Офис: жизнь в условиях нехватки времени. Часть 2. Быть начальником и управлять людьми – каково это?

|

Офис: жизнь в условиях нехватки времени. Часть 1. 

В прошлый раз мы начали разговор о трудностях, с которыми сталкивается рядовой сотрудник среднестатистической отечественной компании. О своем видении проблемы «потогонного» менеджмента нам рассказала специалист в области управления, главный редактор отраслевого журнала FoodService Анна Людковская. Сегодня мы предлагаем читателям взглянуть на ситуацию с другой стороны. Каково это – быть начальником и управлять людьми?

Бремя власти

– Анна, как изменилось Ваше отношение к работе, когда Вы из подчиненного стали начальником?

– Поняла, как это тяжело, какая это тяжелая работа – руководить людьми. Помнится, сперва мне казалось, что если начальник «хороший», то подчиненные должны его любить. Потому что я в пору репортерства своих начальников, как ни странно очень любила и до сих пор им очень признательна. Максим Кашулинский, сейчас он главный редактор русского « Forbes », и главный редактор «Harvard Business Review» Елена Евграфова сделали из меня журналиста.

Однако любви у подчиненных к начальнику может не быть, потому что руководитель заставляет работать, в каком-то смысле ограничивает свободу. Главное, чтобы начальника уважали. Я уже говорила, что начальника рассматривают как бы сквозь увеличительное стекло, он всегда на виду. Что бы ни сделали другие сотрудники, это может остаться незамеченным, а то, что совершит начальник, заметно всем и всегда. Наверное, то же самое происходит со священником на приходе.

Также я не подозревала насколько больший уровень ответственности у руководителя. Не так-то просто научиться принимать решения, что нужно, а что не нужно. Иногда ответственность давит так, что появляется бессонница. Рядовым сотрудникам не надо тащить этот груз. Я даже не представляю, как себя чувствуют люди, которым приходится управлять огромными коллективами.

А верующим руководителем быть еще сложнее. За день возникает столько сложных ситуаций, в которых потом приходится каяться на исповеди. Особенно тяжело во время аврала, когда всей команде нужно быстро сделать большой объем работы. В такие периоды перестаешь в подчиненных видеть людей, в твоих глазах они, действительно, превращаются в некие винтики. И это страшно.

Все можно понять, пока тебя всеми правдами и неправдами не заставляют перерабатывать, отдавать свое личное время под какими-то непонятными лозунгами.

 

– Есть только два пути: или принять это, или уйти. Плюс не позволять на себе «ездить»: если пару раз выполнишь то, что тебе поручено сверх основной работы, то через какое-то время будет считаться нормой, а потом навесят и дополнительную работу. С другой стороны, очень часто люди даже свои основные обязанности выполнять не хотят, и для них просьба написать один лишний документ становится поводом для протеста.

Хотя, повторюсь, все зависит от компании. К примеру, сотрудница безотказно выполняет все поручения, а другая говорит: «Ой, нет, нет, я за это деньги не получаю». С кем мне комфортнее будет работать? Кого я быстрее продвину или сделаю редактором? Действительно, на этапе запуска новых проектов приходится задерживаться не на час и не два, и у нас в компании сотрудники к этому нормально относятся, зная, что потом смогут взять выходные среди недели.

 

– Должен ли начальник работать больше, чем подчиненные? Приходить раньше, уходить позже…

 

Я работаю постоянно. У меня в принципе нет разделения на личное и рабочее время, голова занята всегда. Даже в выходные я наблюдаю за тем, что происходит вокруг. Если это магазин, то смотрю на содержимое тележек, если улица, то на то, как люди выглядят, о чем разговаривают, что едят. Если нужно работать в выходные, я возьму за город ноутбук, если работа срочная, встану в 6 утра и сделаю.

У руководителя, а тем более главного редактора, должен быть широкий кругозор, так что в некотором смысле саморазвитие – часть работы.

С другой стороны, я могу из редакции отлучиться на пару часов по своим делам. К счастью, у меня есть возможность ходить в будни на службы, пораньше заканчивать, чтобы успевать на учебу на Богословские курсы. Опять-таки, если много работы, я помолюсь на ранней литургии в семь утра, и к десяти уже буду в редакции.

– Как бы Вы, как начальник, отреагировали, если бы кто-то из Ваших сотрудников попросил бы отпустить его на службу?

 

Среди моих подчиненных нет настолько верующих людей. Но я отпускаю, если это необходимо, на учебу, в автошколу и т.д. У нас молодой коллектив, все чему-нибудь учатся, кто-то еще в университете, кто-то занимается английским, у кого-то регулярные тренировки. Я всегда повторяю сотрудникам: «Ваше счастье – в ваших руках. Если вы выполняете необходимый объем работы, то можете отпрашиваться, куда хотите. Желаете на майские праздники каникулы подлиннее? Пожалуйста, только давайте сделаем работу заранее».

– Сколько у вас подчиненных?

 

Человек пять, плюс около десятка внештатников, которыми тоже приходится заниматься.

 

Работа или карьера?

– Работают ли у вас семейные люди?

 

В редакции преимущественно молодежь. Дело в том, что готовых журналистов, специализирующихся на ресторанной тематике, на рынке труда нет, приходится учить. Хотя у нашего художника двое детей, но он работает дистанционно.

– Насколько такая работа совместима с воспитанием детей, семейной, личной жизнью?

Я бы сформулировала вопрос чуть иначе: насколько карьера совместима с воспитанием детей и личной жизнью? Ведь люди много работают по двум причинам: или им нужны деньги, или они хотят продвинуться вверх по карьерной лестнице. В первом случае, основной критерий – потребности. Если нужно заработать на жилье, то какой-то период времени действительно приходится много работать, а если цель – ездить на дорогой машине и пять раз в год летать на Канары, то у этой мотивации другая природа. Страстная потребность в красивой жизни, согласитесь, имеет мало общего с христианскими ценностями. Без дорогой машины можно прекрасно прожить, а стоит только найти работу с более гибким графиком и меньшей зарплатой.

Теперь про карьеру. Ведь цель стать начальником отодвигает на дальний план всё остальное: друзей, семью. Для меня, честно говоря, загадка, как в больших компаниях у менеджеров хватает времени на личную жизнь. В восемь утра у них уроки английского языка или спорт, вечером деловая встреча. Им даже некогда одежду и продукты купить, не то, что с семьей общаться. Воспитание детей эти люди сваливают на няню. Одна моя знакомая родила ребенка и отправила его к матери в другой город. Чего же в этом хорошего?

Мы сами решаем, как и где нам жить, не стоит винить во всем обстоятельства. Будто современное общество вынуждает нас перерабатывать ради крутой машины.

Свободное время: прихоть или необходимость?

– Соглашаясь на такую работу, человек должен понимать, что у него не останется времени ни на что.

А на что у него должно оставаться время? Да, у меня мало свободного времени, не хватает, чтобы святых отцов читать. Но разве дело в количестве прочитанных книжек? Известно же, что блаженному Августину хватило трех строчек, чтобы переродиться. Неважно, сколько человек прочтет, три страницы или три тома, важно воздействие, которые эти строки окажут на вашу жизнь.

И потом, разве мы выполняем прочитанное? Помните ответ аввы Сисоя брату, который просил авву сказать слово? «Чего ради понуждаешь меня говорить попусту? Сотвори на деле то, что уже разумеешь». Молиться же можно везде.

Наоборот, мне кажется, что мечта о «православном гетто» это утопия, тяготение к какой-то комфортной обстановке. Оказавшись в другой среде, что такой человек будет делать? Надо же быть христианином в любом месте и в любое время.

Мне приходится много ездить по миру, и всегда поездки – это пребывание в неправославной среде, среди людей другой культуры, мировоззрения. Видеть во всех этих людях ближних, не забывать, что в китайце или арабе тоже образ Божий, не очень легко.

Да, в окружении людей неверующих вроде бы и поговорить не с кем… Ну и что? Нужны ли вообще эти разговоры?

– Согласны ли Вы с той мыслью, что хорошая работа, если человек еще не обременен семьей, может превратиться в аналог монастыря в миру? Руки и голова заняты, и лишних мыслей нет.

Когда человек занят, места для глупостей в голове остается намного меньше. Блаженный Иероним, создавший «Вульгату», взялся за изучение еврейского языка в первую очередь для того, чтобы занять свой ум и не рассеиваться.

 

– Одним словом, лучше работать, чем, к примеру, безостановочно ездить по святым местам?

 

Люди много паломничают из-за того, что им кажется, будто это и есть правильная жизнь христианина. Такой образ жизни ни к чему не обязывает, путешествовать приятно, зачастую это всё внешнее. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) не советовал ездить по святым местам чаще одного раза в год. Мы же ездим чуть ли не каждые выходные! Христианство есть внутреннее делание, как пишет святой Исаак Сирин: «Войди во внутреннюю клеть, чтобы узреть клеть Небесную».

В какие обстоятельства тебя поставил Господь, в таких и нужно трудиться. Митрополит Антоний Сурожский любил повторять, что самое важное в жизни это «сейчас». То, что было – прошло, то, что будет, мы не знаем. Сейчас перед тобой стоит живой человек, твой подчиненный или тот, у кого ты берешь интервью, неважно. Надо найти в себе силы жить по заповедям в каждый конкретный момент.

Если всю жизнь ездить по святым местам, в затворе отцов читать, то не долго потерять адекватное восприятие окружающего мира. Сколько вокруг примеров мнимого благочестия, когда наизусть цитируют святого Макария Египетского, а при реальном контакте с ближним проходят мимо, не замечая в нем человека. Знание надмевает.

– Может ли человека ожесточить офисная жизнь, строгий начальник, чужие по духу сотрудники?

 

Как могут нас ожесточать внешние обстоятельства? Игумен Никон (Воробьев) советует во всем обвинять себя. Если мы черствеем, то это подразумевает, что в нас пробудились страсти, которые доселе дремали в глубине души. Стало быть, сейчас для них сложились благоприятные обстоятельства, и они полезли наружу.

Святой Иоанн Кронштадтский пишет, что пока ты сам существуешь по себе, то кажешься себе добрым и прекрасным, но стоит, к примеру, заговорить с кем-то из родных, и тут же, как кроты их нор, вылезают наружу все страсти.

Все внешние обстоятельства, наоборот, идут нам только во благо. Надо благодарить Бога, что обнаружились наши недостатки, ведь раз мы их увидели, значит, с Божией помощью сможем их побороть.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: