О родительских субботах

Даже самая малая молитва много значит

Казалось, много ли может наше поминовение? Кто мы такие, чтобы наши молитвы могли что-то изменить? Духовные истины постигаются по-разному. Кто-то сразу принимает их сеpдцeм, кому-то необходимо испытание разумом, но полностью убеждает нас, как правило, опыт. И потому позвольте предложить вам историю, которая когда-то раз и навсегда убедила меня в том, что наши поминовения необходимы усопшим, и что никогда нельзя пренебрегать возможностью помочь им своей молитвой. Случилось это много лет назад. Подвизался я в то время певчим в двух московских соборах, а в отпуск, как обычно, поехал в деревню, откуда родом был мой прадед. Родные места, где все про всех и все знают. Поэтому и я знал, у кого можно позаимствовать лодку, необходимую мне для рыбалки. Через три дома жил Николай, по-уличному – Колька Бычок, к нему-то я и отправился со своей просьбой.

Прежде это был самостоятельный мужик, хоть и пьющий, но, как говорится, в меру. Однако с тех пор, как вышел на пенсию, меру он эту потерял и быстро сравнялся с теми Деревенскими пьяницами, которые ее никогда и не знали.

В тот год у Бычка умерла мать, и он совсем опустился. Дом его превратился в ночлежку для всякого шатающегося и пьющего люда. Вот и тем вечером, когда я пришел за решением лодочного вопроса, у Бычка сидел (или, вернее сказать, лежал) самый горький из всех горьких пьяниц нашей округи – вор-рецидивист Борька.

Избу тети Дуни, всегда ухоженную и уютную, было не узнать. Мебели в горнице никакой не было, приятели сидели на полу, на обрезках каких-то досок. Но печальнее всего глядели из углов пустые полки от икон. Бычок без слов понял мой вопрос. «Гуляли после похорон долго, ничего не помню. Может, унес кто. А может, я сам продал. Вон, только и осталось», – он кивнул в сторону угла. Там на голой доске лежала большая фарфоровая лампада, сквозь маслянистую грязь и копоть кое-где проглядывала позолота. Из любопытства я взял ее в руки. Сложная, как бы витая форма, ни одного скола, даже фарфоровые ушки для цепей целы, только позолота кое-где стерлась. Я уже хотел положить лампаду на место, но не выдержал: «А тебе она нужна? Может, продашь?», – спросил я Бычка. Бычок немного подумал. «Да ты так бери. Без денег», – сказал он.

Я растерялся. Было заметно, что мужики мучаются с похмелья и денег, скорее всего, у них нет. “Бери, бери, – подал голос Борька, ты тут один В церковь ходишь, хоть помолишься когда о нас. За нас ведь никто не молится».

Такого поворота я совершенно не ожидал. Тем временем хозяин поднялся и стал что-то искать по подоконникам и на полках: «От нее еще стаканчик был, такой белый… Только где он!» Борька принялся ему помогать. Совместными усилиями стаканчик был найден. Нашлись также и старинные латунные цепи для лампады. Угрюмые поначалу мужики повеселели, завернули в какой-то лоскут свой подарок и провожали меня так, словно они, а не я, получили его.

Прошло несколько лет, лампада прижилась у меня в доме, ее повесили перед иконой святителя Николая. Она напоминала мне о просьбе поминать Бориса и Николая. Однажды сынишка, спутав бутылки, залил в лампаду какой-то горючей жидкости, и она вспыхнула. Только чудом не случилось пожара, но матовый белый стаканчик с окошками лопнул, и на его место пришлось поставить новый.

А через какое-то время пришло известие, что Колька Бычок умер, как раз за несколько дней до этого происшествия. Может, и не связались бы эти дв a события – лопнувший стаканчик и смерть Николая, вместе, если бы через год не погиб Борис. Нашли его убитым ранней весной, в каком-то заброшенном доме. Зная его жизнь, местные, как их называют, «органы» не стали допытываться, как и в какой из зимних дней она окончилась. Его просто похоронили, когда мне позвонили с просьбой помолиться о новопреставленном Борисе и рассказали историю его смерти, то я сразу вспомнил, как февральским вечером прямо на глазах у нас неожиданно сорвалась с u цепочки витая лампада и разбилась на маленькие осколки. Возможно, это был тот самый день, когда Бориса убили, и ему было необходимо напомнить о себе. У Господа нет ничего случайного.

Этот случай, вернее, эта цепь событий, не может не навести на размышления. За ними видны великая любовь и великое милосердие Божие ко всякому человеку. Чтобы оживить молитвенное внимание к двум бедолагам, Господь посылает Ангела и разбивается подаренный ради молитвы стаканчик, падает лампада. И еще для меня это – урок, который дал мне осознать, как нужна ушедшим молитва даже одного человека! Давно нет у меня перед глазами похожей на золоченую раковину лампады, но урок этот остался со мной.

 

Поминовение умерших – дело благодатное

 

Поминальные молитвы необходимы не только умершим. Молитва есть дело милосердия, и Господь особенно благоволит к молящимся о других. Как-то в голодные годы один диакон, отчаявшись от попыток как-то достать продовольствие, спросил священника: «Батюшка, а как вы-то устроились с продуктами?» «Да меня покойнички кормят», – ответил священник. Оказалось, он часто ходит на кладбище и служит там панихиды на разных могилках. «Хочешь, пойдем сегодня вместе?», – предложил он диакону. Тот согласился и тоже отправился на кладбище. Отслужили они панихиду, а когда диакон вернулся домой, на крыльце его стоял мешок с пшеницей. Этот дар неизвестного доброхота и помог диакону пережить голод.

Когда мы поминаем людей, ушедших с грузом грехов, то своими молитвами приклоняем к ним милость Божию. А когда мы молимся о упокоении людей достойных, чем-то в своей жизни заслуживших милость Господа, то они, в благодарность за наши молитвы, просят у Господа и нам милости и участия в наших земных делах.

 

Эта история произошла в семье нашего прихожанина. Отец его имел в Москве квартиру, которую много лет сдавал, так как жил обычно у кого-нибудь из своих взрослых детей в Подмосковье. Деньги же за квартиру шли на поддержку того члена большой семьи, кто особенно нуждался в отцовской помощи. Когда стало заметно, что o т e ц приближается к рубежу своих дней, квартиру решили приватизировать. Но тут выяснилось, что семья, снимавшая ее, уже давно это сделала. Как ни пытались истинные владельцы отстоять свои права, сделать ничего было невозможно. Им так и говорили во всех инстанциях. Но родственники все же наняли адвоката.

Тут, исчерпав свой срок, тихо ушел из жизни отец. Про адвоката просто забыли. Отпевание, похороны, поминки, устройство могилы, крест. Через год дети решили сменить надгробный крест на могиле отца. А тот, что остался не у дел, рассудили отвезти на могилу прадеда под Каширу, откуда они были родом. Вспоминали, что отец часто говорил им: «Вы поминайте деда Титу, он наш корень». дед отца – Тит, по-домашнему Тита, был, по рассказам, человек особенно благочестивый и набожный. Был он одновременно деревенским старостой и старостой в церкви, уважаемый односельчанами и многочисленной родней. Память и почитание деда Титы были семейной обязанностью, усвоенной с детства всеми правнуками. Заменив обветшавший крест на могиле прадеда, правнуки и Богом данные родственники (среди них два священника) отслужили панихиду. И только умолкли последние слова, как раздался телефонный звонок. Звонил адвокат, от которого уже год не было ни слуху, ни духу, и про которого просто забыли: «Поздравляю, ваше дело о квартире выиграно в суде». Вот такая история с панихидой по деду Титу.

Молитва за других – особый род милостыни. Никогда не пренебрегайте возможностью совершить ее. Не смущайтесь поминать тех, кто даже случайно пришел вам на память.

У Бога случайности нет. Поминайте дома, не забывайте поминать в церкви. И вы почувствуете, как уменьшится земное тяготение, станет легкой душа, потому что с вами будет милость Господа.

 

Журнал «Славянка» март – апрель 2008

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: