О торговцах достоинством

|
Когда люди хотят прикупить себе достоинства у тех или иных торговцев, они попадаются в старую как грехопадение ловушку лукавого. Враг пытается продать нам что-то из того, что мы и так получим от Бога. Даром, если только проявим немного веры и послушания.

Что такое подлинное достоинство? Ведь бывает и неподлинное – когда человек исполнен чувства собственного достоинства из-за того, что он принадлежит к высшей расе, аристократическому сословию или видит в себе еще какие-то воображаемые черты, которые побуждают его гордиться собой.

Сергей Худиев

Сергей Худиев

Основоположник расизма Артюр Гобино был французским аристократом, который был уверен в своем расовом превосходстве над согражданами. Он полагал, что такие аристократы как он происходят от германских завоевателей – франков, в то время как обычные французы – от покоренных ими кельтов.

Разумеется, реальные франки ассимилировались задолго до того, как французская аристократия сложилась в замкнутую касту, и любые «расовые» отличия Гобино от сограждан были чисто воображаемыми. Но это не мешало ему упиваться своим достоинством.

Еще в XIX веке аристократ мог полагать, что его достоинство определяется готовностью убить всякого человека, который нанесет какое-нибудь пустячное или даже вовсе воображаемое оскорбление его чести, – взгляд на вещи, сейчас сохранившийся в кругах, скорее далеких от аристократизма.

В наши дни человек может видеть свое достоинство в том, что он в состоянии потратить много денег. Или добиться выдающихся результатов в спорте. Или просто в привлекательной внешности.

Одно можно сказать определенно – люди хотят осознавать себя достойными, ценными, уважаемыми существами.

Торговля достоинством – когда людям предлагают прикупить себе достоинства и самоуважения, иногда по явно завышенной цене, – дело обычное.

Демагоги продают согражданам национальное достоинство; предельный случай этого мы видели в германском национал-социализме – почувствуй себя сверхчеловеком, умри за фюрера.

Менее предельные случаи мы видим постоянно. Собственно, всегда, когда те или иные лидеры посылают людей убивать и умирать за них, валюта, которой они оплачивают их услуги, – это достоинство. В том, что мы вас тупо и бездарно погубили, явилось ваше великое достоинство, теперь мы будем героизировать ваши славные трупы. Мы все гордимся тем, как вы отправились в топку в негодном снаряжении, на котором серьезные люди наварили неплохие бабки.

Тем же платят и революционеры – революционная пропаганда представляет мятеж как проявление достоинства: «настала пора, и проснулся народ, великий, могучий, свободный».

Люди восстают, потому что их достоинство не может смириться с невыносимой и позорной тиранией Людовика, или Николая, или еще какого свирепейшего тирана. А через какое время оказывается, что на фоне режима, который принесла революция, вчерашний тиран выглядит чуть ли не образцом кротости и человеколюбия, а страх и постоянное унижение становятся нормой жизни.

При этом угрозой достоинству объявляются какие-то плохие люди, которых достоинство требует поубивать, – царские жандармы, например.

На фоне всего этого мягкой, почти безобидной формой торговли достоинством является продажа статусных товаров – покажи, что ты крут, у тебя дорогая машина или костюм. От этого не умирают, хотя, вероятно, многие разорились.

Но общее у всех торговцев достоинством – это требование «докажи свое достоинство, совершив то, что мы от тебя хотим».

Если это вытащить на поверхность и внятно сформулировать, это звучит просто глупо – да с какой стати? Да кто вы такие, чтобы мое достоинство от вас зависело? Но это обычно не вытаскивается на поверхность – просто провозглашается, что твое человеческое достоинство требует, чтобы ты убивал и умирал, поддерживал таких-то людей, или, в лучшем случае, изо всех сил зарабатывал на новую статусную игрушку.

Но где нам искать подлинного достоинства? Есть ли оно у нас? На чем оно основано?

Как-то я смотрел программу с участием четырех самых знаменитых атеистов нашего времени – Докинза, Харриса, Хитченса и Дэннета. Один из них (кажется, Харрис, но я точно не помню) заметил, что христиане, мол, упрекают атеистов в высокомерии. Это атеисты-то высокомерные? На себя бы посмотрели! Христиане верят, что весь мир, все эти бесчисленные галактики, созданы для людей, что Творец мироздания – ни много ни мало – слушает их молитвы, озабочен их грехами и, более того, воплотился и умер в муках ради их спасения. Вот это самомнение! Вот это мания величия!

И сотворил Бог человека по образу Своему...

И сотворил Бог человека по образу Своему…

В самом деле, если Христианская картина мира истинна – а она истинна, – мы, люди, обладаем величайшим достоинством – мы созданы по образу Божию. Мы призваны к личному общению с Богом. Мы искуплены драгоценной кровью Христовой.

Когда люди хотят прикупить себе достоинства у тех или иных торговцев, они попадаются в старую как грехопадение ловушку лукавого. Враг пытается продать нам что-то из того, что мы и так получим от Бога. Даром, если только проявим немного веры и послушания. Это как если бы наследный принц, забыв о своем царском достоинстве, мучительно добивался производства в ефрейторы.

И нам надо осознать свое достоинство – как Божиих творений, как людей, искупленных Христом для Его вечного Царства. Нам не нужно искать одобрения и признания этого достоинства у кого-то, кроме Христа и Его святых.

Это достоинство не требует чужого одобрения, ему не угрожают чужие грехи – только наши собственные. И оно проявляется в том, что мы с любовью и благоговением служим нашему Господу как граждане Его Града.

Мир сей и торговцы достоинством понесут имя наше как бесчестное? Ну, так Господь об этом предупреждал, мы слышим эти Его слова за каждой литургией.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
«Наша» победа или моё спасение?

Спасение лично вашей души важнее, чем победа «наших». Это многих разгневает, но это так

О личной совести и «долгах» перед обществом

Всегда ли постыдно отказываться выполнять «гражданский долг»? А если общество требует забыть на время о своей…

О священном долге и двух господах

Нам говорят, что убивать – священный долг, к этому призывает нас Бог. Действительно ли есть повод…