О том, как я сошла с ума, или Мой собственный каминг-аут

|
Недавно я прочитала на «Правмире» статью Алеси Лонской «Каминг-аут карьеристки» про выбор успешной женщиной участи домохозяйки и многодетной мамы. Ее бурно обсуждают в социальных сетях. Хочу вставить свои пять копеек, тем более что я сама многодетная мама.

Меня задела фраза: «Депрессия в декрете берется не от недосыпа, а от перфекционизма». Я и сама раньше так думала… а еще – от безделья.

Статья-то мне, в общем, понравилась, я сама апологет многодетности. Это раз. Два – я считаю, что некорректно давать автору оценки, советы и «поправки» по поводу правильности ее выбора, иерархии ценностей и т.д. Это дело настолько индивидуальное, что любое постороннее мнение (одобрительное или нет, неважно) будет лишним.

И всё-таки про свой опыт. В таком чуде и счастье, как многодетность (а это чудо и счастье), могут быть неожиданности. У меня они и случились, потому что многодетность – это не только красивая картинка, когда идут по улице такие чинные и благородные мама с папой, а за ними гуськом послушные детки. А дома только молитва, тишина, покой и уют. Я и сама раньше так думала. Многодетность – это еще и жизнь на пределе человеческих сил, и моральных, и физических. Дело тут совсем не в перфекционизме.

Я – не тетка в бигудях

Многодетной мамой я решила стать года через три после рождения первой дочери. С полного одобрения моего мужа, который всегда этого хотел.

Я не была никем известным и успешным, мне не пришлось выбирать, я просто работала и пыталась учиться в аспирантуре. Настал срок, я ушла в декрет и так до сих пор из одного декрета в другой и хожу. У нас сейчас четыре прекрасных дочки.

Я буквально купалась в нашей многодетности. Я с трудом представляю себе, как это – дом без малыша. Я люблю все эти каши, супы, пироги, кастрюли и памперсы. Беготню по кружкам, занятия с детьми, рисунки, поделки и бесконечное обсуждение детских проблем. Я никогда не чувствовала себя засосанной бытом теткой в грязном халате и бигудях, которая отныне и навеки только машет половником и моет зады.

У меня никогда не было депрессии, ни послеродовой, ни дородовой, ни какой-либо другой. Разве только периодические выкаблучивания по причине паршивого характера.

Мне всё давалось легко, и я даже подумать не могла, что наступит момент, когда я… когда я просто возьму и сойду с ума. Да, именно так я увидела свое новое состояние.

Обнуление

Я не знаю, как «по-умному» назвать то, что со мной случилось. Невроз, неврастения, депрессия, выгорание, перегорание, функциональное расстройство? Сейчас, обойдя кучу врачей, я в курсе, что всё произошедшее «из этой серии». Это случилось от банального недосыпания и нервного напряжения, которых я годами не замечала.

Всё началось с усталости. Мне очень помогает муж, но я очень устала. Когда четвертой дочке было месяцев восемь, наверное, началась особая усталость, которой я раньше не знала, – тягостная, злая и беспросветная. Когда чувствуешь, что можешь неделю лежать, а всё равно не отдохнешь.

Это, знаете, как лампочка. Светила, приносила пользу, а потом в одну секунду – раз и перегорела. Сколько бы ты ни спал, утром практически не можешь встать с кровати. А главное – не хочешь. Понятно, что с четырьмя детьми вытаскивать себя всё равно приходилось. То, что раньше делалось «легко и со смехом», стало какой-то кошмарной, практически неподъемной обязаловкой.

Ты можешь по полчаса как баран стоять перед плитой, пытаясь сообразить, из чего делается такое сложное и многокомпонентное блюдо, как овсяная каша.

Ты ненавидишь бардак, но заставить себя убраться просто не можешь.

Становится всё равно, как ты выглядишь, как причесан, во что одет… А для меня это вообще удивительно, потому что все эти глупые бусики, макияжики, юбочки – моя стихия… А потом вдруг спохватываешься и несешься в магазин покупать всё подряд «девочковое», потому что «Я тут женщина, а не посудомойка».

Ты не помнишь, что ты ел и ел ли вообще. С отвращением смотришь на любую еду. А потом вдруг начинаешь есть всё подряд без остановки и прячешь подальше весы, чтобы не рыдать каждый раз, встав на них.

Тебя не радует ничего, что радовало раньше. Ты не хочешь ничего делать из того, что еще недавно приносило тебе творческое и просто человеческое удовлетворение. Не хочешь писать статьи, создавать украшения, придумывать с детьми какие-то игры и поделки. Куда-то идти или ехать, на что-то смотреть.

Ты и рад бы что-то захотеть, но не можешь. У тебя внутри пусто. Ты обнулился, потерял себя. Вот так – на ровном месте.

Вокруг тебя всё бурлит, радуется, кружится, несется. У тебя есть все возможности для какой-то реализации. А тебе кажется, что ты под стеклянным колпаком, и что такое твоя жизнь – вообще непонятно.

Побыть одной

Я сначала не понимала, в чем дело. Думала: «Поспи, и всё пройдет». Поспала. Не прошло. А потом началась вторая часть «мерлезонского балета».

За усталостью пришли нервы. Это не те нервы здорового человека, когда вы сначала психанули, а потом отпустило. Это когда в принципе не отпускает, ты внутри как пружина, которая вот-вот…. И это происходит беспричинно.

Раздражает всё: запахи, звуки, люди, а особенно мелочи, на которые в обычном состоянии ты и внимания не обращал. Игрушки, которые везде и всегда впиваются тебе во все места, горы детской одежды и обуви, среди которой никогда нельзя найти то, что тебе нужно.

Можно не выдержать и психануть, только потом несколько дней еле таскаешь ноги. Постоянные перепады настроения. Ты то плачешь, то смеешься, то любишь, то ненавидишь… И с ужасом понимаешь, что мало того, что ты полный ноль, но еще и конченый псих.

ПОБЫТЬ ОДНОЙ. Это стало навязчивой идеей.

В туалет в многодетной семье попасть сложно из-за толпы народа. Я даже там не могла уединиться: в дверь тут же начинала барабанить Дуня с вопросами типа «Мама, а сколько у паука ножек?» или плачущая Соня, которой что-то не дает Варя. С ванной та же история.

Как только я садилась обедать, обязательно приходила та же Дуня со словами: «Мама, вытри мне попу».

Кто-то постоянно хотел есть, кто-то пить, у кого-то не решалась задача, у кого-то не получался рисунок, кто-то плакал, потому что не мог заснуть, кому-то нужно было вытереть сопли…. Я металась между всем этим, буквально через силу заставляла себя заняться детьми, куда-то их водить, и мне казалось, что я в клетке, из которой нет выхода.

Я скандалила с мужем, обвиняя его во всём, а главное – в нежелании «что-нибудь сделать». Что нужно сделать, я и сама толком не понимала.

Он предлагал мне поехать на пару недель отдохнуть без всех, но я, с одной стороны понимая, что вот она – мечта, с другой была уверена, что без меня тут всё пропадет и погибнет. «И вообще, я не дам ему от меня избавиться!» И отказывалась.

«Ну тогда езжай хотя бы дня на три. В дом отдыха, – настаивал муж. – Пусть тебе там поделают эти, как их… (он делал у меня перед носом некий угрожающе-мистический жест руками) спа-процедуры». «Намекает на то, что я старею и плохо выгляжу!» – думала я и, конечно, никуда не ехала.

Царевна-лягушка

Стало очень трудно общаться с людьми. С одной стороны, я была уверена, что нужно делать вид, что всё прекрасно. А точнее, мне просто было стыдно – за то, что, наверное, я одна такая и не справляюсь. С другой – было так же стыдно, что я всех обманываю. Люди думают, что я – «царевна». А на самом деле я – какая-то жалкая лягушка. И когда кто-то в очередной раз говорил: «Какая прекрасная, красивая мамочка и какие прекрасные детки!», мне хотелось сквозь землю провалиться. Потому что «прекрасная мамочка» мечтала только об одном – куда-нибудь спрятаться, зарыться и сделать что-нибудь еще такое… такое… Но что – я не понимала.

Найти у себя всё

В общем, если с вами такое происходит – то лучше бы вам сходить к хорошему врачу. И если надо попить какие-то таблетки, так вы их попейте.

Я же продолжала думать, что как-то «само рассосется». Упустив из виду, что я – натура творческая и ко всему подхожу с размахом, в том числе к своему «сумасшествию». Начался следующий этап.

Алеся в своей статье писала об ипохондрии. Сейчас я расскажу вам, что такое ипохондрия.

Так и не понимая тогда, что со мной, я решила, что смертельно больна. Это я сейчас знаю, что вся эта психосоматика – следствие усталости и нервов. А тогда…

Почитав интернет, я нашла у себя ВСЁ – в прямом смысле. Во всех местах и органах. У меня резко всё заболело, и я и дома, и на улице ощупывала себя, ища «очаги поражения».

Я «достала» всех врачей, знакомых и нет. Среди тех, кого я посетила, были:

– два главных врача;

– четыре невролога;

– три терапевта;

– два лора;

– один мануальный терапевт;

– один массажист;

– один гинеколог;

– два онколога;

– один гастроэнтеролог;

– один окулист.

Я сдала один анализ мочи, четыре общих анализа крови, две биохимии, онкомаркеры, два рентгена позвоночника, одну флюорографию, по два УЗИ внутренних органов и шейных лимфоузлов, одно ЭКГ, доплер сосудов головы, по одному УЗИ молочной железы, МРТ мозга и МРТ позвоночника. Еще мне на голову лепили какие-то присоски, не знаю уж, что это было.

Когда мне говорили, что со мной всё в порядке, я не верила. Потому что интернет убеждал меня в обратном. Друзья! Никогда не читайте про болячки в интернете!

Я говорила об этом со священниками и психологами. Батюшки сказали, что нужно смиряться и спасаться. Один из психологов, человек глубоко верующий, посоветовал «радоваться и непрестанно молиться», а второй (не менее верующий) – выпить водки.

Летом мы уехали в деревню, где сняли дом без телевизора и интернета. Я думала, что отпустит.

К несчастью, там оказалась неплохая библиотека, где я обнаружила учебник по общей хирургии, которым тут же успешно дополнила свои и так уже обширные медицинские знания, а также анамнез.

Да, сейчас это всё выглядит забавным бредом. Но тогда для меня это был ад. Постоянные нервы, усталость, уверенность, что умираешь от неизвестных болезней.

Единственное, что меня спасало в той деревне – это коса. Да! Обычная железная коса. Я нашла ее в сарае и каждый день до изнеможения косила. Не зря же говорят, что физические упражнения помогают при неврозах. А еще я через силу пыталась молиться.

Самое главное

Да, всё это случилось от банальной «многодетной» усталости, которую я даже не замечала.

А теперь главное. Во время всей этой эпопеи я разговорилась с одной прекрасной и тоже многодетной мамой. И выяснилось, что она переживает нечто подобное. А потом с другой – и та же история. Осознание того, что я не одна «с приветом», стало для меня важным, переломным и, не побоюсь этого слова, жизнеутверждающим событием. И началом терапии. Не бойтесь об этом говорить.

Все мы – и моя семья, и те мамы и их семьи – верующие, воцерковленные люди, но так вот случилось.

Самое главное. Это проходит. У кого-то само, у кого-то при помощи медицины или заботы близких, но проходит. И главное – с Божией помощью. Без этого никак. Без Церкви, таинств – никак. И многодетность, шум, визг, суета и сумасшедший дом опять приносят только радость. И до слез хочется еще малыша.

Зачем я это написала? Мне лично близок путь, который выбрала Алеся. Я ее очень хорошо понимаю. Наверное, просто хотела показать, что на этом нашем выбранном и любимом пути на фоне полного счастья могут быть ямы и коряги. Как случилось у меня и не только.

И еще. Не нужно зарекаться – это и есть перфекционизм. Я знаю мам, которые выходили на работу с четырьмя-пятью-шестью детьми просто потому, что они… устали. У них начиналась депрессия. А потом опять рожали и радостно возвращались домой. Не стоит выстраивать схемы. Нужно просто жить.


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
О чем дети плачут и не рассказывают родителям…

Это был самый тяжелый день в моей жизни. И одновременно прекрасный!