О церковной автономии: Сможет ли Константинополь быть независимым арбитром?

|
На Всеправославном предсоборном совещании предстоятелей Поместных Православных Церквей в Шамбези 21–28 января 2016 года был утвержден проект документа «Автономия и способ ее провозглашения». Своими мыслями по поводу некоторых пунктов документа поделился протоиерей Игорь Прекуп.

По правде сказать, довольно сложно комментировать уже принятый на столь высоком уровне документ. Невольно относишься к нему как к некой данности, которую бессмысленно как-то оценивать или обсуждать, а надо просто принимать к сведению и исполнению. Но, коль скоро открыто обсуждение, внесу свои «5 копеек», но, подчеркну: эти «копейки» – мои личные, кровные, не претендующие ни на какое конвертирование в твердую валюту.

Протоиерей Игорь Прекуп

Итак, документ оставляет несколько двойственное чувство. Во-первых (начнем, все же, с хорошего), я испытал чувство глубокого удовлетворения от п.2, гласящего:

«Инициирование и завершение процедуры предоставления автономии какой-либо части канонической юрисдикции Автокефальной Церкви входят в ее каноническую компетенцию, к которой относится Церковь, провозглашаемая автономной».

Кто хоть немного сталкивался с этой проблемой, знает, сколько крови попортила нам позиция Константинопольской Патриархии, настаивавшей в течение всего ХХ в. на своих привилегиях в этом вопросе, из-за чего в каноническом словаре РПЦ даже родился неологизм «Самоуправляемая Церковь», лишь бы не нервировать Константинополь.

В принципе, это достижение даже не прошлогоднее. Впервые эта позиция была сформулирована в документе «Автономия и способ ее провозглашения», принятом в процессе работы Межправославной подготовительной комиссии, заседавшей 9–17 декабря 2009 г. в том же Шамбези. В прошлом году эта позиция была подтверждена принятием рассматриваемого документа, а теперь еще и обнародована.

Приятно видеть, что даже длительная порочная практика, базирующаяся не еще более длительных заблуждениях, с претензией на чуть ли не догматическую истину, все же преодолима, с Божией помощью, и общецерковная истина хоть и сквозь тернии (а как же по-другому, если речь о спасительном пути?), все же удостаивается признания соборным разумом.

Это, что касается положительного впечатления.

***

Теперь о мелочах, которые не дают чувству глубокого удовлетворения переполнить мое сердце.

К сожалению, не владею ни английским языком, ни греческим, и оригинального текста не видел, а потому затрудняюсь определить, где проблема в оригинале, а где в переводе, поэтому буду отталкиваться от опубликованного на официальном ресурсе текста, при чтении которого меня не покидает необъяснимое чувство, что это не утвержденный документ, а проект…

Первое, что меня смущает (и тут, подозреваю, проблема все же не в переводе) – некорректное использование простых непроизводных объектных предлогов «с» и «от» при описании взаимоотношений Автономной Церкви с Автокефальной. На мой личный взгляд, неуместно говорить о «независимости от» и об отношениях «с», когда речь о соотношениях части и целого, в котором эта часть присутствует органически, а не на правах этакого вассального государства.

Такое впечатление, что в тексте часто допускается некоторая понятийная путаница из-за отождествления Поместной Церкви (канонической юрисдикции) с ее руководством, а также не без влияния геополитических стереотипов мышления.

Поэтому, думаю, уместно говорить не об отношениях «провозглашенной автономной Церкви… с Автокефальной Церковью, к которой она относится», а «…с органами церковной власти Автокефальной Церкви, к которой…» (п. г)). И не «относительной или частичной независимости конкретной церковной области от канонической юрисдикции Автокефальной Церкви» (п. 1), а «в составе», например. Аналогично и в других местах.

Само слово «зависимость» тоже не самое подходящее, когда речь идет о взаимоотношениях Автономных Церквей с Кириархальной, в состав которой они входят, будучи ее относительно самостоятельными составными частями.

Фото: О. Варов / patriarchia.ru

Фото: О. Варов / patriarchia.ru

Смущает и п. 2.б): «Автокефальная Церковь оценивает на Синоде предпосылки и причины прошения и принимает решение о предоставлении или не предоставлении автономии».

Согласно Уставу РПЦ (X.2 и XI.2) образование, определение территориальных границ Автономной или Самоуправляемой Церкви, а также ее упразднение – компетенция Поместного Собора РПЦ. Может, и в рассматриваемом документе имеется в виду Собор (σύνοδος <синодос>, гр. – Собор), как минимум, Архиерейский, а не Св. Синод (согласно Уставу РПЦ – это орган управления в период между Архиерейскими Соборами)? Все-таки одно дело – восстановление автономии, некогда учрежденной автономии, другое – учреждение.

Настораживает чуток п. 2.д), в котором говорится, что «Автокефальная Церковь может предоставлять автономный статус только той Церкви, которая находится в пределах ее географического округа».

Быть может, это состояние тревожности – следствие глубокой душевной травмы, нанесенной мне руководством Константинопольского Патриархата, когда оно в середине 90-х гг. прошлого века сочло целесообразным и канонически оправданным восстановление своей юрисдикции в Эстонии (антиканоничное и попросту вероломное учреждение которой в 1923 г. – это отдельная история), и вторглось на каноническую территорию Московского Патриархата, софистически обосновывая свои действия изменениями в политической географии Эстонии, настаивая на том, что Константинополю подчиняется вся диаспора (в качестве каковой Константинопольская Патриархия в те дикие и темные, смутные и жестокие времена настойчиво рассматривала все, что плохо лежит в православном мире, т.е. находится вне границ государств, на территории которых располагаются духовные центры Автокефальных Церквей).

Фото: О. Варов / patriarchia.ru

Фото: О. Варов / patriarchia.ru

Что ж, допустим, это «эхо минувшей войны», и все же… как быть с еще недавними утверждениями светил греческой каноники и экклезиологии, наподобие архимандрита Григория (Папатомаса), о географической подвижности канонической территории, якобы меняющейся вслед за политическими границами?

И если (боюсь поверить!) Константинополь решил отказаться от тяжкого бремени канонического окормления диаспоры, то где проходят границы «географического округа» Вселенского Патриархата? Неужели они совпадают с границами Турции, слегка захватывая, по старой памяти, северную часть Греции, Додеканесские острова и Крит?

Или география географией, а диаспора – «по умолчанию»? Тогда давайте уж определяться с понятием диаспоры и «географических округов», чтоб не возникало неудобных ситуаций из-за несовпадающих трактовок, а то у нас еще много территорий за пределами России.

Ну и мой любимый в этом документе пункт – 2.е):

«В случае предоставлении двумя Автокефальными Церквами автономного статуса в одной и той же географической церковной области и, как следствие, возникновения разногласий по поводу этих автономий, участвующие стороны совместно или отдельно обращаются к Вселенскому Патриарху, чтобы тот изыскал каноническое решение вопроса согласно всеправославной процедуре».

А когда одной из «участвующих сторон», как это в случае с Эстонией, является сам Вселенский Патриарх? Вот я прямо-таки представил, как Святейший Патриарх Кирилл обращается к Блаженнейшему Патриарху Варфоломею: «Рассуди между мной и тобой». Не менее забавно пофантазировать на тему аналогичного обращения Предстоятелей Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата и структуры Константинопольского Патриархата в Эстонии к тому же Патриарху Варфоломею.

К тому, кто «отечески» откликнулся в середине 90-х на «печалования» высших госчиновников Эстонской Республики о православных эстонцах, якобы задыхающихся в удушающих объятиях «оккупационной Церкви»?

К тому, кто пальцем не пошевельнул, чтобы воплотить в жизнь Цюрихские соглашения 1996 г. (поправьте меня, если я несправедлив) о каноническом размежевании при соблюдении гражданского равноправия; к тому, кто приезжает с первосвятительским визитом в Эстонию (на каноническую территорию Московского Патриархата), как к себе домой, даже из вежливости не спрашивая разрешения у Московского Патриарха, тем самым показывая, чьим «географическим округом» является Эстония – к этому человеку мы будем обращаться, как якуты к отцу Кириаку в «На краю света»: «Разбери по-христосикову»?

Да-да, сейчас побежали обращаться «к Вселенскому Патриарху, чтобы тот изыскал каноническое решение вопроса согласно всеправославной процедуре».

Он уже «изыскал».

Жаль, конечно, что закон обратной силы не имеет.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Опубликован проект документа «Таинство брака и препятствия к нему» (полный текст)

Проект документа Всеправославного Собора, который состоится с 16 по 27 июня 2016 года на Крите

Опубликован проект документа «Важность поста и его соблюдение сегодня» (полный текст)

Проект документа Всеправославного Собора, принятый V Всеправославным предсоборным совещанием в Шамбези

6 вопросов о собрании Предстоятелей Поместных Церквей в Шамбези

На вопросы отвечает пресс-секретарь Святейшего Патриарха - священник Александр Волков