Одно кофе для умного животного

Когда я учился на отделении структурной лингвистики филфака МГУ, мы твердо знали, что язык — живой организм и его носитель всегда прав просто потому, что язык ему родной. Если же статистически заметная часть людей, для которых русский язык родной, начинает говорить «одно кофе», а родителей называет «шнурками», дело словарных кодификаторов маленькое — вписать все это в словари.

Так и поступили редакционные коллегии нашумевших новых словарей, которые этой осенью утвердило Министерство по науке. Раз очень многие (даже у нас в буфете на телевидении) говорят «черное кофе», «дОговор» и «брачащиеся» — так тому и быть.

Проблемы тут две. Русский язык конституционно закреплен в качестве государственного. Его «живость» во внимание не принята, и эксперты комитетов Госдумы правомерно восстают против «брачащихся» в законопроектах. Но это, в конечном счете, их проблемы. Вольно ж было принимать такой закон о языке, что парламенту страны приходится всерьез дебатировать, как же правильно написать в Законе о ВДВ: «парашют» или «парашут».

Но настоящая беда вот где: если включить в нормативные словари все то, «как говорят люди», — надо убрать из них все, чего люди, как правило, НЕ говорят. Но вот лично я на это пойти не могу. Мне безумно жалко слов, которых современный человек не употребляет, употребляет неправильно или вообще не знает. Мне бесконечно жалко неупотребительных слов «откУпорить», «лущить», «пАмятуя» и «буза». И — я грудью стану на защиту «властей предержащих», хотя все вокруг (почти поголовно!) говорят и пишут исключительно «власть придержащие» (то есть такие злыдни, которые на власть уселись, «придерживают» и не дают развиваться демократии).

Экстремизм узких специалистов — авторов словарей не учитывает, что языком мы не только разговариваем, читаем на нем книжки и пишем им законы о языке. Язык сохраняет культуру. «Кофе» мужского рода хранит память о слове «кофий». К которому, как известно из Салтыкова-Щедрина, «булки подают». «Черное кофе» о Щедрине уже ничем не напоминает. Плохо ли это? Думаю, да, потому что жалко языку терять свою историческую глубину, которая и есть культура.

Кофе для "умного животного"

Кофе для "умного животного"

Не все студентки православного медицинского училища, которым я преподаю церковнославянский язык, понимают смысл молитвы «Царю Небесный». Некоторые считают, что речь в этой молитве идет о «душе истинной», которая «все, что ни попросишь, исполняет». Наверное, если перевести молитву на русский, они четко уяснят, что на самом деле мы обращаемся к Вездесущему Духу Истины. Только вот исчезнет из «Царя Небесного» причастие настоящего времени «сый», которое связывает эту молитву с греческой надписью на иконописном нимбе Спасителя и со словами, которые сказал Господь Моисею на Синае «Азъ есмь сый» — Сущий. Ведь даже в русском Синодальном переводе в этом месте сохранен славянизм! Без церковнославянского исчезнет из русского православия аромат долгого-долгого неподдельного времени. Исчезнут непонятности и тайны, которые так влекут верующее сердце. И никому уже не будет интересно, что «умные животные», поминаемые в некоторых славянских текстах, — это не собаки, а ангелы («умный» значит «духовный», а «животное» — «существо»).

Впрочем, я могу быть и не прав. Болгарская Церковь, от которой мы когда-то получили церковнославянские книги, служит по-болгарски. Правда, молодежь от этого в храмы не бежит, а храмовые бабушки причащаются в большинстве своем раз в год.

Культура — сложная вещь. Почти такая же сложная, как умение сварить хороший черный кофе.

Лучшие материалы Правмира можно читать на нашем telegram-канале
Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
5 угроз, которые поставят школу в невыносимые условия

Любое решение в образовании должно быть проверено

Петушиная лошадь и другие “стыдные” книги: что происходит

Не надо думать, что ребенок оставлен наедине со страшными детскими литераторами

«Мы попробуем научить студентов искать правду»

Татьяна Краснова надеется, что педагоги все еще лучше, чем Siri

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: