О содержании миссии: продолжая разговор

|

Новая статья Андрея Десницкого о миссии затрагивает ряд тем, которые я вижу иначе — и которые, на мой взгляд, очень важны и нуждаются в обсуждении.

Я бы начал с того, что слово «миссия» в наши дни широко используется в светском контексте — как «миссия компании», например. В этом нет ничего ужасного — люди хотят сказать, что они не просто зарабатывают деньги для своих акционеров, а служат обществу. Как, очень часто, ничего плохого нет и в самих миссиях. Но у них есть важная особенность — они ориентированы на пожелания людей. Правило рынка — «найдите потребность и удовлетворите ее». Такая миссия ставит в центр человека, потребителя товаров и услуг компании — и это, само по себе, вовсе не плохо. Ноутбук, на котором я пишу, собрала компания со своей миссией — создавать удобные и надежные рабочие инструменты, и я благодарен этим людям за их труд и изобретательность. Они ориентируются на потребителя, меня в частности, и спасибо им за это.

Чем принципиально отличается миссия Церкви? Тем, что она ставит в центр Бога, и имеет основанием Его повеление — «идите, научите все народы». Истинность этого повеления — как и того послания, которое нам поручено возвещать — никак не зависит от того, кажутся ли они внешнему миру бесспорными фактами ли нет. Если бы казались — мир бы уже был обращенным, наша миссия бы завершилась, как и история вообще.

Мы не можем ориентироваться на то, что люди спрашивают. Человек начинает задавать осмысленные вопросы о Евангелии только тогда, когда он с ним уже несколько ознакомился. Человек, который просто не знаком с Евангельским возвещением, будет, действительно, спрашивать о вещах периферийных или вовсе не имеющих отношения к делу, по которым православные христиане могут иметь свои частные мнения, никак не связанные с Откровением как таковым.

Мы не можем ориентироваться на то, что людей волнует — по крайней мере, на те волнения, которыми они готовы поделиться. Паскаль где-то очень красноречиво говорит, что человека волнует прибавка к жалованию, повышение, которое он получит или не получит, пустяковая обида — и не волнует вопрос о том, где он проведет всю оставшуюся вечность, если умрет сегодня вечером. Людям неприятны важные вопросы — собственно, это один из симптомов первородного греха, занимать свою жизнь, и даже посвящать ее, как предельной цели, чему-то пустому. Мысль о Боге натыкается на очень толстый слой психологических защит. Как говорит бес в «Письмах Баламута», «Пациенту будет все труднее думать о Враге. Все люди во все времена в какой-то степени испытывали эту неохоту. Но если мысль о Нем поднимает в человеке целый ряд полуосознанных грехов, эта неохота усиливается. Тогда он возненавидит всякую свою мысль, напоминающую о Враге, как близкому к банкротству человеку ненавистен один вид банковской книжки».

Людей гораздо больше волнует очередной политик, чем Иисус Христос, и очередной скандал в интернете, чем вечное спасение. Даже когда речь идет о Церкви, люди умудряются говорить о чем угодно, кроме Христа и вечного спасения. Правда, есть две (немногочисленные) категории людей, которые о Боге, Христе и вечном спасении нас могут спрашивать — это неправославные верующие и пламенные атеисты. Для большинства же нашей аудитории то, о чем говорит Евангелие, лежит за пределами их опыта и их сложившихся интересов.

Это так сейчас — и это было так во времена Апостолов, поэтому возвещение не ориентируется на вопросы, которые могут задать люди. Оно ориентируется на то, что повелел возвещать Бог — и полагается на то, что Святой Дух будет пробуждать в людях покаяние и веру по мере того, как христиане будут верно возвещать порученное им.

Бог же повелел возвещать Апостольское свидетельство о Личности и спасительных деяниях Иисуса Христа. Поэтому я бы не согласился с тем, что сообщение базовых фактов нашей веры есть катехизация — Апостолы возвещают ряд истин о Христе людям, которые еще не являются христианами, чтобы они могли отозваться на это возвещение покаянием и верой, войти в Церковь и уже в ней быть подробно наставленными.

Свидетельство о том, «Как помогает тебе твоя вера ориентироваться в жизни, что подсказывает, от чего предостерегает, чем помогает — и какую цену придется за все это платить» может быть уместной, важной, даже необходимой иллюстрацией к самому евангельскому возвещению — но это не возвещение как таковое. Евангелие — оно не о моей вере и том, как она мне помогает. Оно даже не о вере нашей общности. Оно о Личности и спасительных деяниях Господа нашего Иисуса Христа. Если человек разделит мою веру и присоединится к нашей общности, то это потому, что поверит в Иисуса Христа, покорится Ему как Господу и доверится Ему как Спасителю. Возвещать в чем «моя сила или моя правда» было бы смещением акцентов — вот Христос, Бог, Господь, Судия и Спаситель, и Он был бы таковым, даже если бы меня, со всеми моими силами и правдами, никогда не было бы на свете.

Другое смещение, которого было бы важно избежать — это смещение с вечного спасения на «помогает в жизни». Вера помогает в жизни, это так, и нельзя сказать, что это неважно. Но люди покупают билет на поезд Москва-Петербург не затем, чтобы выспаться по дороге — хотя они, возможно, и выспятся — но затем, чтобы попасть в Петербург. Цель христианской веры — в жизни вечной и блаженной, как говорит Апостол, «И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков. (1Кор.15:19)». Многие христиане — в истории нашей страны относительно недавно, в истории других стран — прямо сейчас — сталкиваются с кровавыми преследованиями за свою веру. Ради чего стоит претерпевать такое? Определенно не ради того, что вера помогает в жизни — а ради того, что следование за Христом означает вечную жизнь, а отвержение Его — вечную гибель. Именно этот контекст делает критически важным вопрос о том, совечен Сын Отцу или нет.

Миссия исходит из того, что наш выбор по отношению ко Христу есть выбор между вечным спасением и вечной гибелью — иначе нам не стоило бы утомлять людей (а в ряде случаев — подвергать их опасности). Христос требует покаяния и решительной перемены путей — и мы должны передавать Его послание верно, хотя мы наверняка вызовем некоторое раздражение.
Собственно, целью миссии является вечное спасение людей — поэтому ее содержанием является Христос и только Христос, и к ней вполне приложимы те же слова, которые Святой Апостол Иоанн прилагает к своему Евангелию: “Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его.” (Иоанн.20:3)

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Моей вере не нужны посредники

Можно ли в отношениях с Богом обойтись без Церкви

Уехал на отдых и забываю молиться

Иеромонах Феодорит (Сеньчуков) о том, где и как отдыхающим провести Успенский пост

«Американская гражданка, что вы себе позволяете в храме!»

О балансе между монашеской жизнью и желаниями туристов

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!