О самом главном и самом страшном для священника Донбасса сегодня — прот. Георгий Гуляев

О буднях священника, живущего под обстрелом, и о том, что самое страшное для священнослужителя даже не сами обстрелы. И почему участвовавшие в войне не хотят о ней говорить?  Какова реакция Церкви на военные действия в Донбассе? И что помогает «держаться», не унывать и не поддаваться общему настроению осуждения, а проповедовать вечное.  Об этом в интервью порталу «Православная жизнь» пресс-секретаря Донецкой епархии протоиерея Георгия Гуляева.

Теперь я понимаю, почему мои дед, дошедший до Кенигсберга, и бабушка, окончившая войну в Венгрии, мало говорили о войне

— Будни священника, живущего под обстрелом – Вы уже привыкли, или к этому невозможно привыкнуть? 
— Признаюсь, как для любого мальчишки, образ войны с воинами – сильными крепкими мужчинами в красивой форме и оружием, с парадами военной техники и прочее — романтичен и привлекателен. Настоящую войну – грязную, страшную, разрушительную — в фильмах не прочувствуешь.

Обстрелы… Всё происходит очень быстро. Это в кино про Великую Отечественную – сирена, все идут строем в бомбоубежище, пересидели, сирена, все выходят из бомбоубежища… А в реальности – обыденная жизнь, громкий хлопок и… трупы людей, пожар, разрушения… А ещё смешанное чувство – убили другого, а не тебя, прилетело в соседний район, а не к тебе домой… Вроде «Слава Богу», а на душе гадко.

Война — это ещё и стыд, унижение, страх. Теперь я понимаю, почему мои дед, дошедший до Кенигсберга, и бабушка, окончившая войну на озере Балатон в Венгрии в мае 1945-го, мало говорили о войне. Нет в войне ничего хорошего.

Реакция на войну у Церкви одна — идет братоубийственная война, никакой героизации, только скорбь о погибших

— Работу ведь никто не отменяет. Как функционировала пресс-служба в этот сложный период?
— Пресс-служба – это люди и события. Специфика церковной пресс-службы реакционна, т.е. есть события – есть реакция на него. Ну, в крайнем случае анонс. Реакция на войну у Церкви определённая – идет братоубийственная война – человек убивает человека, никакой героизации быть здесь не должно, только скорбь о погибших. Но мы бы хотели напомнить людям о нормальной, мирной жизни, к которой призван человек, поэтому наши новости кажутся такими «заоблачными» — престольные праздники и гуманитарная помощь. На самом деле среди «чернухи» военных сводок и «фейков» пропаганды слово о мире для многих становится надеждой на лучшее.
Конечно, мы не можем подвергать риску жизнь своих корреспондентов на местах, поэтому многое из того, что делают священники на местах, остается в тени. Православные верующие помогают людям, стараются облегчить жизнь ближних во время войны. Об этом не напишут в новостях, но Господь всё видит. И за всё воздаст.

Понимание того, что для чего-то Бог попустил тебе быть в это время в этом месте, и ГО придают сил

— Что помогало держаться?
— Слова святителя митрополита Филарета (Дроздова) – его ответ А.С. Пушкину: «Не напрасно, не случайно Жизнь от Бога нам дана, Не без воли Бога тайной И на казнь осуждена…». Понимание того, что ты не случайность в этом мире, что для чего-то Бог попустил тебе быть в это время в этом месте, придавало сил.
А ещё простые правила техники безопасности и ГО – попробуйте просчитать экстремальную ситуацию, и многое станет понятней. Мы на приходе снабдили храм огнетушителями, есть убежище, запас воды, прихожане обменялись телефонами. Простые человеческие слова о мире гораздо важнее геополитических и иных рассуждений, люди это чувствуют.

Я не фанат соцсетей, но в определённых ситуациях обязан сказать о том, что происходит в Донбассе

— Следим за Вашими постами, восхищает Ваше мужество и чувство юмора – юмор тоже помогает?
— Какое мужество? Просто попытка сохранить разум в этом хаосе. Нам, верующим, проще, мы к этому привыкли, Господь с нами, богослужение, священник приходской — не замечаем многое. Для тысяч людей жизнь изменилась на 180 градусов, кто “кем-то был, тот стал никем”, перефразируя известный гимн. Доброе слово, в том числе и умение с юмором взглянуть на ситуацию, улыбнуться, когда хочется кричать и плакать, наверное, дано не всем. Меня  Господь миловал – чувство юмора присутствует. Я не фанат соцсетей, но чувствую, что в определённых ситуациях просто обязан сказать о том, что сегодня происходит в Донбассе.

Самое страшное – от священника требуют соучастия в эмоциях – осуждайте с нами. А ты обязан проповедовать Его

— Говорят, что война, как катализатор, всё проявляет и усиливает – добрый становится ещё добрее, зло – тоже усиливается в человеке. Правда ли это?
— “Катализатор, ингибитор, реактив”… Химия какая-то получается. Мне кажется с человеком всё сложнее – здесь всеобщая Голгофа. Со Христом распятым и двумя разбойниками. Формально все в одинаковых условиях, а реакция у всех разная. Господь страдает не за Свои грехи – за все человечество, разбойники – «достойное прият». Но один хулит Бога, а другой – просит прощения, и при внешнем равном состоянии с нераскаявшимся входит духом в рай. На войне тоже самое. Я говорю не о воюющих, а о мирных жителях – жертвах войны.
Страшно то, что нас сделали разменной монетой в геополитике, что простые человеческие потребности – свобода выражать свое мнение, свобода передвижения, право на образование и труд – все исковеркано и подчинено правилам военного времени. Жить в концлагере оказалось не так просто, особенно оттого, что непонятно, кто тебе его устроил и что будет в перспективе. Это ломает некоторых, кто-то отчаивается, наружу выходит сокрытое до времени зло – уныние, гнев, жадность, осуждение.
И самое страшное – от священника просто требуют соучастия в эмоциях – осуждайте, проклинайте вместе с нами. А ты обязан не просто «удовлетворять религиозные нужды», а проповедовать Того, Кто дал людям Евангелие.

Верю, что Господь поможет нам преодолеть человеческое и прийти к Божьему

— Что бы Вы могли пожелать своим братьям по вере в нашей стране?
— Сегодня очень напряженная ситуация в стране. Есть большое искушение поддаться общему настроению, стать популярным, эдаким «халифом на час». Для священника важно проповедовать вечное среди временного. Да, понятными словами, да, реагируя на окружающие вызовы, оперативно и искренне. При этом всё сверяя с Евангелием, помня, что мы всё равно не от мира сего. Говорю это не в наставление, скорее, для себя самого.
Верю, что Христос поможет нам преодолеть человеческое и прийти к Божьему.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: