика. Он — настоятель центрального храма, очень знакового для нашего города, в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали». Елена Балаян — тоже родом не из Саратова. Родилась она на Украине. Но именно в нашем городе состоялась как журналист, ас интервью. С недавних пор — она еще и ведущая передачи. Мне кажется, очень важно, что эти два человека именно в Саратове встретились, именно здесь у них родилась совместная идея написать книгу «О Церкви без предубеждения». Думаю, что книга приобретет федеральную известность, потому что она, действительно, очень интересна.

Жанр беседы: о чем и почему?

Елена Налимова заострила внимание присутствующих на том, что жанр книги — свеж и интересен:

— Книга написана в жанре беседы, в демократической форме: журналист задает вопросы — священник отвечает. Создается ощущение прямого диалога с читателем. Открою небольшой секрет: Елена приложила много усилий, чтобы собрать наиболее острые, больные вопросы, ответы на которых интересуют человека, неравнодушного к Церкви. Она обращалась ко всем своим коллегам, к своим друзьям и знакомым с просьбой эти вопросы ей поставлять. Елена провела немалую работу, чтобы обобщить их.

Первый вопрос ведущей касался того, с чего начиналась работа над книгой, что стало ее предпосылкой, удалось ли в процессе ответить для себя на какие-то вопросы.

Игумен Нектарий:

Начну немного издалека. Чуть более двадцати лет тому назад, когда Русская Православная Церковь после многих десятилетий несвободы получила вдруг возможность свободно жить, свободно действовать, свободно проповедовать, то она являлась совершенно неизученной областью — и для журналистов, для которых Церковь была некоей неизвестной землей, и тем более — для самого общества. С тех пор вроде бы многое изменилось, мы уже говорим о том, что 60, 70, 80 процентов жителей России по разным данным являются людьми крещеными и причисляют себя к чадам Русской Православной Церкви. Но при этом мы говорим и о том, что так называемыми практикующими христианами является гораздо меньшее количество людей.

И хотя прошли годы, о Церкви сказано и написано многое, нет оснований говорить о ее несвободе, она остается такой же неизученной и неизведанной областью. Пожалуй, нет ни одного общественного института в современной России — а мы можем рассматривать Церковь не только в мистическом плане, но как общественный институт, потому что именно так к ней относится большая часть людей, в нее не входящих — который был бы настолько загадочен, настолько таинственен для внешних людей. Почему это так?  Могут быть названы разные причины. С одной стороны, все узнать достаточно легко — приди в храм, и ты познакомишься и с людьми, которые в него ходят регулярно, и с людьми, которые там работают, и со священниками, которые в нем служат. И никаких загадок не останется. Но почему это так сложно сделать?

Наверное, потому, что человек, в храм заходящий, приходит сюда по конкретной сердечной необходимости: о чем-то помолиться, просто постоять, потому что чувствует в церкви иную, отличную от всего мира, атмосферу. А вот сделать какой-то шаг, переступить не только через церковный порог, но через самого себя, узнать, что за жизнь в храме протекает, порой бывает просто напросто страшно. У меня есть друг, человек верующий, причисляющий себя к чадам Православной Церкви, но в храм регулярно неходящий, но самое главное — категорически отказывающийся читать Евангелие.

Он говорит, что боится читать его, потому что там — все правда, и после прочтения придется жить так, как в Евангелии сказано. И вот я смею предположить, что значительное число людей по той же причине не решаются сломать ту стену, которая между ними и Церковью стоит. И книга наша родилась как попытка преодоления этого порога, этой стены. В какой-то момент нам с Леной стало казаться, что мы слишком о многом пытаемся говорить, потом, наоборот, подумалось, что слишком мало получается. Затем решили, что пора остановится, потому что у нас получится двухтомник.

Авторы сознательно не стали и включать в книгу обсуждение сиюминутных вопросов, которые волновали нашу страну в отношении Церкви еще недавно — поводов для подобных разговоров возникает всегда множество и они быстро исчезают в небытие. Было важно прояснить сам принцип отношения к подобным ситуациям.

Елена Балаян:

— Жанр беседы был выбран нами для книги потому, что сейчас в нашем обществе дефицит диалога и способности друг друга слышать. Это так, особенно когда речь заходит о Церкви, о ее восприятии со стороны оппонентов. У людей есть какое-то сформированное представление о Церкви — сформированное СМИ, собственными наблюдениями, штампами, стереотипами, которые люди не спешат преодолеть. На самом деле, эти стереотипы — вещь непродуктивная. Непродуктивная для самого человека, потому что нежелание в чем-то разобраться до конца чинит препятствие для дальнейшего развития. Но это вредно и для общества в целом, потому что Русская Православная Церковь составляет значительную часть общества — и здесь не имеет значения статистика. И у нас нет никаких оснований идти против этого общества гражданской войной. Мне кажется, одна часть общества обязательно должна услышать другую часть общества. Нужно однажды встретиться и задать друг другу вопросы, посмотреть друг другу в глаза и попытаться узнать друг о друге что-то очень важное.

 Популярное и вечное

Первоначальным толчком к созданию книги «О Церкви без предубеждения» послужила книга Фредерика Бегбедера и католического кардинала Жана-Мишеля ди Фалько «Я верую — Я тоже нет», где собеседники пытаются выстроить диалог по сходным для саратовского издания принципам. Однако по мнению авторов российской книги, Бегбедер и ди Фалько больше кокетничают друг перед другом, немного лукавят и оттого — не слышат. Книга «Я верую — Я тоже нет» — из разряда того, что можно назвать «шоу», из разряда популярной литературы. Однако во время презентации речь о популярности тоже зашла — точнее, о популярности православной литературы в современном обществе. На вопрос ведущей об этом ответил Михаил Орлов, декан философского факультета Саратовского государственного университета:

— Есть такие темы, такие книги, которые действительно чрезвычайно востребованы в нашем обществе. Они очень разные, но не случайно, что сейчас популярными становятся именно книги о Церкви. Это говорит, прежде всего, о том, что удивительный континент православной культуры, оказывается, совершенно не познан. Более того, на нем есть такие обитатели, носители этой культуры, истин, которые являются для нашего общества, для людей нашего общества очень востребованными.

Когда человек приходит в Церковь, он порой даже не знает, зачем он туда пришел. Человек начинает читать книги, которые дают ответы о тех состояниях, в которых он находится. Давайте откроем оглавление книги «О Церкви без предубеждения»: темы сформулированы чрезвычайно жестко, сформулированы интересно и чрезвычайно актуально, причем как для человека церковного, так и для человека, который равнодушен к Церкви, может быть, которого само ее существование раздражает — как раз по той причине, что существование Церкви заставляет человека быть лучше. Людям на определенном этапе такая литература просто жизненно необходима. И чрезвычайно важно, что соавторы этой книги смогли живым языком рассказать о вечных темах: они рассказали о Церкви как о богочеловеческом организме, который существует и здесь, на земле. И с теми людьми, которые еще не пришли в Церковь. Если человек начнет знакомство с Церковью с этой книги, то я уверен, что она приведет его к другим книгам и прежде всего, конечно, к Священному Писанию. На задней обложке книги, где речь идет об авторах, я прочитал слова, которые являются жизненным кредо Елены Балаян: «Своей задачей считает поиск правды и преображение мира». В том-то и дело, что на подобные вопросы и отвечает человеку Церковь.

Верная книга

Председатель комитета по общественным отношениям, анализу информации административного муниципального образования «Город Саратов» Юлия Литневская назвала книгу игумена Нектария и Елены Балаян «верной книгой». Она поздравила всех присутствующих с ее выходом. По мнению Юлии, это знаковое событие. Поддержал ее и Максим Шаткин, заместитель председателя комитета общественных связей и национальной политики Саратовской области. Он проанализировал книгу как явление — со всех сторон:

— Те, кто читает то, что сейчас издается — и в столицах, и особенно в регионах — знают, что найти грамотно выверенный и хорошо отредактированный текст, в принципе, безнадежная задача. В этой книге нет ни одной опечатки. А то, что касается иллюстраций, то они вызывают воспоминание о какой-то классической эпохе, когда вкусы были сдержанными и поэтому были действительно вкусами. То, что книга издана у нас в Саратове — повод для гордости. Это первый уровень.

Второй уровень — темы, которые затронуты в этой книге. Я думаю, что через какое-то время по книге отца Нектария и Елены можно будет написать и не одну диссертацию о духовно-нравственном состоянии российского общества начала XXI века. Практически здесь дан духовный портрет, духовный слепок героя нашего времени. Такая энциклопедичность книги  и глубина проникновения в современные проблемы современного человека у нас, к сожалению, нехарактерна для современной литературы.

Третье измерение: когда начинаешь читать и погружаешься в диалог, появляется то, некоторые бы философы назвали экзистенциальным. Начинаешь быть свидетелем некого духовного события.

Еще один уровень связан с той деятельностью, которой я посвящаю свои дни, рабочие и нерабочие,— с гражданским обществом. Мне  запала одна очень интересная фраза у отца Нектария. Она относилась к Церкви, но, в принципе, может быть сказан по отношению ко всему гражданскому обществу: «Человек, который говорит, что Церковь стала хуже, должен понимать, что она стала хуже из-за него»… Когда мы говорим, что в стране все плохо и будет еще хуже, то совершенно не задумываемся над тем, что сами — причина подобного положения дел.

Попытка реабилитации?

Один из приглашенных на презентацию журналистов задал авторам вопрос: «Способно ли ваше произведение реабилитировать Православную Церковь в глазах  общества? Ведь имидж Русской Православной Церкви в России сильно упал, особенно у молодежи».

Игумен Нектарий:

— Мне кажется, тут на лицо как раз один из очень распространенных стереотипов. Само по себе словосочетание «имидж Православной Церкви», с моей токи зрения, лишено права на существование. Дело в том, что когда мы поставили своей целью поговорить о наиболее часто встречающихся, наиболее острых вопросах, которые о Православной Церкви задаются, мы ни в коем случае, не хотели рассказать о том, какие в Церкви хорошие люди, какое в Церкви хорошее духовенство, какой в Церкви хороший епископат. На самом деле, все это — не главное, все это — второстепенное. Самое главное — это то, что такое Церковь в своем существе. Та Церковь, которую основал на земле Господь наш Иисус Христос, не может иметь никого имиджа. Она просто есть — такая, какая есть. Наша задача, задача авторов, заключалась в том, чтобы помочь человеку эту Церковь увидеть, рассмотреть. Не рекламировать, не оправдывать самих себя. У каждого из нас — людей работающих, служащих в Церкви — масса собственных личных, человеческих недостатков. Сможет человек через эти недостатки увидеть то, что заключил в Церкви Господь,— слава Богу. Сможем мы ему в этом помочь? Слава Богу. Если же нет, то, наверно, мы свою задачу плохо выполняем. Поэтому говорить о том, что эта книга каким-то образом служит реабилитации Церкви или к улучшению имиджа я бы ни в коем случае не стал. Имидж, пиар, реклама — понятия, которые с Церковью никаким образом сопрягаться не могут. Все это в области церковной жизни не работает.

Елена Балаян:

— А я проще отвечу на вопрос. Мне кажется, что книга, действительно, реабилитирует Русскую Православную Церковь. Существует такой стереотип среди людей, внешних по отношению к Церкви, что священники — вообще очень закрытые люди, что они очень боятся острых и прямых вопросов, стараются куда-то от них уйти. И сам факт того, что есть священник, который не боится отвечать на эти вопросы подробно, четко, ясно и открыто, уже должен привлечь людей. У нас с отцом Нектарием не было какого-то подробнейшего плана обсуждения. Для него каждый раз было неожиданным сюрпризом то, о чем я буду его спрашивать на этот раз. Единственная наша договоренность состояла в том, чтобы задавать действительно острые вопросы. Максимально острые, вообще любые. Могу вам сказать, как журналист журналистам, что я была ни в чем не ограничена в этом смысле. И поэтому мне кажется, эта энергия честности в книге присутствует. И мне кажется, что вот эта энергия должна заинтересовать. Конечно, я далека от наивного убеждения, что наша книга поможет как-то привлечь в Церковь людей, которые сознательно или несознательно против нее воюют, но, мне кажется, определенный положительный импульс, миротворческий импульс, если хотите, эта книга должна нести. Я, по крайней мере, очень бы хотела, чтобы это было так.

***

Книга игумена Нектарий (Морозова) и Елены Балаян «О Церкви без предубеждения. Беседы со светским журналистом» уже поступила в продажу в Москве. Впоследствии запланирован выход книги в электронном формате.

 Фото: Юлия Ракина

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: