Онколог Константин Борисов: «Рак не приговор, его просто надо лечить»

|
Почему до сих пор не придумано волшебной таблетки от рака, существует ли профилактика, и как рак может быть философской проблемой - рассказывает Константин Борисов – главный онколог сети клиник «Медскан».

Константин Борисов – главный онколог сети клиник «Медскан», кандидат медицинских наук. Имеет большой опыт работы врачом-онкологом как в государственных, так и частных медицинских учреждениях, а также опыт клинических исследований в онкологии и  сотрудничества с фармацевтическими компаниями, разрабатывающими и выпускающими онкологические препараты.

Раковая клетка по своей природе бессмертна

– Мир меняется, совершенствуется, чего в нем только нет, но рак остается одним из главных страхов людей. Почему нет лекарств, которые боролись бы с ним быстро и легко, как с гриппом?

Фото: медскан.рф

– Не могу согласиться, что мы не находим способов лечения. В онкологии каждый год появляются новые препараты. По крайней мере, по штук пять регистрируются. Однако верно, что панацеи никак не найдут. И в принципе это невозможно, потому что рак не чужеродная инфекция, здесь свои собственные переродившиеся клетки, а с собственным трудно бороться.

К тому же биологической особенностью раковых опухолей является то, что они изменчивы, у них высокий мутационный потенциал – легко мутируют, приспосабливаются к препаратам, привыкают к ним, находят способы уйти от них, даже самые жесткие яды перестают на них действовать.

В некотором смысле рак не только медицинская, но и философская проблема. Раковая клетка по своей  природе бессмертна. Люди всегда стремились к бессмертию, вот это такая  своеобразная его форма. Срок жизни раковых клеток ограничен лишь тем, что они убивают своего носителя. А в лабораториях они живут десятилетиями.

– Как раковая клетка действует на организм?

– Несколько путей воздействия. Можно рассмотреть местное воздействие  – опухоль растет, сдавливает окружающие ткани, может прорастать в сосуды с кровотечениями, нарушать функцию органов. Есть еще и системное действие на организм. Помимо того, что рак дает метастазы в разные органы, в раковых клетках еще и изменен обмен веществ. У раковых опухолей он энергетически менее эффективен и более затратен.

Грубо говоря, из одной молекулы глюкозы нормальная клетка может произвести 36 молекул аденозинтрифосфорной кислоты – основного энергоносителя, а раковая клетка всего 2. Крайне неэффективный обмен веществ. Приводит в итоге к истощению больных.

Наш народ наплевательски относится к своему здоровью

– Существует ли профилактика рака?

– Профилактика – дискуссионная тема. Есть ситуации, когда при соблюдении каких-то мер уменьшается вероятность развития опухолей. Наиболее типичный пример – рак легкого. Известно, что в 90% случаев он возникает у курильщиков, поэтому отказ от курения – хорошая профилактика.

Известно, что меланома возникает от избыточной инсоляции, соответственно защита кожи от избыточного ультрафиолетового излучения – профилактика меланомы. По другим опухолям сложнее, потому что, как правило, существует целый комплекс предрасполагающих факторов.  

Сейчас существует около 200 разновидностей рака. Одних только сарком мягких тканей больше 20.

– Какие самые опасные формы рака?

 

– Если говорить о самых распространенных, частых видах заболевания, то у женщин это рак молочной железы – более 60 тысяч случаев в год. У мужчин на первом месте в России пока идет рак легкого, но в других развитых странах – колоректальный рак (кишки) и рак предстательной железы. У нас еще много курильщиков, в Европе с курением бороться начали давным-давно, что дало свои плоды.

В последнее время внимание медиков привлекает рак шейки матки – после того, как было выявлено, что его вызывает вирус папилломы человека, по большому счету считается, что рак шейки матки можно рассматривать как заболевание, передающееся половым путем. Разработана вакцина для его профилактики.

Стандарты диагностики и лечения рака одинаковы во всем мире. Другое дело, что доступность несколько отличается.

В США ПЭТ (позитронная эмиссионная томография), совмещенный с компьютерной томографией, является рутинным методом. У нас он тоже есть, в том числе в Москве, однако мощностей не хватает.

По магнитно-резонансной томографии, компьютерной томографии в настоящий момент хорошо в Москве, а в некоторых регионах пока не хватает. Хотя была программа модернизация здравоохранения, она дала свои плоды. Купили огромное количество оборудования, но без людей оно – ничто, их надо учить.

– Рак – мужская или женская болезнь?

– Мужчины чаще болеют. Примерно на 20%. Вообще рак считается болезнью пожилого возраста. Пик заболеваемости приходится на 65-75 лет, потом она идет на спад.

У детей свои особенности. У них чаще бывают лейкозы, опухоли центральной нервной системы, саркомы мягких тканей.

У подростков заболеваемость низкая.

Если посмотреть по схемам, средний возраст заболевшего раком легкого 68-69 лет, раком молочной железы – 63 года, раком шейки матки – 53-54 года. Острые лейкозы тоже чаще встречаются у пожилых людей. Каждая раковая опухоль – это последствие генетических мутаций, с возрастом их количество накапливается.

Заболеваемость раковыми опухолями очень сильно различается в зависимости от региона. Это связано с природными факторами, особенностями питания и образа жизни. Так,  в Монголии на первом месте стоит рак печени, а в России он где-то в конце списка.

В африканских странах также лидирует рак печени. Это связано с тем, что там часто бывают голод, засуха, и население употребляет в пищу злаки, зараженные токсинами. Высока заболеваемость раком мочевого пузыря, что связано с распространенностью паразитарных заболеваний, поражающих этот орган.

На Среднем Востоке, в Индии и Бангладеш часто встречается рак полости рта, что связано с распространенной привычкой жевать различные травяные смеси на основе конопли и табака.

Даже в относительно географически близких странах заболеваемость может сильно отличаться, например, в Венгрии заболеваемость раком молочной железы одна из самых высоких в Европе, а в недалекой от нее Македонии – в десятки раз меньше.

И в России заболеваемость в одних регионах высокая, в других – небольшая. Например, в Чечне высокая, а в близкой Северной Осетии – намного ниже.

То ли это образ жизни, условия, то ли генетика.

И ещё к вопросу о том, почему показатели запущенности у нас намного хуже, чем в странах Европы. Это связано не только с тем, что диагностические возможности у нас хуже. Не намного они и хуже! За 20 лет врачебной практики я наблюдал множество пациентов из разных социальных слоев. И надо сказать, что картина вырисовывается довольно печальная.

Честно говоря, наш народ наплевательски относится к своему здоровью. И на диспансеризацию бесплатную их сейчас пытаются затащить, и на осмотры зовут, но, к сожалению, у многих ещё сохраняется советский подход к своему здоровью – когда люди не воспринимают его как ценность. Они трепетно относятся к своим дачам и машинам, но не к собственному здоровью.

Поэтому в больницы приходят люди с такими запущенными опухолями… Просто удивляешься, как можно довести себя до такого. Кто-то боится идти к онкологу, чтобы не услышать чего-то страшного, кто-то думает, что, авось,  само пройдет, кто-то прибегает к так называемым «народным» средствам.

И ведь самое обидное, что приди больной пораньше, можно было бы его вылечить и забыть о болезни. Хотя, справедливости ради надо сказать, изменения к лучшему есть: среднее и молодое поколения меняют отношение к своему здоровью и уделяют ему гораздо больше внимания.

Фото: innovacia.com.ua

Даже оптимальный набор препаратов не всегда обеспечивается

– Дошли ли нанотехнологии до онкологии?

– Не совсем понимаю, что такое нанотехнологии, уж слишком расплывчатое это понятие, но новых хирургических технологий действительно много. Многие операции стали роботизированными, в чем есть и минусы, и плюсы. С одной стороны, они сводят к минимуму человеческий фактор, когда манипуляции стандартизованы. А с другой стороны,  доходит до того, что люди, работающие с такой техникой, теряются в каких-то нестандартных ситуациях.

На Западе существует узкая специализация. У них врач делает одну манипуляцию, лечит одно заболевание, но знает о нем все: от и до. У нас же зачастую врач «знает все», делает все, но уровень соответствующий, потому что  одинаково хорошо всё уметь нельзя.

В России лечение условно доступно и условно бесплатно. Государство позиционирует, что лечение бесплатно и доступно для всех. Фактически дорогостоящие препараты доступны далеко не каждому.

Некоторые препараты совсем недоступны в силу их заоблачной стоимости – государство просто не может себе позволить покупать такие препараты для всех нуждающихся в них. Буквально на этой неделе была научная конференция, посвященная раку молочной железы, и там как раз был доклад, который назывался «Оптимум для всех или максимум для избранных?».

Сейчас у нас даже оптимальный набор препаратов не всегда обеспечивается. А один месяц лечения новейшими препаратами может стоить полмиллиона рублей и больше.

Люди мало знают об успехах в лечении рака

– Может, не всем пациентам надо сообщать об их диагнозе?

– Информировать пациентов надо. Сегодня такого вопроса уже нет. Другое дело: как, в какой форме сообщать. Для многих это большой стресс, но стресс, в основном, из-за того, что люди мало знают об успехах в лечении рака. Даже некоторые врачи, далекие от онкологии,  говорят: «Если у меня будет рак, лучше сразу умереть, чем лечиться».

На самом деле при раке молочной железы при I стадии излечиваются 90% пациентов, при колоректальном раке – около 80%…

Каждый год появляются новые препараты, новая литература, данные клинических исследований. За всем нужно следить, во все вникать. Поэтому для онкологов, как и для врачей других специальностей,  разработана специальная система постоянного образования.

На самом деле, успехи онкологии впечатляют. Но люди хотят прорыва: чтобы появилась таблетка, выпил которую и выздоровел. А такого нет. Слишком сложное это заболевание. Почему так не боимся сахарного диабета? Он не менее тяжелый, страдания ничуть не меньше.

Создали инсулин – стали рассматривать диабет как хроническое заболевание Появились препараты для лечения рака – и некоторые его виды, даже в последней, четвертой, стадии, тоже стали хроническими, как диабет, ишемическая болезнь или гипертония. С диагнозом «метастатический рак» люди живут годами.

Это никакой не приговор, рак просто надо лечить.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Как пережить химиотерапию (видео)

Советы докторов тем, кто начал лечиться от рака

Почему не надо бояться рентгена

И еще 30 вопросов эксперту про КТ, МРТ И УЗИ

Онкобольных предложили лечить стационарно

Минздраву рекомендовано создать условия для проведения химио- и лучевой терапии в «амбулаторных условиях»

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!