Об агрессии и беспомощности

Организация, именующая себя "Европейский Форум ЛГБТ-христианских групп" обратилась с открытым письмом к Святому и Великому Собору Православной Церкви, собранному на Крите. Комментирует протоиерей Андрей Кордочкин, настоятель храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Мадриде.

– Конечно же, говорить о гомосексуализме в России и на Западе – совсем разные вещи. В России гомосексуальная культура, по-прежнему, в защите. На Западе она в нападении, а в защите как раз традиционная семья. К примеру, в Испании сейчас подан судебный иск против католического архиепископа Валенсии Антонио Канисареса, который сказал на проповеди о том, что семья нуждается в защите от “голубой империи”. В то же время, если кто-то скажет о том, что “гетеросексуальная империя”, к примеру, угрожает гомосексуальной культуре, то никому не придет в голову привлекать его к уголовной ответственности. Поэтому контекст в России и на Западе – совершенно разный.

Тем не менее, мне кажется, что наша агрессия, когда речь заходит о гомосексуализме – обратная сторона нашей беспомощности. Речь ведь не о том, чтобы быть “за” или “против”, а том, чтобы человеку помочь. Православная традиция накопила немалый аскетический опыт, но о человеческом гомосексуализме, фактически, ничего не сказано. Католическая церковь лишь несколько десятилетий назад озаботилась тем, как можно оказывать пастырское попечение о людях с гомосексуальным влечением.

Эти документы (к примеру, обращение к епископам кардинала Ратцингера), безусловно, должны быть прочитаны и переосмыслены в свете православной традиции. Кроме того, Католическая церковь была вынуждена признать проблему среди клира и иерархов, клир прикрывающих. Это был болезненный, но очистительный для неё процесс. Мы же еще не начали даже думать о том, в чем может заключаться пастырская помощь человеку, который испытывает тягу к своему полу. Как будто проблемы нет, и этих людей нет, и думать не о чем, а остается лишь глубокомысленно молчать. 

А в чем заключается конкретная пастырская помощь таким людям, кроме того, чтобы сказать “грех” и “нельзя”? Что мы можем им предложить, кроме того, чтобы топать ногами? Ведь это не то, что человек может подавить и преодолеть усилием воли, как наркотики или курение. Не путаем ли мы нравственность с ханжеством? И что мы скажем, если из нашего собственного шкафа выпадет скелет? И вообще – готовы ли мы к спокойному разговору на эту тему, без насилия и оскорблений?

О. Александр Шмеман писал, что “гомосексуализм – только особенно трагическое проявление того “жала в плоть”, которое мучит по-разному, но каждого человека”. Стоить вспомнить об очевидных вещах – что церковь печется о спасении КАЖДОГО, и мы ставим не систему запретов, построенную на насилии и осуждении, а протягиваем руку помощи КАЖДОМУ. А в чем может состоять эта помощь – об этом нужно говорить.

“Судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?” (Ин. 7.51). Поэтому слова, заключающие обращение: “Мы призываем вас создавать безопасные пространства для диалога: ситуации и места, где люди, имеющие разные взгляды, могут не только выразить свое мнение, но и поделиться своими сомнениями и личными историями” – вполне заслуживают внимания.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Любовь и забота к человеку – не повод оправдывать его грех

Для Христа любовь к человеку не означала любви или даже уважения ко всему, что он делает

Со всеми бывает

Под термином ЛГБТ могут пониматься, по крайней мере, две разные вещи

Впереди соборного паровоза

Их заблуждение ненавижу. Не их. Что, кому-то эти слова покажутся нехристианскими?