О романтике преподобного Серафима Саровского

Святые любят нас. И мы любим святых. Они совершенны, а мы нет. Поэтому одних просто любим, а других очень. Русским Солнцем стал для нас преподобный Серафим. Что же в его жизни было такого, что всякое русское сердце откликнулось пасхальной радостью? Почему, вспоминая его, всякое русское сердце сразу вспыхивает Христовым светом? Что для нас значат эти слова преподобного?

– Радость моя, Христос воскресе!

Мы как-то так живем, что Он воскресе на Пасху. А, например, в октябре мы об этом забываем, и зеркало нашего сердца незаметно покрывается пылью, и уже не в силах блистать огнями пасхального брачного пира. Мне один игумен пенял: не по Уставу ты здороваешься: Христос воскресе.

Как-то мы попали с маленькой дочкой к нашему прежнему Владыке Симону. А она и просит:

– А можно перед трапезой я вместо «Отче наш» буду петь «Христос воскресе»?

Владыка рассмеялся. Тронулась струна в сердце.

Для нас вера есть труд. И это правильно. Для нас труд и Литургия, и это тоже правильно. Но вот что нехорошо, труды эти часто нам безрадостны. Однажды я в монастыре был свидетелем, как прицерковная женщина объясняла мирской суть духовной жизни:

– Надо делать все, что тебе не нравится. А все, что тебе нравится – грех!

Из-за того, что не совпадает то, что нам нравится и Христос, наши труды не открывают нам сердце. Не происходит того, о чем просил царь Давид: сердце чисто созижди во мне, и дух прав обнови во утробе моей… Слуху моему даси радость и веселие …Воздаждь ми радость спасения.

Радость, мир и святость нам кажутся чем-то странным для нашей простой жизни. А труд и болезни мы считаем нормой. Эти дары представляются неким аристократическим продуктом для тех, кого избрал Бог. Тех, кто еще в младенчестве постился, убегал детских игр и ум преложил на небеса отроду. Нам кажется странным, как это- ум взять и преложить на небеса. Странным, трудным и… скучным.

А где нет радости, там нет Духа. Где нет радости, там нет Христа. Иоанн Кронштадтский пишет: «Если на сердце нет радости, значит там прилег дьявол».

И вдруг является человек, связывающий радость и труд, Христа и нас радостью. И он – не высушенная плоть, не молчальник на столпе. Он такой же, как все.

Родился в семье купцов. По-теперешнему – бизнесменов. В семье умели хорошо заработать и потратить деньги. Любили молиться. На свои деньги строили храм. И преподобный в молодости торговал в семейной лавке. Все как у всех. И этим он нам близок. Не какой-то засушенный образ с древней иконы. Потому что смотришь на эти вытянутые исполинские бесплотные фигуры и вырывается возглас:

– Хорошо ему. Он от юности своея возлюбил Бога, а я грехи. Куда мне до него. Ты уж, отче, молись там, на небесах, а мы уж как-нибудь так, попроще.

И расхолаживаемся, глядя на эти монофизитские изографии. Да и иконы преподобного чаще представляют нам святого или грозным, или печальным, или унылым.

Сколько раз я просил иконописцев:

– Напиши, отец, преподобного в пасхальной радости. Так, чтобы с иконы я слышал: «Христос воскресе, радость моя!» Ведь Серафим – святой Пасхи!

Но нет. Изографы дичатся, сердятся и уклоняются. А мне кажется, что свирепые образа – хула на святого. Почему не пишут Серафима Саровского в радости? Потому что сами живут так вот серо и трудно. Что с них взять?

А в житии написано, что когда он радовался, то мог даже хлопать в ладоши. Что стоя на клиросе и видя, что братия устает или унывает, бодрил ее веселым словом и поддерживал: «Нам нет пути унывать!» Или вот, пришел к нему гордый генерал, а преподобный, как бы от восторга, упал ему в ноги. А через несколько часов генерал вышел, рыдая и срывая с мундира награды.

О, этот божественный Христов юмор, окрыляющий и преображающий! Тот, который преобразил евангельского Нафанаила. Это настоящая любовь, когда любят не по-мирски – такого, как я есть . И не говорят фальшиво: Спасибо, что ты есть. А любят человека так, как его задумал Бог. Когда любят и помогают человеку увидеть Божий о себе замысел, по-доброму.

Нам так всем этого не хватает. Любить и быть любимым. Любить прекрасной божественной любовью. И быть так же чисто любимыми в том, что в нас лучшего в душе.

В житии написано, что святой иногда уставал от народа и прятался от него в высокой траве. Уходил при приближении народа. «Опять убёг!» Но опытные люди говорили, чтобы сыскать его, надо пустить детей. И вот дети бегут по лесу и зовут его. А он не может детям противиться и выходит из травы. Сдается любви. Нечестно? Но это любовь.

Я не могу читать про детей и Серафима без сокрушения сердца. И я знаю других христиан, плачущих при чтении о том, как простил Серафим тем, кто бил его топорами и искалечил его ни за что.

Каждый русский человек однажды открывает для себя беседу преподобного с Мотовиловым, в которой предлагается человеку обновить свои отношения с Богом, наполнить их смыслом и полнотой. В этом пример и урок преподобного Серафима: войти в радость Господа своего.

Диалог святого потрясает:

– Мы в настоящее время, – так отвечал Старец, – по нашей почти всеобщей холодности к Святой Вере в Господа нашего Иисуса Христа и по невнимательности нашей к действиям Его божественного о нас Промысла и общения человека с Богом до того дошли, что, можно сказать, почти вовсе удалились от истинно христианской жизни.

Нам теперь кажутся странными слова Священного Писания, когда Дух Божий устами Моисея говорил: – И виде Адам Господа, ходящего в раи – или когда читаем у Ап. Павла: Идохом во Ахаию, и Дух Божий не иде с нами, обратихомся в Македонию, и Дух Божий иде с нами. Неоднократно и в других местах Священного Писания говорится о явлении Бога человекам.

Вот некоторые и говорят: эти места непонятны, неужели люди так очевидно могли видеть Бога? А непонятного тут ничего нет.

Но вот подходит ко мне на исповеди народ и говорит о недочитанных молитвах, о пьющем муже, о ленивой жене, о здоровье. Ну, дочитал ты две молитвы и что: стал бы лучше? А где Христос? Ведь у нас не сеанс психотерапии, а Таинство. Где беседа и любовь с Богом? Где предательство и петрово раскаяние? Но нет:

– Что же за грехи могут быть у меня. Мне уж и годов за семьдесят.

– Да так, батюшка, по мелочи. На работе начальник не прав, а я…

– Маму не слушаюсь.

Как это все мелко и скучно.

И дальше диалог Преподобного с его боголюбием:

Я отвечал:

– Все-таки я не понимаю, почему я могу быть твердо уверенным, что я в Духе Божием. Как мне самому в себе распознавать истинное Его явление?

Батюшка отец Серафим отвечал:

– Я уже, ваше Боголюбие, сказал Вам, что это очень просто и подробно рассказал Вам, как люди бывают в Духе Божием, и как должно разуметь Его явление в нас… Что же вам, батюшка, надобно?

– Надобно, – сказал я, – чтобы я понял это хорошенько!..

Тогда о. Серафим взял меня весьма крепко за плечи и сказал мне:

– Мы оба теперь, батюшка, в Духе Божием с тобою!.. Что же ты не смотришь на меня?

Я отвечал:

– Не могу, Батюшка, смотреть, потому что из глаз Ваших молнии сыплются. Лицо Ваше сделалось светлее солнца и у меня глаза ломит от боли!..

Отец Серафим сказал:

– Не устрашайтесь, ваше Боголюбие, и вы теперь сами так же светлы стали, как и я сам. Вы сами теперь в полноте Духа Божиего, иначе вам нельзя было бы и меня таким видеть.

И преклонив ко мне свою голову, он тихонько на ухо сказал мне:

– Благодарите же Господа Бога за неизреченную к вам милость Его. Вы видели, что я и не перекрестился даже, а только в сердце моем мысленно помолился Господу Богу и внутри себя сказал: Господи! удостой его ясно и телесными глазами видеть то сошествие Духа Твоего, которым Ты удостоиваешь рабов Своих, когда благоволишь являться во свете великолепной славы Твоей! И вот, батюшка, Господь и исполнил мгновенно смиренную просьбу убогого Серафима… Как же нам не благодарить Его за этот Его неизреченный дар нам обоим!

На исповеди приходится часто напоминать:

– Что ты мы мне такое говоришь? Сейчас таинство, и вы с Богом смотрите друг другу глаза в глаза. Его Лик прямо перед тобой. Ты всю жизнь просил Господа стать перед тобой. И вот Он перед твоей душой. Его искала душа твоя. И вот ты перед Ним. Скажи Ему то главное, что ты хотел сказать о любви твоей. А я только нотариус между вами. Неужели та чепуха, что выложил, уместна перед лицом Создателя?

Подвиг преподобного состоит в том, что, отметая индуистские, профанские и ритуальные привычки народа к православным мантрам и уходу в нирвану, он предлагает прекрасную деятельную любовь к Богу и людям. Он трогает наше сердце, измученное расчетом, унынием и самолюбием. И наше сердце отзывается, как камертон, на музыку небес.

Оно радуется, вспоминая о том, что каждому из нас положил на сердце Бог. Ведь каждый из нас точно знает о том даре, что лежит у него на сердце. Сердце каждого из нас слышало в себе голос Христа о том, что мы должны сделать. Но нам страшно. Нам себя жалко. Но боящийся в любви несовершенен.

Я понимаю, что я, если буду встречать каждого словами «радость моя», буду фальшивить. Но если я не буду пытаться этого делать, то и зачем я на свет родился? Неужели для того рождалась Вселенная, реликтовое излучение пронизывало эфир, усложнялись атомы, образуя тяжелые элементы, электроны занимали дискретные орбиты, железо выпадало в осадок в мировом океане, мои предки гибли на Куликовом поле – для того чтобы я зарабатывал деньжат и купался в Адриатике?

Преподобный Серафим, как романтик Православия, силой духа припал к истокам веры. К тем истокам, от которых зашлось сердце Авраама и царя Давида, апостола Петра и комедианта, игравшего роль крещаемого в Колизее на потеху публики, сокрушившегося Духом и умилением и тут же принявшего смерть.

Он напомнил нам о главном. И Россия вздрогнула. И еще миллионы сердец вздрогнут. Наши дети и правнуки. Он напомнил нам о настоящей Любви. А мы…

Отцы, сестры и братия-иконописцы! Ну, напишите преподобного Серафима в пасхальной радости! Народ просит. Что вы же мучаете народ?

Читайте также:

Преподобный Серафим: житель Святой земли

Пасха навсегда

Патриарх Сербский Павел о преподобном Серафиме и жизни во Христе

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Семь поучений преподобного Серафима Саровского

Дабы сохранить мир душевный, должно отдалять от себя уныние и стараться иметь дух радостный, а не…

Церковь празднует обретение мощей преподобного Серафима Саровского, чудотворца

Почитаемый очень широко еще при жизни, преподобный Серафим стал одним из самых любимых святых православного русского…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: