Отец Аркадий Шлыков был окружён большим количеством людей и очень одинок

|
Отошел ко Господу иерей Аркадий Шлыков, возродивший храм Рождества Пресвятой Богородицы и приход в карельской деревне Колодозеро. О почившем священнике вспоминает журналист и писатель Кира Поздняева.
Отец Аркадий Шлыков был окружён большим количеством людей и очень одинок

Кира Поздняева

Когда я думаю об отце Аркадии, мне всегда рисуется такая картина – зима, замерзший канал имени Москвы, валит крупный снег, и Аркадий на лыжах удаляется в метель красивым коньковым ходом.

Мы учились вместе на факультете архивного дела в РГГУ, и на первом курсе зимой всем пришлось сдавать зачёт по лыжам, пять километров. Я тогда встала на лыжи впервые – в Баку, где я родилась и окончила школу, не то что лыж, но и снега зимой почти не бывало. Увидев “чайника” на лыжне, Аркадий поехал рядом, терпеливо объясняя, что нужно делать для того, чтобы скользить, как помогать себе палками.

Кажется, уже весь курс просвистел мимо с ветерком, а мы еле ползли. Не сразу удалось уговорить его ехать дальше – ведь мы сдавали зачёт на время, и он терял хороший результат. В этом поступке был весь Аркадий – очень добрый, готовый помочь, забыв о себе.

В университете мы ни разу не заговаривали о вере, было как-то неловко спрашивать об этом напрямую. Но почему-то мне казалось, что он должен быть христианином. Помню, как-то весенним выходным днём встретила Аркадия по пути в историческую библиотеку. Он почти всегда ходил в одном и том же – кеды, серые брюки, свободная рубашка, сумка на длинной ручке перекинута через плечо. Соломенные волосы до плеч, всегда немного лохматые, и очень добрые голубые глаза.

Там, на Ивановской горке, прямо рядом с библиотекой, стоит прекрасный белый Владимирский храм. Помню, смотрела на Аркадия, на этот храм, и думала –  они из одного мира. Когда несколько лет спустя знакомая, часто бывавшая в Московской семинарии, передала от него, уже студента-семинариста, привет, то было такое чувство, словно все пазлы встали на свои места.

Помню, рассказывала друзьям и произносила, смеясь, такую фразу: “Всегда знала, что он этим закончит”. Все друзья, как один, говорят о том, что он был одновременно окружён большим количеством людей и очень одинок. Это чувствовалось и в университете, когда он был ещё студентом. Не от мизантропии, не от гордости, не от желания дистанцироваться. Другое. Одиночество какой-то особой, ещё до конца мною не понятой природы.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Любовь человечества к саду – тоска по утраченному Эдему
Его правление оставило неизгладимый след в истории, литургической жизни и в искусстве Эфиопской Церкви
Откуда взялись остроумные четверостишия и как научиться писать их самим

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: