О чем говорит Христос: Что такое исцеление?

В издательстве «Никея» вышла книга «О чем говорит Христос? Разговор о Евангелии со священником Алексеем Уминским». Известный проповедник и телеведущий ведет простой, ясный и откровенный разговор, делающий образ Христа понятным и близким нам, людям XXI века.

Мы предлагаем читателям Правмира главы из книги.

Беседа ко второй главе Евангелия от Марка

То, что Христос исцеляет людей, конечно же, привлекает к Нему огромное количество же­лающих и посмотреть на Него, и получить ту помощь, в которой, без сомнения, нуждает­ся каждый. Ведь Господь дарует нам не толь­ко исцеление телесное. Вместе с ним Христос врачует и наши души.

Слова «исцеление» и «выздоровление» несколько разнятся по смыслу. В первом слу­чае к человеку не просто возвращается здо­ровье, ему даруется и цельность душевная: Бог восстанавливает то, что было порушено грехом. Человек становится духовно зрячим, и тогда его физическая сила и здоровье по­могают ему осуществить свое истинное при­звание на этой земле, выполнить то, к чему призвал его Господь. При этом человеку уже недостаточно просто вернуть утерянное здо­ровье с тем, чтобы потом вновь употребить его для достижения мелких житейских удо­вольствий. Теперь он хочет знать, как ему сле­дует жить дальше.

Именно поэтому вокруг Христа собира­ется все больше людей, пришедших уже не для того, чтобы получить от Него нечто ма­териальное, а с тем, чтобы обрести наконец главное — смысл жизни. И они слушают Его, пытаясь приблизиться к Нему настолько, что­бы каждое слово отзывалось в сердцах и на­полняло их истинным содержанием.

Вот Иисус приходит в некий дом по при­глашению одного из тех, кто пожелал услы­шать Его под собственной кровлей, вдали от вечно шумящей толпы. Человеку важно по­быть вместе с Богом в тишине, огражденному от житейской суеты. Мы и в Церковь прихо­дим именно для того, чтобы здесь, в этом осо­бом пространстве Господь открывал нам Себя.

Этот дом становится прообразом храма, где Господь — в самом центре, а вокруг Него пребывают те, которые очень хотят Его услы­шать, чему-то от Него научиться, наполниться Его содержанием. Но и вокруг этого домика собирается толпа, которую не может вме­стить скромное жилище. И вот, четверо вно­сят в этот дом своего парализованного друга, который не смог бы дойти до Христа ни при каких обстоятельствах. Мы понимаем, что поразившая его грозная болезнь — не только расслабленность тела, но вместе с тем и рас­слабленность воли. Возможно, это глубочай­шее уныние и отчаяние человека, который уже ни во что не верит, ни на что не надеет­ся в этой жизни, который уже практически мертв, потому что ничто в этом мире его не радует. Но у него все же остались любящие его друзья, те, которым он по-прежнему небезраз­личен, которые готовы ему послужить.

Исцеление расслабленного. Фреска Дионисия

И вот они подходят к дому, где остано­вился Иисус, Который, как говорят, может ис­целить кого угодно, и вдруг видят, что дальше идти некуда, что дом плотно окружен людьми, которые только и ждут того, чтобы Христос вышел, чтобы попросить, а то и потребовать от Него исполнения каких-то своих желаний. Пришедшие понимают, что ни за что не про­бьются с расслабленным сквозь толпу, а толпа, в свою очередь, никогда перед ними не рас­ступится, потому что каждый хочет от Хри­ста своего.

Перечитывая этот евангельский отры­вок, я всякий раз не устаю удивляться тому, как удивительно эти люди поступили! Ведь почти каждый из нас, искренне желая помочь своему ближнему, старается довести дело до конца, предприняв все, что только возмож­но. Но когда на нашем пути вдруг встречается какое-то непреодолимое, на наш взгляд, пре­пятствие, мы нередко разводим руками и го­ворим: «Ну, что тут можно сделать? Дальше идти некуда. Ты уж прости, но мы старались, как могли. Придется нести тебя обратно…»

Но пришедшие не поворачиваются, пото­му что настоящая любовь не может повернуть назад, она ни перед чем не останавливается. Как говорил архимандрит Иоанн Крестьянкин, «любовь очень изобретательна».

Что же предпринимают эти люди? Они поднимаются на крышу дома, а кровли в Па­лестине, как правило, плоские и довольно хрупкие и разбирают черепицу, нанося ущерб человеку, принявшему Христа и, по сути, пре­вратившему в храм свое жилище. Они дей­ствуют, что называется, напропалую, несмо­тря на то что толпа смотрит на них, как на сумасшедших или как на разбойников, и опу­скают своего расслабленного друга прямо к ногам Христа.

Прот. Алексий Уминский

Далее в Евангелии сказано:

Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои (Мк. 2: 5).

Оказывается, порой важен не столько сам больной, сколько всепобеждающие вера и лю­бовь окружающих. При этом некоторые из присутствовавших при этом событии книж­ников возмущались: что Он так богохульствует? кто может про­щать грехи, кроме одного Бога? (Мк. 2: 7).

А ведь в этих словах Христа заложен еще и другой смысл. Оказывается, грех-то и есть ис­тинная причина расслабленности больного! Именно личные грехи этого человека и при­вели его к бесконечному отчаянию, к непод­вижности и, по сути, к смерти при жизни.

И вот Господь прощает грешника, пото­му что, во-первых, тот смиренно доверился друзьям, позволив им принести себя ко Хри­сту. Но вместе с этим больной видит и меру любви к нему своих близких. Возможно ли не откликнуться сердцем на такую любовь? Как можно при этом вновь не обрести надежду? Мне кажется, что сама безоглядная любовь этих людей уже совершила чудо и исцелила страждущего, сделав его способным услышать Божий голос, позволив хоть как-то добрать­ся до Бога.

Однако при этом некоторые начина­ют возмущаться, причем, как сказано в Еван­гелии в сердцах своих, а не вслух, потому что Господь тогда уже снискал к Себе уважение. Ведь далеко не каждый же тогда понимал, что Мессия, Помазанник Божий, и есть Сам Бог. И тогда Иисус впервые показывает Себя лю­дям, рассказывает о Себе, как о настоящем, истинном Боге:

чтобы вы знали, что Сын Человеческий име­ет власть на земле прощать грехи… тебе гово­рю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой (Мк. 2: 10-11).

Спаситель исцеляет расслабленного на гла­зах людей, демонстрируя им тем самым Свою Божественную власть, Свое Божественное предназначение. Сын Человеческий по­ступает в этом случае как Сын Божий. Бог и человек в одном лице, в едином существе. Истинный Бог и истинный человек Иисус Христос.

* * *

Теперь обратимся к другому эпизоду. Прохо­дит Иисус мимо мытаря по имени Левий Алфеев — одного из тех, кто, возможно, прихо­дил к Иоанну креститься в реке Иордан. Он был одним из тех, кого иудейский народ пре­зирал за сбор налогов со своих единоверцев для римского цезаря. При этом мытари обога­щались и сами, бессовестно обирая вдов и си­рот, получая взятки и конечно же умножая не­нависть окружающих.

И вот мимо такого человека проходит Иисус Христос и повторяет те же слова, ко­торые прежде говорил своим ученикам — Симону и Андрею, Якову и Иоанну: «Сле­дуй за Мной». Почему Он говорит эти слова вору, всю свою жизнь выстроившему на горе и слезах ближних, на непрерывном обмане и предательстве? Как может Бог обращаться к столь презренному человеку? Зачем он Ему нужен? Но оказывается, Богу нужен каждый человек, причем Он выбирает нас не по сте­пени нашей образованности, не по благород­ству нашего происхождения, не по высоте на­шего положения в обществе, не по каким-то иным критериям, которыми мы подчас ру­ководствуемся при выборе друг друга в этом мире. Так мы выбираем себе друзей, своих по­следователей, определяем сегмент общества, в котором чувствуем себя «своими людьми», подчеркивая, что этот человек — «из нашего круга», а вот этого мы к себе и близко не под­пустим. Оказывается, для Бога не существует никакой разницы между царем и рабом, меж­ду праведником и грешником, потому что каждый из нас Ему безмерно дорог.

Он говорит этому презираемому всеми человеку: «Иди за мной», и вдруг мытарь бро­сает все так же, как до него бросили Андрей, Иоанн, Иаков и Симон, и тоже идет за Хри­стом, а Христос приходит к нему в дом, куда никакой порядочный человек никогда бы не зашел, потому что это — дом грешника, в ко­тором собираются люди, искаженные грехом сребролюбия. Господь сидит рядом с этими грешниками, ест и пьет вместе с ними. О Нем начинают злословить: «Смотрите, насколько странен этот Мессия, любящий есть и пить вино, друг мытарям и грешникам!» Но Хри­ста такие слова нисколько не смущали.

Уважаемые в обществе книжники и фари­сеи удивляются, возмущаются, недоумевают.

Христос и фарисеи. К. Лебедев

Как же так? Тот, Которого они так ждали в качестве исполнителя собственных чаяний, должен был прийти именно для них, потому что они — самые лучшие, самые религиозные, самые чистые! Почему же Он прошел мимо них, предпочтя этого мытаря, Левия Алфеева? И Христос отвечает им просто и недвус­мысленно:

не здоровые имеют нужду во враче, но боль­ные; Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию (Мк. 2: 17).

Сейчас слово «фарисей» сделалось нарица­тельным. Так презрительно называют челове­ка, склонного к ханжеству, лицемерию, высо­комерию по отношению к другим, к ложной добродетели и кичливости своими достиже­ниями. А прежде фарисеями называли людей, кстати сказать, весьма добродетельных. Фари­сеи составляли в то время, может быть, лучшую часть иудейского общества, оставаясь самыми ревностными, самыми пламенными храните­лями Закона и веры. Они действительно горя­чо и усердно молились и действительно тво­рили добрые дела, трудясь над собой так, как, может быть, никто, кроме них, не трудился.

Книжники были вместе с ними. Они луч­ше всех знали Священное Писание. Знает ли кто-нибудь из нас Священное Писание так, как они? Пожалуй, никто. Может ли кто-то сегодня так разбираться в словах Божиих, так проник­новенно чувствовать и любить их? Наверное, тоже никто. Однако свое духовное богатство они сделали предметом самолюбования. То, что Господь дал для спасения всех людей, «из­бранные» присвоили себе и с высоты своих до­бродетелей горделиво взирали на мир, как на нечто презренное, недостойное. Внешне они оставались праведниками, но истинными пра­ведниками, конечно же, не были. Праведность для них представлялась возможностью судить этот мир, оправдывая самих себя. Они не ви­дели в своих душах каких-то очень важных ве­щей, которые разглядел Господь, и, прежде всего, не признавались в собственной гордыне.

Так что праведниками они были не насто­ящими, зато уж мытари-то были настоящими грешниками. Но Господь приходит именно к настоящим людям, потому что спасти насто­ящего грешника можно, сделав из него насто­ящего праведника, а вот переделать фальши­вого праведника уже не получится: для этого ему придется хотя бы научиться ощущать себя грешным.

Поэтому истинный грешник, которого апостол Марк называет Левием Алфеевым, становится евангелистом Матфеем. Ведь это он, евангелист Матфей, написавший первое Евангелие, был этим мытарем, отправившим­ся за Христом.

* * *

Вторая глава заканчивается двумя отрыв­ками, повествующими о фарисеях. Они начи­нают задавать вопросы Христу, потому что прекрасно видят, насколько Он не похож на них. Они-то искренне полагали, что Мессия — такой же, как они, разве что еще лучше, а Он вдруг совершает поступки, совершенно не со­ответствующие их представлениям о Боге. Он не постится, явно игнорирует внешние пред­писания. Его ученики ходят за Ним как рав­ные — не по струночке, не опуская глаза в зем­лю. Они — свободные люди, и именно эта удивительная, настоящая свобода, которой только и может измеряться духовная жизнь, оказывается для фарисеев камнем преткно­вения. «Почему Твои ученики не постятся? Почему всем положено поститься, а им нет? Если Ты — настоящий Мессия, то должен по­казывать им пример». Христос же отвечает: «Как они могут поститься, когда с ними Же­них, когда пришел в мир Тот, Кого все ожида­ли, и радость столь велика?» Так и у нас в пас­хальные дни пост всегда отменяется — ведь с нами Сам Господь! Христос — истинная Пас­ха — приходит в этот мир, и ученики напол­нены Его содержанием, они наполнены Им Самим. Какой может быть пост, какие могут быть законы, когда рядом — Сам Закон, и этот Закон называет Себя любовью?

Фарисеи недоумевают, почему ученики нарушают субботу — священный день, кото­рый благословил Господь. В их представлении этот день должен быть посвящен исключи­тельно ничегонеделанию и вдруг ученики, да и Сам Иисус постоянно нарушают это предпи­сание! И Христос произносит очень важные для каждого из нас слова о том, что, оказыва­ется, суббота для человека, а не человек для субботы; что все, что в этом мире есть необ­ходимого и прекрасного, уготовано на служ­бу человеку.

Обо всем этом нам необходимо заду­маться очень серьезно. Например, что такое пост — цель или средство? Если пост стано­вится конечной целью, то человек невольно делается его слугой, и тогда уже не Господь, не милость, не любовь, не заповеди Божии явля­ются для него главными — на передний план перемещается формальное исполнение не­ких внешних предписаний. Человек при этом утрачивает главное.

Ну а что такое молитвенное правило? Если это — цель, то человек влачит молитвы, как вериги, как тяжеленный груз, который зачем-то непременно следует донести до фи­ниша, а уж там с облегчением свалить с себя вместе с постом. Но если пост — средство, если молитвенное правило — средство, то они должны помогать человеку приближаться к Богу, делать его лучше, чище, свободнее. Да-да, в том числе и свободнее! И тогда человек — сам хозяин своего поста, сам хозяин своего молитвенного правила. Он, свободный и мыс­лящий, советуясь со своим духовным настав­ником, в соответствии с опытом Церкви мо­жет выбрать по силам и пост, и молитвенное правило, чтобы они помогали ему идти к Богу, а не становились препятствием на этом пути.

Проблема многих состоит именно в том, что они не поняли: и пост, и молитвенное пра­вило, и многие другие внешние установления, которые исторически сложились в Церкви, являются для нас лишь дорожными указателя­ми, только подпорками, с помощью которых мы начинаем твердо стоять на ногах. Этим мы схожи с маленькими детьми, которые понача­лу ходят при помощи специальных приспосо­блений на колесиках. Когда я был совсем ма­леньким, у меня была такая штука, и я на ней то ли ездил, то ли шагал и лишь потом научил­ся ходить самостоятельно. Так и все предписа­ния необходимы до тех пор, пока мы не смо­жем уверенно ходить за Христом.

* Издательство «Никея» и культурный центр «Покровские ворота» приглашают на встречу с  протоиереем Алексеем Уминским 22 декабря в 19:00, в рамках которой пройдет презентация его новой книги «О чем говорит Христос? Разговор о Евангелии со священником Алексеем Уминским».

Ждем вас 22 декабря в культурном центре «Покровские ворота»!

Вход свободный.

Адрес: Москва, ул. Покровка, 27, стр. 1.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Исцеление слуги сотника: Какую веру искал Христос?

Евангельское чтение о том, как во всем Израиле не нашлось такой веры, как в доме одного…

Чиновники против Евангелия – в чем причина?

Люди не понимают разницы между Царством Божиим и государством человеческим

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: