Инфантильные мужчины – приговор современной России? – Протоиерей Димитрий Смирнов

Протоиерей Димитрий Смирнов отвечает на вопросы корреспондента ПРАВМИРа о характере, проблемах и перспективах современного мужчины.

Диагноз современному мужчине from pravmir on Vimeo.

Диагноз – инфантильность?

Не все, но большинство мужчин  сегодня инфантильны.

Хотя я знаю замечательные обратные примеры. У меня недавно появился сотрудник, ему 21 год, – это абсолютно зрелый мужчина, который и работает на двух работах, и помогает своей матери болящей. Он – будто из прошлого века: всё умеет, всё знает, умный, много различных навыков.  Замечательный человек.

Инфантилизм имеет свои причины. В силу того, что мужчины в большинстве своем воспитаны  мамами и в школе получают исключительно женское воспитание. Кроме этого, у нас совместное воспитание – мальчики и девочки вместе, а девочки созревают раньше и с шестого класса – на голову выше; они буквально «забивают» своих сверстников-мальчиков. В результате мы получаем такой инфантильный продукт. И многие до 50-ти лет так и не вырастают в настоящих мужчин. Таких – большинство.

Но меньшинство – всё-таки есть. Из них набирают и спецназ, воинов для силовых структур. Понятно, что и в отряде космонавтов все – настоящие мужчины… Но после того, как все силовые структуры забирают настоящих мужчин, которые стремятся  Родину защищать, то остается на поле гражданской жизни как раз такое женоподобное инфантильное существо, которое не способно ни содержать женщину,  ни воспитывать детей. Такие люди только стремятся к отдыху, к тишине, чтоб их никто не трогал и не обижал.

Без мужского начала

И никакого мужеского начала. Кроме биологического. Ходят, бродят и не могут жениться. Потому что боятся женщин, не знают, как к ним подойти. У них нет даже обычного влечения к противоположному полу.

Такие мужчины не могут создать семью.  Те, кому это всё-таки удается, не могут брак сохранить. Поэтому семьи рассыпаются. И проблема эта растёт как снежный ком…

К чему это может привести? К самоуничтожению народа. И на нашей территории будут жить другие народы, где у мальчиков есть мужское начало, где мужчины любят своих детей и их воспитывают.

Ведь главным воспитателем в семье должен быть отец. А у нас все педагоги – женщины. Что мы хотим получить?

Я допускаю, что в школе может быть женщина-педагог, например, по бальным танцам или по домашнему рукоделию.  И если класс девчачий, то вполне может быть классной дамой. Но предметники всё-таки должны быть мужчины. Вообще труд педагога требует мощной психики и нагружать этим женщину безжалостно… Хотя есть отдельные женщины – замечательные педагоги, но это как исключение.

У нас всё так – по остаточному принципу. Поэтому за что боролись, на то и напарываемся.

А по поводу того, что учитель не может достойно зарабатывать… Мы сейчас в своей стране. У нас, слава Богу, советская власть кончилась. Мы можем принять любой закон, в том числе и по зарплате. А так можно всего добиться, всё перестроить. Ну были же 100 лет назад педагоги-мужчины.

В государстве…

Можно целенаправленную политику проводить – семейную, антиабортную. Делаются какие-то микроскопические шаги, да… Но даже рекламу абортов власти не в состоянии запретить. То есть лобби абортное, которое имеет деньги с этого – оно сильнее, чем воля правительства к сохранению нашего народа. Я уж не говорю о запрете, об этом речи даже слышать никто не хочет. А просто запретить рекламу абортов – самое простое. Или запретить законом проституцию – даже это не могут.

Даже те, кто нами управляет – немощные. Они деньги любят больше, чем народ. Ясно, что  мы обречены на вымирание. Если это не изменится… Если изменится, то через 20 лет мы можем стать самой могучей державой.

Женщина может говорить, что она способна прожить без мужчины, но это – иллюзия. Она даже не может быть счастливой, когда она – глава семьи, потому что ей приходится вести два воза.

Ломовая половина

Современная наша жизнь превратила женщину в ломовую лошадь, которая должна и работать с отдачей в полную силу, и ещё пытаться воспитать своих детей. Но это же утопия. Можно хорошо делать что-то одно. Нельзя быть футболистом международного класса и одновременно доктором химических наук. Когда доктор наук играет в футбол по воскресеньям или мэр мегаполиса забивает голы раз в месяц – это замечательно.  Но быть одновременно и тем, и тем – нельзя.

Поэтому, чтобы быть воспитателем своих детей,  нужно этому отдать жизнь. Чтобы сделать карьеру женщине, нужно потратить жизнь. А у человека – одна жизнь. И чаще всего от потраченной не на них жизни страдают дети.

И поэтому вырастают несчастные дети, инфантильные и имеющие огромные претензии к маме. Ну и потом воспроизводят в своей жизни то же самое, потому что  у них нет никакого другого динамического стереотипа.

Можно всему научить человека: и готовить пищу, и прыгать с парашютом, и заниматься боксом, независимо от пола.  Но я не понимаю, как быстро научить тем вещам, которым человек должен учиться всю жизнь.

Вот рождается девочка – и смотрит на маму, на старшую сестру, на бабушку. И все они – прекрасные женщины. И она хочет им подражать. То есть всё происходит само собой.

Можно это восполнить? Вот сейчас, например, что делать: мальчики – уже такие, девочки – уже такие, школа – уже такая. Что можно сделать?

Если бы я был президентом,  я бы в каждом Федеральном округе сделал бы сеть кадетских корпусов. Для того чтобы все мальчики, у которых нет пап, туда поступали. И там получали мужское воспитание. Тогда мы сразу получим десятки миллионов настоящих мужчин. Улучшим ситуацию. Собрать всю безотцовщину, а тех офицеров, которых увольняют из армии, сделать воспитателями. У многих есть техническое образование. Они могут стать и физиками, и математиками.

Но всё-таки главное  – не образование, а воспитание.  И воспитать из них мужчин для начала. И тогда что-то сдвинется. И еще: женщина может стать женщиной только рядом с мужчиной. А когда рядом нет настоящего мужчины, ей приходится женственность свою оставлять. Нельзя быть одновременно принцессой и ломовой лошадью.

Портрет

Современному мужчине не хватает

не хватает мужества,

не хватает благородства,

не хватает ответственности,

не хватает воспитанности,

не хватает ума,

не хватает физической силы,

не хватает сдержанности.

Современный мужчина в большинстве своём весьма истеричен. Это свойство благоприобретённое. Он недостаточно конкурентоспособен.

Только в многодетной семье вырастают конкурентоспособные мужчины. Братья всё время конкурируют между собой в семье, потом это переносится во взрослую жизнь. Если ребенок один – всё разжевано, кладётся в ротик, а потом, стоя на коленях, уговаривается, чтобы проглотил. Понятно, такого мужчину нужно сопровождать до пенсии – устраивать на работу, договариваться с людьми….

Да, ещё: современный мужчина – трус. Ему не хватает храбрости. Еще раз оговорюсь: это в большинстве, потому что меньшинство – другое. У нас самый лучший солдат в мире, самый лучший офицер. Слава Богу, что они есть, поэтому есть надежда.

Я надеюсь, что начальство всё-таки повысит зарплату офицерам. И наше офицерство будет рожать детей и воспитает новое поколение мальчиков и для силовых структур, и для педагогической работы в школе, и для бизнеса – для всех областей жизни.

Читайте также:

Православие и мир
Мужчины с ограниченной ответственностью

Православный журнал для родителей Виноград

Почему появилось несколько поколений инфантильных мужчин, какими причинами обусловлено это явление и можно ли с ним бороться? На эти вопросы отвечают доктор психологических наук Виктор Слободчиков и старший священник храма Священномученика Антипы на Колымажном дворе иерей Димитрий Рощин.

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Протоиерей Александр Ильяшенко: Что же делать с абортами в России? (+Видео)

Конечно, аборты нужно запрещать. Но людей нельзя загонять в угол. Представим себе, что в каждой семье…

Где мужчина

Тот, кто ушел от ответственности, не слышал слов Христа

У Андерсена тоже была дислексия

Не прощайтесь с букварем, или Почему финские дети грамотнее русских