О мученической кончине Царской Семьи и их верных слуг

Подробности мученической кончины Царской Семьи стали известны (как ни парадоксально и страшно это звучит) из воспоминаний людей, которые их казнили. Хотя вряд ли можно назвать казнью зверское убийство, не имевшее даже формальных признаков казни. Эти палачи думали, что совершают нечто великое и исторически важное, и, считая себя причастными к истории, оставили воспоминания. Поэтому до нас и дошли эти страшные признания убийц.
Храм-на-Крови, ЕкатеринбургВсе дни заключения были днями страданий для Царской Семьи, потому что с высоты царского величия они были низведены до уровня пленников, людей, над которыми смеялись и которых постоянно уничижали, а последние минуты жизни Царственных страстотерпцев были в особенности исполнены чрезвычайного страдания. Когда было принято решение о казни (по мнению одних историков, оно принималось на местном уровне свердловскими большевиками, другие считают, что это произошло не без ведома московских руководителей), местные коммунисты обрадовались возможности совершить нечто важное, прославиться – и взяли на себя эту страшную миссию.

Ночью узникам Ипатьевского дома объявили, что в связи с вражеской угрозой им необходимо спуститься в подвал, но взять с собой ничего не разрешили, кроме подушки для наследника, которую ему обычно подкладывали, когда он сидел, потому что он был болен. Императрица спросила: «Неужели и стульев нельзя?» Принесли два стула. Так и стояли узники в подвале Ипатьевского дома, когда руководитель этого страшного дела Юровский достал бумагу и прочитал нелепый по содержанию приговор: «В связи с тем, что совершается интервенция против Советской России (я рассказываю своими словами), и это делается под влиянием ваших родственников, вы должны быть расстреляны».

Вероятно, он имел в виду, английский королевский дом, тогда как на самом деле английский король еще при Временном правительстве отказался от предложения Керенского принять в Англии Царскую Семью. Мысль о том, что английский королевский дом мечтает о ее освобождении, и весь приговор были настолько абсурдны, что Государь, обернувшись к Юровскому, переспросил: «Что-что?» Тот повторил приговор.

Государь повернулся лицом к своим близким. Это были последние мгновения, когда он мысленно прощался со своей семьей, которая была поистине образцом христианской семьи. После этого большевики достали пистолеты и наганы, и началась беспорядочная стрельба.

Больше всех «повезло» Государю: в первые же минуты он был убит наповал, потому что каждый из палачей мечтал прославиться тем, что убил самого Царя, и в него выстрелили сразу несколько человек. Остальных не смогли убить мгновенно, хотя в них стреляли много раз: пули рикошетили, подвал был полон дыма, убийцы палили фактически по смутным силуэтам в пороховом дыму.

Впоследствии, когда трупы пытались уничтожить, выяснилось, что в корсетах у царевен были зашиты драгоценности. Не нужно осуждать Царскую Семью за это. Перед началом Первой мировой войны Государь, желая показать пример состоятельным людям России, перевел все свои вклады из иностранных банков в Российский, чтобы деньги могли принести пользу отечеству. Поэтому после революции у Царской Семьи практически не осталось никакого имущества. Быть может, они надеялись, что им удастся освободиться из плена и затем хотя бы за счет драгоценностей продолжать более или менее сносный образ жизни. Но эта предусмотрительность оказалась пагубной. Драгоценности, зашитые в корсете, умножили страдания царевен, которых сразу застрелить не смогли, потому что они были прикрыты драгоценностями, как панцирем, так что пули отскакивали от их груди.

Когда уже казалось, что всех убили, обнаружилось, что жив цесаревич, и его пристрелили. Потом открыли окна, пороховой дым рассеялся, и палачи увидели, что царевны еще шевелятся. Тогда, чтобы не поднимать шума, их стали добивать штыками. Эти штыки, снятые с американских винтовок, не были заострены, как острогранные русские штыки, у них был закругленный конец, как у ножей, то есть, попросту говоря, штыки были тупые. И вот таким страшным способом добивали царевен. Потом вдруг поднялась Демидова, которая во время пальбы накрылась подушкой (в минуты опасности у людей бывает такая инстинктивная реакция), и поэтому была лишь слегка ранена или контужена. Но, видимо, она испытала сильный шок, потому что при этом говорила: «Благодарю Тебя, Господи, что Ты меня избавил», как будто опасность уже миновала. Ее добили прикладами и ударили штыком.

Вот так зверски расправились с этими людьми. Палачи даже не исполнили как следует свою роль: не сумели убить людей так, чтобы они хотя бы в последние мгновения своей жизни не испытывали страданий.

Такими ужасными страданиями окончились дни святых Царственных страстотерпцев. Известно, что страстотерпец Государь-император Николай родился в день праведного Иова. Он чувствовал, что это знаменательно, и говорил некоторым близким людям: «Обратили ли вы внимание на это совпадение: я родился в день праведного Иова. Видимо, мне, как и ему, предстоят страдания».

12-38591048_Ipatevskiy_dom_v_Ekaterinburge_1976gСлова Государя-императора были провидческими: он, подобно праведному Иову, который в одно мгновение лишился богатства, славы и детей, перенес то же самое. Из властителя великой и могучей державы он стал пленником и терпел всякие уничижения и насмешки от простых солдат, охранявших его, это уничижение все больше усугублялось и наконец кончилось ужасным страданием.

Да, Иов еще долго жил после кончины своих детей, а Государь-император пережил это страшное событие в одно мгновение и одновременно лишился своих детей, родственников и собственной жизни. Но кто может измерить, не говоря даже о физических муках, глубину страданий, переживаемых отцом и мужем, который ничего не может сделать для спасения своих любимых детей и супруги, степень тех мучений, которые пришлось перенести Государю-императору в последние мгновения перед своей страдальческой кончиной?

Известно, что когда в них начали стрелять, Государыня и еще одна царевна (кажется, Ольга) подняли руки для того, чтобы перед смертью перекреститься, но не успели этого сделать.

Мы почитаем святых Царственных страстотерпцев, хотя, наверное, им в жизни случалось совершать трагические ошибки, поскольку они были людьми, а без ошибок человеку невозможно прожить на земле. Но своей мученической кончиной, страданиями в последние дни жизни они не только искупили эти ошибки, но и освятились, и достигли высокой степени духовности и нравственности. При всех унижениях и страданиях они вели себя чрезвычайно достойно и мужественно.

Однако мы не должны поддаваться своего рода прелести, как иные неразумные ревнители, и приписывать Царственным страстотерпцам роль искупителей русской земли и народа. Искупитель у нас один на все времена и у всех народов – это Господь Иисус Христос, и другого быть не может. Конечно, кровь мучеников очищает Церковь, очищает и тот народ, который родил для Церкви этих мучеников, но даже кровь всех мучеников от сотворения мира не может заменить крови, пролитой Господом Иисусом Христом. Она лишь присоединяется к ней и как бы возобновляет милость Божию, отошедшую от Церкви и народа из-за наших грехов и нерадения.

Но, не преувеличивая, мы не должны и преуменьшать значения подвига Царской Семьи. Святые Царственные страстотерпцы являются символом страданий всего русского народа. Мы знаем, как много разных людей святой жизни пострадало за Господа и веру, начиная с семнадцатого года и до падения советского режима, а в особенности – во времена сталинского террора. Мучеников было очень много, но особенно яркими личностями, более всего обратившими на себя внимание, были святые Царственные страстотерпцы, поскольку они занимали в России необыкновенно высокое положение.

Мы с таким вниманием и любовью взираем на них потому, что как при жизни Царь олицетворял всех мирян и всю Россию и был стражем Церкви, управителем православного государства, так и в кончине своей явился олицетворением страданий всего русского православного народа и Православия на Руси. И мы с благоговением взираем на мученический подвиг Царской Семьи, молимся им, ожидая от них помощи в наших трудах и скорбях и утешения в наших житейских трудностях.

царская семья (ее же в гл. и анонс)Завтра мы будем вспоминать также память преподобномучениц Великой княгини Елизаветы и инокини Варвары. Преподобномученица Елизавета через своего убиенного супруга принадлежала к дому Романовых. В течение двух дней на Урале богоборцы-большевики уничтожили почти всю династию Романовых и людей, так или иначе к ней причастных. Иногда говорят, что русский народ предал Царя, но это очень сложный вопрос. Хочу обратить ваше внимание на то, что вместе с Царской Семьей и преподобномученицей Елизаветой погибли представители простого народа. Они остались преданы Царской фамилии до последней минуты, хотя у них была возможность покинуть Царскую Семью (что некоторые и сделали). Но самые верные слуги не оставили Государя, Государыню и их детей, так же и преподобномученица Варвара до самой смерти была вместе с преподобномученицей Елизаветой. Как уже было сказано, Царская Семья является символом всего русского народа, страдавшего многие десятилетия, а слуги, оставшиеся с ними до конца, стали олицетворением той части народа, которая сохранила преданность исконным идеалам, Православию и монархии – оплоту Православия в России.

Я хочу привести здесь замечательные слова доктора Боткина, который, если дальше развивать мысль о народе, был представителем интеллигенции, сохранившей верность Богу и монархии. В письме к брату из заключения он писал: «Я умер, но еще не погребен». (Об этих словах стало известно только в последние годы, потому что большевики не отправили это письмо). Думаю, доктор Боткин понимал, какой конец его ждет. Он говорил: «Я был с Царем в его славе, я хочу быть с ним и в его бесславии». Так что не будем слишком строго судить наш народ, который будто бы оставил своего Государя. Известно, например, что когда Царя перевозили из Тобольска в Екатеринбург, то по пути ему встретился один крестьянин. Он не знал, кого везут, но когда ему об этом сказали, был так тронут, что заплакал. Его спросили, почему он плачет, и он ответил: «Как же мне не плакать, когда я самого Царя-батюшку увидал?» Значит, были и в то время люди, сохранившие преданность идеалам христианской России.

Совершая память святых Царственных страстотерпцев, а также преподобномучениц Елизаветы и Варвары (у нас на Урале эти два события слились в один праздник, который в народе называют Царскими днями), мы должны помнить о преданности народа православным идеалам, именно эта часть народа и подверглась наибольшим, или, по крайней мере, незаслуженным страданиям. Совершая память Царственных угодников Божиих, будем поминать и их верных слуг, живших по христианским принципам, и будем подражать им в этом.

Читайте также:

История канонизации Царственных страстотерпцев

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Николай из династии Романовых: от империи к Царству

Не святой царь, не мученик, но страстотерпец. Так кого расстреливали большевики?

Святость нашего царя

Романовы, считавшие за счастье быть со своим народом в радости и в горе, получили от Бога…

Царская семья не может стать знаменем политической борьбы

Митрополит Сурожский Антоний – о царской семье, ее канонизации и о монархии вообще