Когда одни православные люди сильно обличают других православных людей

|

Как относиться к обличениям друг друга и спискам врагов в православном сегменте интернета? Размышляет Сергей Худиев.

Раз за разом я вижу, как одни православные люди сильно обличают других православных людей — и не могу отделаться от ощущения, что, во-первых, это все я уже видел, во-вторых — это что-то глубоко не то.

В советские годы было такое понятие — «принципиальность». «Везде, куда его ни направляла Партия, Ивана Ивановича отличала ответственность за порученное дело, высокая принципиальность, верность ленинским принципам». Как и многие советские слова, оно существовало как бы на двух уровнях. На одном — официальном — оно было, несомненно, положительной характеристикой. На другом — разговорном — скорее негативной. «А Михалыч — весь принципиальный такой — грит, без характеристики из райкома не поедешь никуда!»

«Принципиальный» — значило «упертый» или даже просто «вредный», всегда готовый сделать гадость ближнему своему под предлогом идеологического правоверия. Принципиальные люди писали пространные доносы (как правило, к счастью, шедшие в корзину) о том, что некие несознательные граждане расхаживают в джинсах или слушают зарубежную музыку, устраивали склоки, ссоры и тяжбы по разным дурацким поводам и неистово требовали от всех соответствия своим представлениям об идеологической правильности. Было большой неприятностью иметь принципиального соседа, и уж точно катастрофой — принципиального начальника.

Но эта болезненная принципиальность была искажением чего-то хорошего — стремления к справедливости, чистоте и искренности. Плохие вещи часто мутируют из хороших; и это помогает им притворяться хорошими. Принципиальные люди боролись за правду в советском контексте, за соответствие идеалу советского человека, и, собственно, эта же «борьба за правду» явилась в наши дни в религиозной упаковке. Было бы странно, если бы не явилась — люди не меняются.

Разве Писание не заповедует стоять за правду, любить правду и ненавидеть беззаконие? Вот мы и ненавидим. И, как в советском прошлом, эта борьба за правду означает, прежде всего, разоблачение тех, кто у нас порой честно жить не хочет. Мы не удивимся даже, если они, как говорит персонаж Нонны Мордюковой в фильме «Бриллиантовая рука», «тайно посещают любовницу». Принципиальные люди и были, и всегда остаются в курсе, кто там кого посещает.

Интернет открыл новое — и широчайшее — поле для принципиальности, борьбы за правду и всяческого разоблачения тех, кто не по правде живет. Я много раз наблюдал волны перепостов «ну посмотрите, люди добрые, на этого урода», и успел заметить некоторые особенности, которые позволяют отличить искреннее стремление к правде и милости от принципиальности в рассмотренном смысле.

Люди, которые создают эти волны перепостов, по-своему искренни. Они считают, что поступают правильно. Среди них есть немало православных христиан, которые рвутся разоблачить других православных христиан, особенно же священников и епископов, которые в тех или иных отношениях нехороши.

Картина, складывающаяся в интернете, отличается интересной односторонностью. Представьте себе, что у нас есть прекрасные проповедники, истинные наставники в слове Божием, которые несут наставление, утешение и поддержку всем, кто их будет слушать. И представьте себе, что есть люди, увы, говорящие неразумно и невпопад. Кому сделает большую рекламу интернет — и даже православный интернет?

И не значит ли это, что с интернетом (в том числе, православным) как с социальной средой что-то не в порядке? Более того, один и тот же человек не всегда равен себе и не всегда себя достоин — иногда скажет слово мудрости, и иногда совсем даже нет. Какие именно его слова разнесутся по интернету — увы, предсказуемо. Причем люди, которые сделают это, будут видеть себя борцами за правду. Но лгать можно не только распространяя ложные сведения. Только ленивый лжец будет искажать факты. Старательный лжец будет их подбирать.

Бывают старательные люди, которые, ознакомившись с обширным наследием писателя, философа или даже святого, обязательно выцепят какие-нибудь фрагменты, или события, или рассказы, которые выставят его в неблагоприятном свете. «Люди добрые, посмотрите-ка на этого урода!» Причем часто это, формально говоря, правда — в таком-то томе собрания сочинений действительно находятся эти слова — но это неправда в том смысле, что создает в целом ложное представление о человеке. Он очень много чего сказал, или написал, или сделал помимо этих слов.

Сейчас, в эпоху блогов, любой внимательный и враждебный читатель может найти хоть у Вас, хоть у меня, хоть у кого угодно что-то, что он сможет истолковать не в нашу пользу. Мы все иногда говорим вещи, которые, по здравом рассуждении, не стоило бы говорить. Но, увы, тут беда достигает следующей стадии — и слова получают интерпретацию, которая едва ли соответствовала намерениям автора. Есть известный анекдот про Папу Римского в лондонском аэропорту:

— Ваше Святейшество, что Вы думаете о лондонских публичных домах?

— А что, в Лондоне есть публичные дома?

На следующий день все газеты выходят с аршинными заголовками: «Первое, чем поинтересовался Папа в Лондоне — это публичными домами!»

Чтобы стать жертвой того же самого, не обязательно носить тройную тиару. Когда принципиальные блоггеры уже записали кого-то во враги народа, дураки, злодеи и т.д., любые высказывания жертвы, включая самые невинные или даже вполне разумные, воспринимаются как очередное подтверждение крайней порочности говорящего и, конечно же, правоты принципиальных блоггеров. «Дважды два — четыре!» — возмущаются блоггеры — «эдак он скоро дойдет до того, что пятью пять — двадцать пять! Вот ведь урод, посмотрите на него, люди добрые!»

«Говорить правду» уже воспринимается как синоним чего-то злого, «сказать про N всю правду» — значит смешать бедного N с грязью. Так люди предаются неистовой злобе и при этом упиваются своим статусом борцов за правду.

Что же тут не так, и как можно помочь этому горю? Господь говорит «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35). Не по тому, что Вы будете иметь принципиальность — а по тому, что вы будете иметь любовь. Любовь не закрывает глаза на грехи или глупости человека — но она видит его полностью. Это ненависть не видит ничего, кроме грехов и глупостей.

Любовь ищет увидеть нечто доброе, и, увидев, принимает это с радостью. Любовь ищет примирения, восстановления отношений, которые были омрачены грехом. Любовь не ищет использовать слабости и провалы другого, чтобы напасть на него. «Падающего толки, на упавшем — потопчись» — лозунг обычный в интернете, но христиане должны поступать по-другому. Падающего — подними.

Не нужно разносить слова своего брата-христианина по интернету с комментариями «вот ведь какой урод». Даже если это действительно глупые слова. Вернее, именно поэтому. Не нужно составлять подробный каталог согрешений (реальных или предполагаемых) ближнего и выкладывать его в сеть. И уж точно не нужно проявлять принципиальность, когда ближний ищет примирения.

Нам не заповедана принципиальность. Нам заповедана любовь.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: